bannerbannerbanner
Клятва крысиного короля
Клятва крысиного короля

Полная версия

Клятва крысиного короля

текст

1

0
Язык: Русский
Год издания: 2007
Добавлена:
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
2 из 4

Чародей превращался в золотой дождь, грыз стаканы, метал молнии, кричал петухом и изрыгал огонь. Девушке все было мало.

Наконец, когда у чародея почти уже не остаюсь волшебных сил, она заявила:

– Теперь я хотела бы, чтобы ты прошел всего одно, последнее испытание.

Сообразив, что находится очень близко от победы, темный чародей воскликнул:

– Я готов исполнить все, что ты пожелаешь.

– Тогда, – промолвила прекрасная Мариурита, – прошу тебя, ответь мне на один-единственный вопрос. И если ты мне на него ответишь, я выйду за тебя замуж.

– Спрашивай! – воскликнул чародей, уже предвкушавший свою близкую победу.

– Теперь, – сказала Мариурита, – ответь мне: что очень редко, но все же встречается. Однако нет ни одной женщины, которая хоть раз за свою жизнь да не решила бы, что этого на свете не бывает вовсе?

Чародей гадал очень долго, перебрал множество ответов, но так верного найти и не смог. Мариурита, понятное дело, выйти за него отказалась.

Темный чародей страшно озлобился и хотел было наслать на селение ужасное проклятие, но, так как почти вся его волшебная сила была истрачена во время испытаний, ничего у него не получилось. Ждать, когда восстановится его волшебная сила, чародей не захотел. Видимо, она восстанавливалась очень долго. Таким образом, пришлось ему собрать свой багаж и покинуть селение, в котором жила прекрасная Мариурита. Больше его никто не видел.

– Молодец баба! – с одобрением сказала хихикающая смерть.

– Все, – промолвил крысиный король. – Теперь ты меня отпускаешь?

– Э, нет. – Смерть погрозила ему мечом. – Сначала скажи отгадку.

– Какую? – спросил крысиный король.

– Ну, той загадки, которую загадала Мариурита. В чем любая женщина хоть раз в жизни да сомневалась?

– Это же просто, – сказал крысиный король. – В мужской верности.

– Верно! – воскликнула смерть и захихикала. – Так оно и есть.

Крысиный король облегченно вздохнул и взглянул на нее не без надежды:

– Ну?..

– Ладно, живи, – махнула рукой хихикающая смерть. – Но учти, все это у тебя получилось только один раз. В следующий не поможет даже забавная история. Понял?

– Еще бы, как не понять, – хмуро сказал крысиный король.

– То-то же… – Хихикающая смерть погрозила ему пальцем и, прежде чем уйти обратно в стену, напомнила: – В следующий раз, когда мы встретимся, тебе не поздоровится. Я знаю, ты – вор и свое ремесло не бросишь. Стало быть, мы еще встретимся.

Она хихикнула и исчезла в стене. Крысиный король вытер со лба пот и быстро огляделся. На складе было по-прежнему тихо, пауки-сторожа все еще спали.

– Вот и хорошо, – пробормотал крысиный король и шагнул к шкатулке.

Замок на ней оказался совсем несложным. Крысиный король открыл его за несколько секунд. Когда откинулась крышка, у предводителя крыс вырвался вздох восхищения. Шкатулка была до краев наполнена похожими на пылающие угли драконьими камнями.

Это было огромное богатство. Крысиный король взял один камень, внимательно оглядел и со вздохом положил обратно в шкатулку.

Да, этого хватит для того, чтобы кормить все население подземного города несколько месяцев.

Он осторожно закрыл крышку, взял шкатулку под мышку и быстро на двух лапах прошел к норе, через которую попал на этот склад. Наклонившись над ней, он позвал:

– Эй, Мунька, Мунька!

Крыса высунула из норы острую мордочку и, облегченно вздохнув, сказала:

– Ах, мой хозяин, ты все-таки обманул хихикающую смерть!

– Ну конечно, – ухмыльнулся крысиный король. – Не скажу, чтобы это было слишком уж легко, но все же… Однако давай не будем терять времени зря. Склад свободен, и до рассвета осталось не так уж много времени. За работу.

Мунька возбужденно пискнула и побежала в глубь норы. Крысиный король прислушался. Через несколько секунд он услышал топот множества крысиных лап. Это приближался его отряд.

