Наталья Дубровская
Лучший сценарий твоей жизни

Лучший сценарий твоей жизни
Наталья Дубровская

Юная Маргарита Иванова получает должность сопровождающего. Этой профессии не учат в школах и институтах. Сопровождающий – это призвание. Призвание, о котором становится известно только после жизни. После земной жизни.Там, куда она попала, нет эмоций, чувств, стёрта память о прошлом.А можно ли всё забыть? Что, если безмерная любовь к близким не даёт покоя даже после смерти? Как быть, если родной человек оказался в беде, а ты не имеешь права помочь?

Пролог

Вы когда-нибудь видели город с высоты палящего солнца? Оттуда, где ладонью так легко поиграть с задорным румяным лучом. Оттуда, где облака сплетаются с твоими и без того непослушными волосами. Там нет ветра и зноя. Только приятная парящая лёгкость.

Это сон. Конечно же, сон, думала Рита, сидя на пушистом белом барашке, и беззаботно болтала ногами. Она и забыла, когда ей последний раз снились такие яркие сны. Чудесные, игривые, наполненные счастьем и теплом. Рита уперлась ладонями в облако, и запястья утонули в снежной вате. Её любопытный взгляд унёсся вниз, рассекая душный воздух, пробираясь сквозь кроны деревьев и раскалённые крыши.

Там внизу огромный суетливый город. Люди. Неторопливой змеёй изгибалась Москва-река. А над ней огромный мост, вымощенный из камня. Скрежет метала внезапно ошарашил барабанные перепонки. Неизвестный крик жестоко вмешался в мысли. Рита спешно, как от яркого света, зажмурила глаза. Стало неуютно и страшно. Почему? Это же всего лишь сон. Машины. Столпились зеваки. Что-то леденящее произошло. Пульс противно отозвался в висках. Рита не хотела смотреть и уже грезила вернуться в ванильный и ласковый сон. Но размазанное пятно внизу сумасшедше манило к себе.

Небо стянуло. Белоснежное облако превратилось в лиловую тучу. Рита широко раскрыла глаза, и всесильный страх сковал дыхание. Там на мостовой громоздился оранжевый бесформенный ком. Из-под него расходилось грязно-алое пятно. А оттуда, где недавно было водительское стекло, свисала женская рука с разбитыми мужскими часами на запястье.

Рита дёрнула левую руку. Кожаный ремешок на месте, корпус папиных часов невредим. Рита уставилась на стрелки, которые набирали оборот. Стрелки уносились совсем не в ту сторону.

Она вмиг закрыла лицо руками, мечтая проснуться.

Глава 1.

Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах!

Пословица многих народов.

Близился рассвет. Осталось совсем немного и Москва очнется от сладкой тягучей дрёмы. Столица никогда не погружается в глубокий, крепкий сон. Даже ночью в ней продолжается движение и жизнь, но только более неторопливая и размеренная. Ночью Москва приобретает золотой оттенок, сияя неоном и фарами проезжающих автомобилей. А под звёздным небом мерцает пламенем Москва-река, придавая городу волшебных очертаний. Ещё чуть-чуть и столица снова утонет в суете и шуме, присущем большому городу, но вместе с этим она ни сколько не утратит своего величия.

Маргариту пронзил звонок будильника. Снова на работу, ещё два дня и долгожданная суббота, думала она, стараясь дотянуться до телефона, чтобы выключить назойливую мелодию. Верно, подмечено: хочешь возненавидеть любимую песню, поставь её на сигнал будильника. Наконец-то, отключив звук, она с головой накрылась одеялом. «Пять минут и встаю». Что-то холодное и мокрое коснулось её правой ступни:

– Робин, и ты здесь. Ещё пару минут и честное слово, я оторву голову от подушки…

Но не тут-то было, собака схватила зубами мягкое одеяло и начала стаскивать его с хозяйки, трепля в разные стороны.

– Ну, и вредный же ты…– Маргарита села на угол кровати, – но самый любимый пёс, – она обняла собаку и нежно потрепала за морду. Робин же в ответ сочно лизнул ей нос.

Робин – ретривер, золотисто-песочного окраса. Неизменно Маргарита находила время, чтобы пробежаться с ним по набережной Москвы-реки. Так и в это майское утро она натянула серые спортивные брюки, любимую ярко оранжевую футболку с изображением Брайана Адамса, на ноги – кеды, волосы закрутила в небрежный хвостик и отправилась на улицу. Ранние дворики ещё дышали свежестью, неторопливо пробуждаясь ото сна. Она немного пробежалась, сделала десяток приседаний и махов руками, а в это время пёс увлечённо обнюхивал окрестности и помечал решётку ограждения на набережной. Спустя полчаса, миновав небольшой зелёный скверик с резными скамейками, они возвращались домой.

