Наталья Дубровская
Лучший сценарий твоей жизни


Робин гавкнул, поддерживая разговор. Он был всегда на стороне хозяйки и никогда не давал её в обиду, даже в этой словесной борьбе с домочадцами.

– Ты ж мой молодец, – Рита погладила пса. – Вот, видите, дорогие родители, даже собака понимает, что молодым хочется отдыхать и веселиться.

Через двадцать минут сёстры уже сидели в машине, которой так гордилась Рита. Это была её первая крупная самостоятельная покупка.

По дороге девчонки не умолкали, болтали обо всём на свете. О выходных, о новых джинсах и оранжевой толстовке, которую Варя уже как неделю выпрашивала у сестры. Варвара считала Риту лучшей подругой и примером для подражания. Безумно её любила и хотела быть во всём похожей на неё.

Десять минут и они уже стояли у школьных ворот.

– Сколько у тебя сегодня уроков?

– Пять, а ещё итоговая контрольная по алгебре, – вздохнула Варя, поправляя подол серого школьного сарафана.

– Ой, мне бы твои проблемы, давай не раскисай. Скоро каникулы. Ну что, Варвара-краса, в субботу к бабушке вместе поедем?

– Конечно, Ритуля, с радостью! Я хоть с тобой поболтаю без предков, мне есть чего тебе рассказать…

– Вот, заинтриговала. Влюбилась, Вареник – признавайся?

– Всё потом, всё потом, – хохотала Варя, краснея, – До вечера, сестрёнка!

Захлопнув дверь машины, Варвара послала воздушный поцелуй сестре и помахала рукой на прощание.

– Однозначно влюбилась, – улыбнулась Рита, поправила ремешок на запястье и поехала на работу.

Она работала бухгалтером в строительной компании, куда устроилась на втором курсе института. Ещё на испытательном сроке она с лёгкость влилась в новый коллектив. Главный бухгалтер частенько хвалила Маргариту за её трудолюбие, а коллеги за чувство юмора, которое она не теряла даже в очень сложных ситуациях и заряжала своим позитивом всех окружающих.

День был напряженный, как обычно бывает в конце месяца. Да ещё главный бухгалтер вызвала к себе на «ковёр», чтобы отчитать за допущенную ошибку и потребовать отвезти переделанный отчёт в главный офис на проверку.

– Нельзя отправить его по электронной почте? – пыталась увильнуть Рита. Рабочий день подходил к концу, и желание куда-то ехать напрочь отсутствовало.

– Вчера можно было, а сегодня уже нельзя. Теперь из-за этой малюсенькой, по твоему мнению, опечатки, нужно везти бумаги. Отпускаю тебя пораньше.

Рита посмотрела на часы:

– Надеюсь, вертолёт меня уже ждёт на парковке!?

– Не смешно, – выкрикнула тучная блондинка, уже вслед уходящей Рите.

Выйдя из прохладного офиса, она задохнулась жаром от раскалённого асфальта. Этот май оказался непривычно щедр на солнечные знойные деньки. На стоянке Маргарита поспешила сесть в свою машину и включить кондиционер. Бросив на заднее сиденье папку с документами, она прикинула маршрут и, надеясь не застать час пик врасплох, всё-таки затаила надежду успеть добраться с Гоголевского бульвара до Якиманки. Уже давно перевалило за середину дня, но солнце всё равно беспощадно пекло и категорически не хотело спрятаться хоть на минутку за облачко, чтобы перевести дух от пекла. Рита на своём Форде проехала по Гоголевскому, свернув вблизи Храма Христа Спасителя. Плотный поток машин предательски мешал нарушить правила, а как сейчас было бы неплохо увеличить скорость. Оставалось меньше тридцати минут до закрытия офиса. Рита взглянула на часы. Это были старые отцовские часы, он их никогда не носил. «Время под рукой – первый шаг к непунктуальности. Время – это то, что нужно ценить, не глядя на стрелки». Всегда говорил он. Поэтому отец с удовольствием подарил часы старшей дочери, заменив лишь грубый потрескавшийся ремешок на новый. Ярко апельсинового цвета.

В машине безостановочно работал кондиционер, спасая от зноя. Не глядя, Рита переключала кнопки на магнитоле и искала нужную радиоволну.

В голове куча мыслей и планов на выходные: нужно купить подарок на день рождение Людке – лучшей подружке, с которой дружит со школьной скамьи. Думала о том, что  она обещала маме заехать к бабушке, а вечером отправиться в любимое кафе на встречу с друзьями и всё это нужно успеть сделать за коротенькую субботу.

