Текст книги

Юрий Иванович
Месть

– Уф! Словно гора с плеч… Если уж сравнивать, то свалиться в обморок и очнуться – не в пример легче переносится.

Интересное впечатление. Понять бы ещё, почему так, а не иначе? Но пришлось пока возвращать в сознание обоих чиди. Сложностей никаких не возникло, бросил на них искорки, этакие мини-эрги’сы бодрости, и оба пупса сразу же подняли головы. Вот только в их глазах царило полное непонимание произошедшего. Пришлось ёрничать:

– Неужели так скучно меня слушать, что в дрёму клонит? Или всю ночь прошедшую не спали, побег обдумывали?

В ответ раздались горячие заверения, что ни о каком побеге и речи быть не может. Что за возможность остаться в городе и бывать в Сияющем Кургане они готовы умереть. Или стать рабами. Или выполнить любое иное поручение… Ну и так далее, и тому подобное.

Тогда как я продолжал с недоверием хмуриться, словно очень сомневался в искренности недавних предателей. А сам тем временем крутил артефакт в руках, продолжая эксперименты с точками воздействия. Но теперь на все четыре не нажимал пока, а пытался понять вариации с тремя, с двумя и с каждой в отдельности. Сосредотачивался по-разному, варьировал углы наклона и силу «ока волхва» и скрещивал несовместимое. Например, укутывал артефакт в «мягун» и смотрел на образование через вуаль Гимбуро.

Как ни странно, именно последнее действо принесло результат. Заметил, что при последовательном нажатии трёх точек из коробочки вырывается тоненький силовой луч. Причём он еле доставал до дальних периметров помещения, после чего истончался и рассеивался. Прикасаясь к предметам или к живым телам, он на них следа не оставлял. Как бы… Но тогда зачем он нужен? Если рассуждать логически… И если очень уж тщательно присматриваться, некоторые изменения в ауре разумного существа после касания лучом всё-таки происходили. Но только при отключении точек в обратной последовательности.

Продолжая эксперимент, исполосовал лучом ауру профессора и отключил еле видимый мне «указатель». Или всё-таки «маркер»? После чего нажал все четыре точки. Магистр хлопнулся в обморок. Леонид заворчал и заёрзал. Старикан-историк остался в полном сознании, разве что с опасением стал присматриваться к своему приятелю:

– Чего это с ним?

– Опять заснул, – последовало объяснение с моей стороны.

Тут же и разбудил магистра. Но вывод сделал правильный: луч из трёх точек ставит защиту на выбранных индивидуумов. Лепота! Это я правильный козырь из гигантской колоды наших трофеев выдернул! Теперь можно легко в любой толпе пометить своих союзников, а остальных недоброжелателей глушить как тараканов!

В дальнейшем разгадал следующий секрет совсем быстро. Нажатие на две нужные точки рассеивало защиту в аурах союзников. А что создавала каждая точка в отдельности? Ха! Наверное, ничего и не создавала. Скорей всего… Если будет уйма свободного времени, тогда и поищу ответы на последний вопрос.

В финальной стадии экспериментов попробовал маркировать как «свой» только Найдёнова. И нажал на четыре точки. Вновь профессор с магистром уронили свои головы на руки, словно вздремнули. А у друга я поинтересовался:

– Как сейчас самочувствие?

Тот прислушался к себе. Встал. Прошёлся по комнате. Обошёл вокруг стола и даже похлопал меня по плечам. После чего хмыкнул с воодушевлением:

– Феноменально! Теперь можно отправляться на Землю со спокойной душой! – и тут же сам себе возразил: – Но лучше всё-таки на Дне задержаться. Пояс Светозарного – он и в Африке пояс Светозарного! А если ещё вспомнить про пояс иерарха и про боевого серпанса… У-у-у-у!

Как же он мне надоел своим брюзжанием!

Глава 2

Катастрофа?

Как Лёня меня ни доставал, моё решение оставалось непоколебимо: мы отправлялись прямым ходом на Землю!