Предводитель крыс ухмыльнулся еще раз. Утром, открыв склад, его хозяин, будет несколько удивлен. Впрочем, у людей слишком спокойная и безмятежная жизнь. Время от времени удивляться им полезно.


* * * 


До подземного города оставалось не так уж и далеко. Крысиный король переложил шкатулку в другую лапу и оглянулся, чтобы еще раз полюбоваться своим отрядом. Каждая крыса тащила за собой небольшую, но очень емкую тележечку, наполненную до самого верха всяческими ценными вещами.

Склад оказался чертовски богатым. В нем нашлось множество очень нужных и полезных вещей, так что всякую дрянь они не брали. Единственное, о чем крысиный король жалел, это о том, что в его отряде осталось всего лишь девятнадцать крыс. Таким образом, количество добычи, которую они смогли унести, уменьшилось на одну двадцатую часть.

«Ну да ничего, – подумал он. – Там, в подземном городе, желающих достаточно. Даже более чем нужно».

Мунька бежала вслед за ним и, увидев, как он обернулся, весело оскалила остренькие зубки.

– Хей! – радостно пискнула она. – Идем с добычей!

– Точно, – кивнул крысиный король. – Сегодня удачный день.

И все остальные крысы хором радостно запищали. Они уже и думать забыли об одноухой крысе. Единственное, что от нее осталось, – это голый хвост, валяющийся в подвале, в котором она приняла смерть.

Она допустила ошибку – и этого вполне хватило, чтобы никто и никогда больше о ней не вспомнил. 

«Вспомнит ли кто-нибудь обо мне, после того как допущу ошибку я? – подумал крысиный король. – Впрочем, наверняка вспомнят. По крайней мере – Мунька».

Он перехватил шкатулку поудобнее и больше не оглядывался. Крысам было тяжело, но он знал, что ни одна из них не отстанет и не бросит свой груз. Где это видано, чтобы крыса из-за подобных мелочей бросила добычу? Особенно такую.

Коридор стал шире. Вот его перегородила толстая каменная стена. В правом ее углу было отверстие, через которое мог проскользнуть зверь величиной с крупную крысу, не больше. Из отверстия высовывалась мордочка охранника.

Увидев караван крысиного короля, охранник едва не подпрыгнул от радости.

В последнее время люди стали особенно бдительны и большинство из отправившихся на охоту отрядов возвращались без добычи. Предводитель крыс знал, что это временное явление. Этим бестолковым людям было свойственно время от времени, в тщетной попытке оградить свои богатства от расхищения, объявлять войну крысам. Как правило, их фантазия не шла дальше отравленной приманки и увеличения количества ловушек, кстати сказать, довольно примитивных. Ловушки и яд делали крысам большое одолжение, избавляя их ряды от дураков и растяп. Они находили свою смерть, съев кусок отравленного мяса или забравшись в какой-нибудь вдруг появившийся у входа в нору ящичек.

Крысы о них не жалели. Чего жалеть дураков? А умные и осторожные никогда в такие ловушки не попадутся. Умные, как правило, оставались жить.

Рано или поздно, глупые крысы погибали все. Ловушки стояли пустыми, отравленную пищу никто не трогал. Люди говорили друг другу, что наконец-то одержали победу, и наступало затишье. До следующего раза.

Конечно, история крыс, передаваемая из уст в уста, содержала воспоминания о случаях, когда люди не останавливались и на этом. Откуда-то они знали о подземном городе и несколько раз пытались его отыскать, чтобы покончить с крысами окончательно. К счастью, ни разу довести это дело до конца им не удалось.

Все же крысиный король не мог не предполагать, что однажды они подойдут к города очень близко. Именно на этот случай здесь стоял охранник.


Крысиный король подошел к стене и опустил шкатулку перед отверстием. Охранник освободил проход. Снова распавшись на десяток крыс король подземного города очень шустро протащил шкатулку в отверстие. Оказавшись на другой стороне, он снова соединился и сунул шкатулку под мышку.

Оглянувшись, он убедился, что остальные члены его отряда тоже пролезли в отверстие, и двинулся дальше. Через десяток метров был мост, такой узкий, что крысиному королю пришлось идти по нему боком.