И вот впереди перекресток на Волхонке, загорелся красный сигнал светофора, все машины встали, а собравшиеся пешеходы торопливо побежали по зебре. Рита с интересом рассматривала людей, переходящих дорогу. Совершенно не похожие друг на друга, каждый со своими мыслями и проблемами двигался вперёд, они шли навстречу друг другу, будто вот-вот, ещё секунда и произойдёт великое сражение. Но где-то в центре перекрёстка они сливались в единый поток и дальше, каждый шагал своей дорогой, и им абсолютно не было никакого дела друг до друга. Через мгновенье Рита встретилась взглядом с девушкой, которая, напротив не спешила, как основная масса людей, а внимательно вглядывалась в стоящие автомобили.  Даже, как показалась Рите, когда она увидела именно её машину, замедлила шаг. Яркая девушка с темно каштановыми волосами и, хотя было достаточно далеко, но Маргарита совершенно отчетливо увидела – из-под густой чёлки прямо на нее смотрели очень выразительные голубые глаза.

– Странная какая, – вслух произнесла Рита.

Незнакомка будто, услышав её, почему-то грустно улыбнулась.

Засигналили стоящие сзади авто, Рита пропустила момент, когда загорелся зелёный. Поток машин двинулся вперёд. Она машинально обернулась, чтобы рассмотреть странную девушку, но вспомнив, что опаздывает, надавила на педаль газа. Поворот на Большой Каменный мост, Рита резко вывернула руль вправо.

В следующую секунду, слева она уловила черный бампер какого-то автомобиля, с катастрофической скоростью приближающегося к Рите со стороны Боровицкой площади и был уже в мгновении от её бокового стекла.

Глава 2.

Жизнь – это непрекращающееся рождение, и себя принимаешь таким, каким становишься.

Антуан де Сент-Экзюпери (http://www.newacropol.ru/Alexandria/aphorism/exupery/)

– Не забываем, выбираем один ответ из трёх имеющихся, – послышался бархатный голос.

Рита стояла в просторной приёмной и оглядывалась по сторонам. Она увидела совершенно незнакомых людей, сидящих на небольших гладких белых диванах, и стоящую рядом высокую темноволосую женщину, которая что-то объясняла присутствующим. «Главный врач – он-то мне и нужен» – подумала Рита и, обернувшись, взглянула на дверь, из которой вошла. Та была с надписью «вход». Маргарита отметила, что в приёмном отделении имелись ещё двери, и все были разного цвета, на каждой висела табличка:

– Архив, переговорная, территория ожидания, – вслух прочитала она, и тут снова послышался голос:

– Иванова Маргарита, поторопитесь! Все уже прошли половину теста, опаздываете…

К Рите обращалась та самая стройная женщина, которую она приняла за главного врача, будучи абсолютно уверенной, что находится в больнице.

– Теперь чтобы попасть в травмпункт, нужно пройти тест на эрудицию? – негодовала Рита, приближаясь к незнакомке. – Что же для людей с IQ меньше 100 – рентген не положен?

– Маргарита, дорогая, – ответила дама, держа в руках какие-то листочки и шариковые ручки, – времени для шуток нет, время…

– Да, и в смысле опаздываете, – перебила её Рита, – вы, что меня здесь ждали? А может вы ещё в курсе, что у меня за травма? Что время-то терять – мне совсем некогда, – уже с видным недовольством заявила она.

– Конечно в курсе, – спокойно ответила незнакомка, – травма несовместимая с жизнью, – и протянула озадаченной Рите листок.

– Не поняла. С чем несовместимая? – А про себя Рита отметила, как же ей попадет от главбуха, ведь она явно сегодня никуда не успевает.

– Вас что-то беспокоит, может что-то болит? – уточнила неизвестная дама.

– Нет, совсем нет, – ответила Рита, внимательно осмотрев свои руки и ноги, поправив чёрную юбку-карандаш.

– Тогда о каком же рентгене идёт речь, простите?

– Ну, как? Нужно убедиться, что мои жизненно важные органы не повреждены?!

– Важные – не повреждены, не переживайте. Берите ручку и присаживайтесь. Заполняйте бланк.

Маргарита безысходно плюхнулась на диван и опустила взгляд на лист, похожий на формуляр: ФИО, ну это как всегда, дальше, возраст и род деятельности в земной жизни. Так …

– Земной? А что для летчиков отдельные бланки? – с ехидством выкрикнула Рита, записывая «бухгалтер». Она посмотрела по сторонам, с удивлением вспомнила, что здесь не одна.

– Бюрократия? – полюбопытствовала Маргарита, процитировав свою бабушку, которая вечно ворчала на государственные службы. Этот вопрос она направила к сидящему ближе всего к ней парню в зелёных кроссовках, лет пятнадцати-шестнадцати. Тот серьёзно посмотрел, но ответил:

– Немного есть, – и, вздохнув, добавил, – вы ещё ничего не знаете?