Ну как «прямым»… Не то чтобы уж совсем прямым. Всё-таки путь получался несколько извилистым. Вначале в местный Сияющий Курган. Там пообщаться с искусственным интеллектом, который управлялся со всеми здешними инфраструктурами. Затем он, по моей просьбе, открывал нужный портал в главном зале Кургана. И мы переходили на Пространства Вожделенной Охоты. Или на Дно, если говорить проще. Там попадали в разрушенный планетарий, слабое подобие обычного Кургана и некое средоточие порталов в иные миры. Напоследок отыскивали «гуляющий» портал, имеющий возможность отправить нас на Землю, представляли себе нужное место прибытия и перемещались в родной мир.

Что при этом нас выкручивало от сильной боли при использовании такого диковинного портала – ерунда. Если быстро проскакивать да делить на двоих – то вполне терпимо. Хуже всего, что я не учёл именно всю сложность и заселённость нашей пересадочной станции. То есть тот самый разрушенный планетарий в городе Иярта, столице государства когуяров. И очень зря, как оказалось. Хотя… если подумать… да с точки зрения самих когуяров… да вспоминая мои обещания помочь этим разумным существам вернуться на их историческую родину, в царство ешкунов…

Короче: всё, что ни случается, – всё к лучшему! Относительно, конечно. И не всегда. Но когда мы появились в углублении разрушенного планетария, то вначале вздрогнули от рёва приветственных восклицаний:

– Экселенс! Иггельд! Борис! – перекрикивали друг друга десятка два когуяров, скачущих на верхней кромке частично разрушенной чаши. – Светозарный! Михаил Македонский! Хранитель Кургана! Посол империи Альтру! Повелитель Дланей! Ура-а-а! Он вернулся!

Да уж. Как меня здесь только не величали. Благо что лишь в положительном значении, искренне и от всей души. Это если не вспоминать местных жрецов, которые не раз пытались меня уничтожить. Но сейчас опасаться вроде не стоило, кричат и радуются наши сторонники. Поэтому, как я ни спешил в родной мир, пришлось сделать остановку. Иначе как бы мы выглядели, только взмахнув рукой в приветствии и тут же исчезнув в зеве очередного портала?

Оставалось только удивляться такой встрече и такому совпадению. К данным руинам никто из когуяров не приближался под страхом смерти. Опасное место для тех, кто не видит среди обломков свечения порталов. Зайдёт сюда нечаянно посторонний, шагнёт неосторожно – и нет его! Перебросило в иной мир, а вернуться оттуда – невероятно сложно. Вот и возникли за века строгие запреты не на пустом месте. И почему сейчас здесь столько народа?

Чуть позже выяснилось, что новые власти Иярты некое дежурство вокруг разрушенных планетариев наладили. Вокруг них ездил постоянно на боевом серпансе один их воинов. И не потому бдел, что боялись пакостей от затаившихся жрецов: созданное ими подполье действовало несколько в ином направлении. И не потому, что жалели любопытных ротозеев: если те пропадут, туда им и дорога. Нечего нарушать вековые запреты!

А потому, что некое предвидение проявил Хруст Багнеяр, нынешний лидер государства, мой друг и боевой товарищ. Он как-то задумался: «Вернётся к нам Иггельд Борис и вдруг окажется ранен? Или будет нуждаться в какой иной помощи? А мы и не узнаем об этом. Так что надо выставлять дозор!»

Вот и выставили. Когда я здесь сам недавно присматривался, меня не заметили. А вот наше с Лёней обратное перемещение засекли. Тогда нас окликнуть дежуривший когуяр просто не успел. А вначале – не посмел. Зато всем стало понятно, что мы тут либо случайно проскочили, либо целенаправленно вскоре опять появимся. Вот и топталась возле чаши с той поры целая толпа добровольных наблюдателей. И теперь они радовались. И теперь они жаждали с нами общения.