Однажды люди все-таки подобрались к подземному городу очень близко. Они разрушили стену и вступили на мост. Крысы едва успели перегрызть скреплявшую последний пролет веревку. Мост рухнул, и несколько человек упали в наполненную до краев тухлой водой канаву. И утонули. Жители окруженного песками города, как правило, плавать не умеют. Люди отступили, испугавшись того, что на пути к подземному городу их может встретить еще несколько подобных ловушек. Кстати, сделали они это правильно.

Прежде чем отряд крысиного короля ступил на окраины подземного города, ему пришлось миновать еще три подобные ловушки. В том месте, где был падающий потолок, им пришлось буквально красться. Для того чтобы он рухнул, было достаточно одного неверного движения.

Наконец коридор перед ними значительно расширился, и они оказались на окраинах подземного города.

Построенный в стародавние времена пеликанцами, поклонниками бога-крысы, он был огромен и находился в естественной пещере, имеющей несколько выходов. Сейчас крысы пользовались только двумя, тщательно замаскировав остальные и прекратив ими пользоваться. Сделано это было опять же на случай нашествия пресловутых людей,

В дальнем конце пещеры находилось небольшое озерко с чистой водой. Таким образом, для того чтобы утолить жажду, крысам не нужно было отправляться за тридевять земель. Поблизости от подземного озера, в стенах пещеры. имелось множество ниш и небольших гротов. В них крысы уже многие века разводили колонии съедобных грибов. Являясь приятной добавкой к столу подземных охотниц, в случае неожиданной осады эти грибы могли спасти всю колонию от голодной смерти. Крысиный король с наслаждением вдохнул сырой, холодный воздух подземного города. После темноты коридоров полумрак города показался ему почти ярким светом.

Свет проникал в пещеру через несколько довольно узких шахт, пробитых в ее потолке еще в незапамятные времена, когда по улицам подземного города бегали не только крысы, но неспешно ходили и их поклонники – пеликанцы. Шахты эти выходили на поверхность в районе плато огненных духов. По слухам, как-то Ангро-майнью, могущественному волшебнику ближайших двадцати пяти миров, доложили, что некто Крак-барум, очень ловкий, но совершенно лишенный чувства самосохранения вор, похитив из его сокровищницы парочку редких магических предметов, скрылся от погони на этом плато. Немного подумав, Ангро-майнью сказал:

– Ну и пес с ним. Самое главное, чтобы его добыча не попала в чужие руки. Конечно, я могу отправиться за этими предметами на плато огненных духов. Но стоит ли шкурка выделки? Чтобы достать их, уйдет столько магической энергии, что ее хватило бы на создание еще десятка подобных вещичек.

Он оказался прав. Больше никто ничего не слышал ни о безрассудном грабителе, ни о похищенных им предметах.

Таким образом, подземный город был надежно защищен и с этой стороны.

Покрытый каменными плитами пол подземных коридоров сменила брусчатка улиц подземного города. Крысиный король и его отряд гордо шествовали по самой середине улицы. Впрочем сам крысиный король старался выглядеть не очень довольным.

Его отряд вернулся с богатой добычей. Ну и что? Так должно было быть. И никак иначе. Все-таки он не простая крыса.

Дома подземного города не отличались особенной высотой. Крыша самого высокого из них была на уровне макушки среднего роста человека. И все же в этих домах было по нескольку этажей, состоящих из множества комнат, в каждой из которых копошились крысы, крысы и крысы. Их острые мордочки и поблескивающие в полутьме глаза виднелись в каждом окне.

Крысиный король знал, что это самое высшее проявление восхищения. Если бы его отряд вернулся ни с чем, весть об этом моментально облетела бы город и никто из жильцов его многочисленных домов даже и не выглянул бы на улицу.

Он снова оглянулся. Вслед за ним семенила верная Мунька, а дальше тянулась стройная колонна запряженных в тележки крыс. Колеса тележек постукивали по брусчатке, и тащившие их крысы шли, стараясь не показать и виду, что устали, гордо подняв головы. Им, в отличие от крысиного короля, не нужно было делать вид, будто они не сильно гордятся богатой добычей. Они буквально упивались тем, что на них одновременно смотрит так много других крыс.

Отряд прошествовал в центр города, где помещались склады. Возле них уже суетились крысы-кладовщики. По древней традиции все они были белыми. Считалось, что белая крыса-кладовщик исполняет свои обязанности гораздо лучше, чем серая. Поскольку белых крыс среди населения подземного города было не так уж и много, количество кладовщиков обычно не превышало необходимого для поддержания складов в порядке и чистоте уровня.