– 

Наконец-то! – послышалось сзади.

Рита замедлила шаг и, притянув за поводок Робина, осмотрелась. Никого. Лишь пожилой дворник уныло махал метлой. Скрип качелей заставил посмотреть на детскую площадку. Оттуда к ней уверенно шёл неизвестный мужчина:

– Я давно пытаюсь вас поймать.

– Звучит устрашающе! – Рита ещё больше прижала к себе пса.

– Я не в этом смысле, – засмеялся незнакомец. – Неделю назад утром увидел вас на набережной. С тех пор пытаюсь угадать двор, в котором вы живёте. Думал уже, не судьба! К сожалению, никто не знает светловолосую девушку с Брайаном Адамсом на спине и с ретривером на поводке. – Он подмигнул псу.

– Аа, вам понравился мой Робин? Но он не продается, – улыбнулась Рита.

– Значит, красавца зовут Робин. А как зовут его хозяйку?

– Я, знаете ли, опасаюсь незнакомцев, затаившихся ранним утром в моём дворе.

– Виноват, меня зовут Максим. – Темноволосый мужчина, с милым шрамом над левой бровью протянул руку. Робин тут же завилял хвостом, требуя порцию ласки.

Рита не шелохнулась. Она осматривала незнакомца, пытаясь уловить фальшь. Модные джинсы, кипенно-белая футболка, на запястье дорогие часы, непослушные волосы закрывающие лоб. Ничего такой, симпатичный. На маньяка вроде не похож.

– А я миссис Адамс. – Рита повернулась спиной, демонстрируя мнимого мужа на футболке. – Нам уже пора.

Максим присел на корточки и обнял Робина:

– Передай своей очень симпатичной хозяйке, что я не опасный.

– Робин, идём! – Рита дёрнула поводок.

– Я буду вас здесь ждать завтра, миссис Адамс!

****

В квартире уже пахло сырниками, и свежесваренным кофе:

– Мамуля, привет! О, этот божественный аромат, – Рита вдохнула полной грудью запах любимого кофе. Она обожала его. Крепкий, насыщенный, тот самый, после которого во рту остаётся лёгкое приятное послевкусие. Кофе должен быть немного подслащен, чтобы подчеркнуть терпкость напитка и обязательно без молока – оно губит настоящий вкус.

– Доброе утро! Вы уже вернулись?! Давай в душ и за стол, – скомандовала мама.

– Я – первая, – Варвара вбежала в ванную комнату, закрыв дверь прямо перед носом сестры. Варваре тринадцать. У неё, как и у Риты, длинные волосы цвета льна, красоту которых, она постоянно прятала в неумело сделанный хвостик. На помощь всегда приходила старшая сестра и мастерила из её густых волос очаровательные косички, искусно укладывая их в разнообразные прически.

– Вареник – хитрюга. Надо было раньше вставать, давай быстрей – иначе я не повезу тебя в школу! – ворчала в закрытую дверь Рита.

– Бегу-бегу. Ритуля, как ты можешь жаловаться на свою любимую, прошу заметить младшую сестрёнку, – сказала Варвара, выходя из ванной комнаты, и звонко чмокнула сестру в щеку. – Ну, скажи же, пап.

Отец уплетал сырники, не отрываясь от чтения газеты:

– Девочки, не ссорьтесь! – буркнул наполненным ртом глава семейства Ивановых.

– Ритуль, когда съездишь к бабушке? Она жалуются, что редко тебя видит, – строго продолжила мама, наливая в чашку крепкий кофе.

– Ну, мам, снова ты за своё. Всё – в эти выходные точно заеду. Что поделаешь, если времени совсем ни на что не хватает.

– Смотри – ты пообещала! А то в выходные опять появятся важные дела и бесконечные гулянки.

– Ой, мааам, не начинай. Ну, когда же ещё отдыхать-то?

– Отдыхать ей надо, близких забывать не надо, – ворчал отец, продолжая читать свежую прессу, – им нужен хотя бы час общения с тобой, а потом иди куда хочешь, только без глупостей.

– А как же без них, без глупостей-то? – хихикнула Варвара. Рита улыбнувшись, обняла сестру и нежно поцеловала в светлую макушку.

– Защитница, тоже мне, – в один голос проговорили родители.