Текст книги

Анабель Ли
Рассвет Ночи

Рассвет Ночи
Анабель Ли

Адский Рай #1
Когда обычная девушка получает захватывающее задание на работе, вы, вероятно, подумаете, что ее ждет повышение. Но судьба отправила Изабеллу по гораздо более интересному сценарию. Она подозревает, что ее жизнь была полностью спланирована, и она стала пешкой в руках двух умелых негодяев из другого Мира. Кого же из двух потрясающих мужчин выберет героиня: самоуверенного до наглости Вампира или таинственно-загадочного Темного Мага? ЭТО ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ТРИЛОГИИ. Вторая часть идёт в двух вариантах в зависимости от того с кем вы ходите, чтобы осталась главная героиня:) "Сумрак Тьмы. Райнолд" или "Полночный свет. Аран".

Глава 1

Будильник звонил очень настойчиво, пытаясь вытащить меня из-под одеяла. Продолжать спать под монотонно повторяющееся брюзжание я, быть может, и смогла, но совесть проснулась раньше меня и в ритм с будильником начала выдавать: «На работу».

Откинула одеяло и потянулась. В комнате было прохладно, а звук дождя практически уболтал меня, что выходить на улицу в такую погоду – преступление.

Спустив ноги с кровати и нащупав тапочки, пошаркала в ванную. Из рук все валилось спросонья, но я героически справилась с тюбиком зубной пасты. Умылась я быстро, перед зеркалом мне вертеться не надо, потому что я отношусь к той прослойке женщин, кто не красится по утрам. Да и не причесывается, если честно, для меня важнее поспать подольше.

Да и зачем? Эдгар сейчас в командировке в Италии, для кого мне прихорашиваться? Для мумий в музее, где я работаю?

Решив, что моя природная красота поразит и их, завязала волосы в хаотичное сооружение на затылке и пошла наливать утренний допинг.

Серость октябрьского утра отражалась через окна во всем доме. Красочнее всего было на кухне, потому что у меня стена, отделяющая кухню от сада, вся из стекла. Пейзаж снаружи выглядел очень уныло.

Пока глотала кофе, решила, что на машине не поеду; движение, наверно, сумасшедшее, ни черта не видно сквозь стену дождя. Автобус тоже не вариант, на метро поеду, а это значит, что от Рассел Скуэре придется до музея пробежать метров четыреста под этим дождиной.

Поставив чашку в посудомойку, пошла наряжаться, как на конкурс по плаванию. Непромокаемых штанов у меня нет, пришлось джинсами ограничиться, но вот добротный плотный плащ с капюшоном и резиновые сапоги до колена есть. В сапоги поддела теплые носки, и свитер с воротом-водолазкой под плащ. Вместо сумки взяла рюкзачок, чтобы в общественном транспорте руки свободными оставались, народу сегодня тьма в метро будет.

Решив, что я готова к сражению со стихией, вышла из дома.

До своей станции я и правда добежала быстро, и даже воды не начерпала в сапоги. Марш-бросок на финише таким же удачным назвать нельзя, потому что на подходе к музею меня окатило из лужи какое-то такси. Ну ладно, как-нибудь справимся.

Как всегда, на подходе к Британскому музею меня распирала гордость за то, что могу назвать себя научным сотрудником. Наверно, я странная, но мне работа моя нравится, и это, собственно, единственная мотивация встать с утра и притащиться в такую погоду сюда. В то время как нормальные люди наоборот осадками демотивируются. Но мы тут все такие фанатики, мне кажется. Эдгар не раз посмеивался, что работу я люблю больше, чем его. Я качала головой и улыбалась, а про себя думала, что, наверно, он прав.

Войдя в офис, я совершенно не удивилась, что Тим был уже здесь, а вот Диана, видимо, еще не доплыла. На сегодня у нас была запланирована огромная задача – подготовить лабораторию для работы над новым масштабным проектом по восстановлению древних рукописей, недавно найденных на раскопках в Ист-Мидлендс, которые должны были привезти уже сегодня.

Я просто подскакивала от нетерпения поскорее увидеть материал. Из данных на сегодняшний день, в основном почерпнутых по телевидению, о чудо-находке было известно, что информация рукописная, с графическими изображениями, но язык кода неизвестен.

– Изабелла, пойдем кофе попьем, пока Дианы нет, – предложил Тим.