Несколько кладовщиков тащили за собой связки тонких дощечек, являющиеся своего рода списками хранившегося на складах. С помощью острых зубов белые крысы выгрызали на них понятные только им значки.

Здесь, возле складов, и состоялся дележ добычи. Крысиный король поделил содержимое четырех тележек между членами своего отряда, а остальные стали шустро разгружать кладовщики и утаскивать их содержимое в темноту просторных складов.

Когда тележки опустели, девятнадцать крыс сложили на них свою долю добычи и приготовились разойтись по домам. Морды у них были крайне довольные. Каждый предвкушал, какой радостью будет возвращение в родную семью.

Один из воинов подошел к крысиному королю, и пропищал:

– Хозяин, у нас в отряде освободилось одно место.

Мунька шикнула было на него, но крысиный король благосклонно кивнул, и та скопировала его движение.

– Что ты предлагаешь? – спросил крысиный король.

– Хозяин, у меня есть племянник, очень способный крыс, который уже не раз доказал свое проворство и остроту зубов. Я прошу о милости взять его в твой отряд.

Крысиный король бросил на Муньку вопросительный взгляд. Та пропищала:

– Да, это верно. Он уже участвовал в нескольких славных делах и производит впечатление очень ловкого добытчика.

– Хорошо, – сказал предводитель крыс, – Пусть в следующий раз, когда я соберусь за добычей, приходит вместе со всеми. Я посмотрю на него и решу, стоит его брать с собой или нет.

Глаза крысы радостно блеснули. Низко наклонив голову, она пропищала:

– Я очень благодарен, очень. Ручаюсь, мой племянник докажет, что достоин места в отряде самого главного охотника.

Крысиный король слегка улыбнулся:

– Настоящий охотник докажет, чего он стоит в любом отряде.

Крыса еще раз низко склонила голову и направилась к своей тележке.

Через пару минут возле складов остались только кладовщики, крысиный король и Мунька. Кладовщики выгрыз ли на своих дощечках новые значки, Мунька смотрела на крысиного короля преданными глазами, а тот смотрел в сторону озера, которое этого места казалось большим, тусклым, старинной работы зеркалом, и думал о том, что вот и еще одна охота закончилась. 

А что дальше?

Будет еще одна охота, а потом еще одна. И так дни станут сливаться в месяцы, месяцы в годы, пока жизнь не утечет, словно вода сквозь песок. И тогда, отправляясь в свою последнюю охоту, из которой не возвращается никто, он оглянется на прожитую жизнь и поймет, что всю ее потратил лишь на то, чтобы набить брюхо да не попасться в очередную, ловушку.

Должно быть что-то еще, должен быть в жизни некий тайный смысл, суть которого нельзя выразить словами, но присутствие которого ощущается так же ясно, как наличие носа или ушей. Тот, кто его за всю жизнь не испытал ни разу, тот, кому его не дано почувствовать, постепенно, сам не замечая этого, перекрашивает свою душу в черный цвет и умирает, проклиная судьбу, твердо зная, что чего-то не успел в этой жизни, чего-то не попробовал. Тот, кто его узнал на короткое время, всю оставшуюся жизнь будет стремиться найти его вновь. Тот, кто сумел его ухватить и не расстаться с ним до самой смерти, – счастливец. Но таких мало, очень мало.

Крысиный король хорошо помнил время, когда этот смысл в его жизни был. Странный, тоскующий по утраченному миру, убитый в нем и все же стремившийся обратно человек каким-то непостижимым образом вносил этот смысл в его жизнь. А потом все кончилось. Человек добился того чего хотел, – вернулся в свой родной мир. И тайный смысл с его уходом улетучился.

Крысиный король вздохнул.

«Может быть, – подумал он, – отоспаться, отдохнуть и снова наведаться на поверхность? Пообщаться с людьми? Не может быть, чтобы такой человек был лишь один. Просто не может, Надо искать, и рано или поздно нужный человек найдется. Надо только искать».

Мунька ткнулась твердым носом ему в лапу:

– Хозяин, пойдем, а? Не нравится мне выражение твоей морды, очень не нравится. Того и гляди, опять затоскуешь. Не дело это, совсем не дело.