А гонца к Хрусту отправили сразу. И тот примчался, пока мы снимали с себя рюкзаки, подыскивали для них место среди камней, а потом и сами аккуратно выбирались наверх с помощью сброшенных для нас верёвок.

Встреча с Багнеяром получилась горячей и многословной. Хотя поневоле меня смущала несколько раз повторённая когуяром фраза:

– Совести у тебя нет! Мы так долго ждали, а ты только сейчас явился!

Пришлось в конце концов и тут начинать объясняться:

– Ох, дружище! Ты и представить себе не сможешь, какие перипетии и приключения свалились на наши головы. И где мы только за это время не побывали. Если сжато пересказывать, и то пара суток понадобится. А на это времени нет совершенно! Пока… Потому что родителей моих подруг плохие дядьки похитили, и мы срочно отправляемся к нам домой, чтобы найти, спасти и наказать кого следует.

На такие слова Хруст тяжело вздохнул и погас, словно лампочка. Понял, что причины моего отсутствия и короткой нынешней остановки более чем уважительные. Только и пробормотал:

– Жаль… Но если надо, то мы потерпим и ещё подождём. Хотя сразу хочу пожаловаться, что с каждым днём здесь всё сложней и опасней. Понять ничего толком не можем, но явно катастрофа приближается. Не знаем, как долго ещё протянем в благости и покое…

– Какая катастрофа? – поразился я. – Опять ваши жрецы заговор устроили?

– Если бы! Любое вооружённое недовольство этих ущербных мы задавим в зародыше, и они знают об этом прекрасно. Если чего и бузят, пытаясь добиться открытия некоторых своих молельных домов. Мы-то вроде и не против, но провели опрос среди населения. И результаты более чем конкретные: только один процент столичных жителей за открытие молельных домов. А вот среди фермеров – и половины процента не набралось. Хотя изначально именно их мнения как-то опасались…

– Ладно, фурмезы[1 - Фурмезы – тонкие черви, обитающие в волосяном покрове.] с ними, с этими жрецами! – оборвал я его словоизлияния. – Что у вас тут в самом деле стряслось, что ты называешь это катастрофой?

И лидер новой власти стал перечислять:

– Ну сам посуди: Длани перестали выдавать товар, лифты перестали поднимать ваших людей на поверхность мира Набатной Любви, стало холодней на несколько градусов и над Ияртой свечение уже не настолько яркое. Вот, сам присмотрись… Но хуже всего – хищники нашего уровня перестали вынашивать груаны! Вернее, охота за ними стала крайне тяжёлой, и редко когда удаётся возвратиться с одиночной добычей. А на иные уровни мы заглянуть не можем. Ко всему хранилищ с боевыми, да и с простыми серпансами мы после твоего убытия больше ни одного не отыскали. Представляешь себе? Или хранилищ больше вокруг не осталось, что скорей всего, либо что-то сломалось на Дне после покушения на тебя в целом планетарии.

– Странно… И это все причины?

– Хм! Ну не буду же я оглашать тебе глупые инсинуации престарелых, выживших из ума жрецов!

– А что они говорят?

– Хочешь знать? Думаешь, они вякнули нечто умное? Три раза «ха!» Утверждают, что это ты такие пакости подстроил.

Озираясь вокруг и почёсывая подбородок, я вынужден был признать некоторые отличия от прежних времён:

– В самом деле прохладней… И свечение… Кстати! А ваши-то пояса Светозарных действуют?

– Ну с этим полный порядок, – заверил когуяр. – Мы фактически так и остаёмся бессмертными, кто успел собрать два комплекта по пятнадцать груанов. А вот новые пояса укомплектовать нечем.

– Но я почему спрашиваю: когда Светозарные занимаются сексом, свечение над Ияртой усиливается. Так ведь?

Прежде чем ответить, Хруст осклабился, потом скривился с досадой:

– Вначале усиливалось, теперь уже никак этот приятный процесс не влияет на свечение. – Потом он осмотрел меня несколько иным взглядом с ног до головы и удивился: – А где твоя аура Светозарного? И пояс куда делся?