И мы пошли на кухоньку при нашем офисе за очередной кружкой допинга. Кухня располагалась интересно. Окон в ней не было, но была большая стеклянная стена с видом на крытый дворик музея, где можно было наблюдать первых посетителей, в основном, школьные группы. Мы, конечно, хотели поглазеть, как побежит опаздывающая Диана и успеет ли она это сделать до того, как придет наш босс – Строгий Дрейк. Строгим его никто на самом деле не считал, кроме него самого. Но Дрейк так хотел, чтобы его таковым воспринимали, что мы просто не могли не придумать ему соответствующее пожеланиям дополнение к имени.

Как мы и предполагали, картина получилась занятная. Диана вбежала в дверь и припустила через дворик, скользя в своих резиновых сапогах. Дрейк шел позади нее шагах в трех, то есть теоретически она опережала его на доли секунды. К сожалению, ей кто-то позвонил, и эта заминка позволила боссу вырваться вперед. Обгоняя Диану, он бросил на нее недовольный взгляд и пригрозил пальцем, отчего она, спохватившись, снова припустила, намереваясь его обогнать.

Естественно, Дрейк не хотел уступать первенство. Финишировали они примерно одинаково, но босс все же на полступни впереди, поэтому моя ставка на Диану была проиграна и теперь мне придется купить Тиму обед.

Вернувшись в офис, мы, как прилежные работники, уселись каждый за свой стол. К тому моменту, как вошел босс, я увлеченно разглядывала под микроскопом элемент египетского украшения для женщин, которое мы должны были восстановить к декабрьской выставке.

– Доброе утро, – выдал Дрейк, заходя. – Лаборатория?

– Еще вчера, – ответила я.

Босс одобрительно кивнул, и тут ввалилась Диана. Вся мокрая, с зонтом, она, тем не менее, с видом королевы прошла к своему столу, попутно пихнув зонт в держатель. Откинув мокрые волосы с лица, она поинтересовалась:

– А когда привезут?

– К двум! – отрезал босс. – А вам, Вилсон, не мешало бы привести себя в порядок, вы представляете серьезную организацию. Будет телевидение.

С этими словами он ушел, а Диана, улыбнувшись, помахала ему вслед.

– Удивительно, как его до сих пор в спецслужбы не взяли с его-то серьезностью? – выдала она. Потом, повернувшись ко мне, спросила: – Белла, расческа есть?

– Только из слоновой кости времен Тутмоса третьего, 1481 года до н.э. – взяв в руки экспонат, повернулась к Диане. – Подойдет?

– Лучше, чем ничего, – выхватила у меня раритет и ушла в туалет, подготовиться к исторической встрече.

Пока ковырялась с египетскими бусами, время пролетело незаметно. Когда я размельчала красную охру для окраса бусин, меня вывел из ступора голос Дианы: «Белла, пошли пожуем, скоро уже приедут».

Сняв перчатки и накрыв реагенты специальной защитной крышкой, встала из-за стола. Так как ни я, ни Диана обед с собой не взяли – пошли в кафе при музее.

– Белла, серьги не одолжишь? Я не успела сегодня надеть, опаздывала, а у меня вечером свидание, – призналась она.

Вынула серьги из ушей сразу. Мне не жалко, тем более ради свидания.

– С кем идешь? – поинтересовалась я, протягивая украшения.

– Не поверишь! – выдала Диана. – С Дрейком.

– Ничего себе! Хорошо ты проштрафовалась! – ответила я.

– Ну ты пока не афишируй, – попросила Диана, – вдруг ничего не выйдет.

Пообещав клятвенно держать язык за зубами, пошла за подносом.

Пообедали мы достаточно быстро. Как старшая подруга с опытом двухгодичных отношений, я наставляла Диану советами. Она была младше меня на полгода, очень подвижная и веселая девушка с красивыми волосами цвета пшеницы и карими глазами. Я, если честно, считала, что именно такая позитивная и энергичная девушка Дрейку и нужна. Уж больно сильно он на работе зациклен, молодой ведь еще.

– Слушай, там чувак все время на тебя смотрит, – прошептала Диана. – Только сразу не оборачивайся.

Да я вообще оборачиваться не собираюсь, пусть хоть засмотрится.

– Плевать, – ответила я, продолжая жевать салат.

– Красавец, глаз не оторвать, – продолжала Диана. – Ноги длиннющие, осанка аристократическая, взгляд глубокий…

– Хватит, а? – попросила я.

Подруга пожала плечами и принялась копаться в телефоне. Через пять минут к нам присоединился Тим.

– Ну и как это называется? Ты мне ланч проиграла, – выдал он.

Черт, я забыла. Покопалась в кошельке и пихнула ему десять фунтов: «На, не отказывай себе ни в чем».

Запихивая кошелек обратно в карман, уронила свой бейджик. Ну что за неловкая корова?