– Да, совсем не дело, – едва слышно пробормотал крысиный король. – Ну что ж, пойдем.

Он поудобнее перехватил шкатулку с драконьими камнями и в сопровождении верной Муньки двинулся в сторону дворца.

– А там, в шкатулке, много? – на ходу спросила Мунька.

Крысиный король ухмыльнулся:

– Очень много.

– Это здорово. Вроде бы драконьи камни?

– Они самые.

Некоторое время Мунька молчала, потом спросила:

– А что ты собираешься с ними делать?

– Как – что? – удивился крысиный ко роль. – Продам знакомому торговцу. Восемьдесят процентов вырученных за них денег пойдет на покупку провизии и разных необходимых вещей. Остальные, естественно, выделив из на твою долю, заберу в королевскую сокровищницу.

– Вот про это я и хотела поговорить.

До этого бежавшая от крысиного короля справа, Мунька сделала круг и пристроилась теперь с другой стороны.

– Ну, так в чем же дело? – спросил тот.

– Интересно, а составит ли моя доля хотя бы один камешек полностью?

Крысиный король прикинул:

– Наверное, даже два.

Мунька радостно подпрыгнула чуть ли не на полметра.

– А можно… а можно… получить хотя бы один из них не деньгами, а, так сказать, натурой?

Крысиный король ухмыльнулся.

Ни для кого не было секретом, что Мунька страстно любила драгоценные камни. По слухам, комната, которую она занимала во дворце, представляла собой настоящую маленькую coкровищницу. 

– Ты хочешь драконий камень? – уточнил он.

Мунька снова подпрыгнула и радостно запищала:

– Да, да, у меня еще нет драконьего камня. Если бы я его получила… О!

От избытка чувств она едва не налетела на стену ближайшего дома.

Крысиный король покачал головой:

– Хорошо, ты его получишь. Но не кажется ли тебе, что, прыгая, словно несмышленый крысенок, ты теряешь достоинство моего придворного?

Мунька сейчас же пристроилась рядом с ним и, стараясь бежать неторопливо и важно, пропищала:

– Я виновата, больше не буду. Но хозяин, я тебе так благодарна… – Помолчав, она попросила: – Хозяин, а можно поглядеть на драконьи камни прямо сейчас?

– Нет, – покачал головой крысиный король. – Ты же знаешь, наш народ чтит закон, но не стоит искушать его сверх меры. Только во дворце. Тем более, до него осталось не так уж и далеко.

До дворца и в самом деле оставалось всего несколько десятков метров.

Дворец представлял огромное, по меркам подземного города, сооружение. Его парадный вход был украшен толстыми колоннами из храмарила, очень редко встречающегося минерала, больше всего похожего на пористый алмаз. От алмаза храмарил отличался только несколько меньшей твердостью. Крыша у дворца была куполообразной и имела шпиль, украшенный на конце крохотной фигуркой крысы. Окна во дворце были высокими и такими узкими, что через них с трудом мог пролезть даже самый худой его обитатель. Впрочем, среди придворных не было принято лазить через окна.

Увидев крысиного короля два стражника, отдавая ему ритуальное приветствие, встали на задние лапы и запищали. Поскольку правая передняя лапа у крысиного короля была занята шкатулкой, он отдал им честь левой.

Стражники вновь опустились на четвереньки и замерли, словно превратившись в статуи.

В полном молчании повелитель крыс и Мунька прошли во дворец.

Когда стражники закрыли за ними дверь, крысиный король проследовал прямиком в тронный зал. Королева-мать и несколько придворных фрейлин были там. Ростом королева-мать была лишь слегка меньше крысиного короля. Передвигалась она, так же как и ее сын, на задних лапах и была буквально увешана золотыми украшениями. Фрейлины были самыми обыкновенными крысами, от долгого безделья порядочно разжиревшими. Как знак занимаемого ими поста шею каждой из них обнимал узенький золотой ошейник.

Королева-мать радостно воскликнула:

– Вот и ты, мой дорогой сын! Удачна ли была охота?

– Я бы не назвал ее совсем уж неудачной, – сказал крысиный король и показал ей шкатулку, – Она полным-полна драконьими камнями.

– О! Это действительно не так уж и плохо, – улыбнулась королева-мать. – Поздравляю тебя, мой дорогой сын, и выражаю радость по поводу твоего возвращения домой.

Как того и требовал этикет, крысиный король почтительно склонил голову и смиренно сказал:

– Я счастлив служить нашему городу и тебе мама.

– Я знаю. – Из груди королевы-матери вырвался легкий вздох.

Крысиный король поднял голову и бросил на нее вопросительный взгляд.

Королева слегка улыбнулась и небрежно махнула лапкой:

– Все хорошо, все очень хорошо. Просто… мне хотелось бы с тобой поговорить. 

– В любой момент, – беспечно ответил крысиный король, – хоть сейчас.

– Прекрасно, – с обезоруживающей простотой сказала королева-мать. – Тогда так и сделаем. – Она повернулась к своим фрейлинам и приказала: – Оставьте нас.

Те послушно вышли из зала.

– Так в чем же дело? – спросил крысиный король.

Вместо ответа крысиная королева сказала:

– Тебя, кстати, это тоже касается.

Оглянувшись, крысиный король увидел забившуюся в угол Муньку.

– Сейчас, – весело улыбнувшись, сказал он и, пошарив в шкатулке, достал из нее крупный драконий камень.

Крепко зажав камень в зубах, Мунька радостно пискнула и опрометью бросилась из зала.

– Ну вот, – сказал крысиный король. – Теперь мы одни. Так что же так волнует мою мать?

Королева снова вздохнула и с беспокойством в голосе сказала:

– Да, кое-что мне не нравится, и я хочу, чтобы ты подумал над тем, что сейчас скажу, самым серьезным образом.

Крысиный король почесал живот:

– Если я не ошибаюсь, ты все о том же?

– Да, я все о том же, – решительно сказала королева. – Меня беспокоит судьба моего сына, и пока его будущее не будет устроено, я не успокоюсь.

– Ах, мама, все должно идти своим чередом. Если сильно торопить события, то. это обязательно закончится не лучшим образом.

– Если не торопить события, – назидательно промолвила королева-мать, – то они, как правило, наступают слишком поздно, тогда, когда в них уже нет никакой нужды.

– Куда ты клонишь? – с подозрением спросил крысиный король. 

Королева фыркнула:

– Будь добр, сын мой, выражайся более изящно. Не забывай, что ты не какая-то там простая крыса. Учти, когда для меня настанет время спуститься в царство теней, ты останешься единственным и безраздельным правителем этого города. Я хочу, чтобы к этому времени твоя судьба была устроена.

– Это время наступит еще не скоро, – напомнил крысиный король. – Мне кажется, мы будем править этим городом вместе еще долгие и долгие годы… Однако ты меня заинтриговала. Как я понимаю, ты обнаружила для меня новую невесту?

– Ну… – замялась королева-мать.

– Да ладно, – махнул лапой крысиный король. – Говори так, как есть. Нашла?

– А хоть бы и так! – сказала королева. – Если мой сын не желает искать себе невесту, то почему бы это не сделать за него мне?

– Понятно, – сухо сказал крысиный король. – И кто же она, та, на ком я, по твоему мнению, должен жениться?

– О! Она прелестна, – ответила королева. – Это дочь бесхвостого крысиного короля, город которого расположен, если считать от начала великой цепи, в седьмом от нашего мире.

– Однако далековато, – задумчиво сказал крысиный король.

– Вот и прекрасно. – Королева нервно оскалила клыки. – Всем известно, что наиболее здоровое и умное потомство получается у тех родителей, которые жили в разных мирах.

Крысиный король бросил на нее проницательный взгляд и решил «зайти с другого бока».

– Ну хорошо, – сказал он. – Все это просто здорово, но ты, надеюсь, понимаешь, что нам придется взять ее в свой город? Таким образом, появится третья правительница. Если двое правителей крысиного города являются нормой, то трое – это уже несколько многовато. Сможешь ли ты делить с ней власть? Учти, поскольку я являюсь военным королем, а ты королевой мирного времени, власть с ней придется делить именно тебе.

Королева-мать на секунду задумалась, потом решительно махнула хвостом:

– А хоть бы и так. Я уверена, что больших проблем у меня с ней не будет. Я знаю этот город и живущий в нем народ как свои пять пальцев. Прежде чем она сможет узнать его так, что станет мне соперницей, пройдет много времени.

На страницу:
2 из 4