banner banner banner banner
Новый дом
Новый дом

Полная версия

Новый дом

текст
Оценить:
Рейтинг: 5
0
Язык: Русский
Год издания: 2023
Добавлена: 25.09.2023
Читать онлайн
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
1 2 3 4 5 >
На страницу:
1 из 5
Новый дом
Марк Марсэлл

Молодая девушка теряла себя, пытаясь долететь к звёздам. Мечты заставляют нас двигаться вперёд невзирая не на что. Но почему мы знаем только про Happy Endы таких историй? Нам не рассказывают про тех, кто запутался по пути, как рыбки в сетях.Сложные отношения с мамой подталкивали к действиям, которые только относили её подальше от берега. Любовь и эмоциональные качели, которые всегда были на грани срыва. Перелом личности во имя иммиграции разделили жизнь на до и после. Книга о том, как важно не терять себя и любить вопреки всему. О том как важно любить своих детей, чтобы не сломать им жизнь.

Новый дом

Лучшее, что может случится –

путешествие к себе

Марк Марсэлл

Пролог

11.2016 начало создания книги.

В этой книге история десятка лет одного человека.

У всех людей разные тела, души и судьбы. Разные мысли и действия. Но есть что-то общее, и это чувства.

В некоторых главах есть названия песен и их исполнителей. При чтении каждой главы, поставив привязанную к ней песню на минимальный звук, можно почувствовать то же, что чувствовал герой рассказа.

Написанные здесь стихи, так же олицетворяют основную мысль каждого этапа прожитого периода. Личные стихи те, в которых не указан поэт.

Что такое мечты? Кто-нибудь об этом вообще знает? Я всегда думала, что это всего лишь пустота в невесомости, с какими-либо картинками в моей голове… Иногда они сбываются, но, а большая их часть выбрасывается в мысленную урну. Но пройдя несколько этапов в своей жизни, я поняла, что мечты – это гораздо большее, чем выдуманные картинки!

Я Надин. Моё имя значит – надежда на многих языках мира. Во мне столько надежды на светлое будущее, сколько и на саму себя. Я не привыкла рассчитывать на других, мой опыт показал, что это неверный путь. Он приведёт к разочарованиям, а я их не люблю.

Я люблю жизнь и всё, что в ней есть. Хорошее, плохое, красивое, горькое.

Мой девиз – ошибок нет, всё есть опыт.

Глава 1

Первые мечты

В детстве я, как и многие дети, растущие без отцов, мечтала, чтобы он к нам вернулся. Глядя на своих школьных подружек, которые росли в полноценной семье, я не понимала каково это. Какого это, когда мама запрещает, а отец разрешает, и поэтому по детской глупости ты любишь отца больше, а с возрастом привыкаешь к этой мысли, и любовь к нему только многократно возрастает. Повзрослев, немного думаешь, о том, как бы ты хотела, чтобы твой будущий муж был так похож на него… Глазами такими добрыми, голосом басистым, и характер, настоящего героя, как твой отец!

Нет!

Мне это чувство совершенно не знакомо. Глядя на чужих отцов из нормальной адекватной семьи, у меня на глазах наворачивались слёзы, губы становились горячее, и навевала такая тоска, такая грусть. Тогда я думала и постоянно задавала себе вопросы: «почему?», «чем я хуже?», «чем я хуже других детей, почему у них есть отец, а нашего давно уж не видно» … И это не то, чтобы зависть и не злость вовсе, просто обидно и всё. Винила сначала себя в этом, так как знала, что родители развелись после моего рождения. Думала, что всё это из-за меня. А повзрослев, поняла, что как раз всё, наоборот, просто у взрослых есть куча проблем, которые они не хотят решать. И у них всё просто, захотел, женился, захотел, развёлся, а то, что у них общие дети растут, это почти никого не волнует. Только вот ребёнок копит в себе обиду и жадно смотрит на чужие семьи.

И лет через десять я вспомнила о том, как сильно я мечтала об отце и вуаля, он появился! Спустя семнадцать лет решил вернуться к нам. А точнее не к нам, а к маме. А меня снова особо то и нет в его жизни. Ну, мама, конечно же, дала ему отпор, её обида вперемешку с гордостью оказалась куда сильнее, чем мои мечты. Да и в принципе он не настаивал. Толи его желание не было велико, толи он просто чувствовал за собой вину за то, что бросил свою семью на произвол судьбы в ужасное время, голодное и тяжёлое. Хотя на счёт чувства вины я сильно сомневаюсь. Но, как ни странно, не осуждаю его ни на минуточку. Каждый волен поступать, по совести, а её отсутствие это залог воспитания.

***

Стоит начать с того, что у меня очень суровая мама. Она воспитывала нас с сестрой очень строго. В детстве я была противной младшей сестрёнкой, которая запросто сдаст маме старшую, её юношеские тайны и секреты. Я доводила Янку до белого каления, когда мы были одни дома, пока мама была на работе или в гостях. Сестре доставалась от мамы не только за то, что мы ругались и дрались, но и за "плохое ведение хозяйства".

Мама растила нас одна, поначалу, пока мы были совсем маленькие она шила на заказ до поздней ночи. Потом она работала горничной и приходила домой в двенадцатом часу ночи. К счастью, тогда работа органов опеки не была излишне строга.

Сестра с пяти лет научилась меня кормить, пеленать и мыть. Мне тогда было меньше года. Она стала для меня мамой. И разница в возрасте пяти лет, казалась для нас колоссальной. Её друзья были и моими друзьями, но они не воспринимали меня всерьёз, ведь я была младше. И она им жаловалась на меня, потому что ей доставалось от мамы, если я сделаю что-то не так или если скажу, что Янка во всём виновата. Ей некому было пожаловаться на меня, чтобы её кто-то защитил от наказаний и рукоприкладств мамы. Её поддержкой были наши дворовые друзья, с которыми мне не удавалось сблизиться как ей с ними.

Когда Янка повзрослела она обратилась в субкультуру "ЭМО" – что значит эмоции. Мама не особо обратила на это внимания, потому что тогда было модно выбирать в какой субкультуре находиться. Эмо, готы, панки, позеры, рэперы. Мне нравились готы. Они были таинственными и романтизированно мрачными. Что-то загадочное в них привлекало меня. Но я не увлекалась этим, а вот сестра ушла с головой в "ЭМОцианальный образ". Мне это не нравилось, потому что они были жалкими. Их били и унижали, а они прибеднялись и не стояли за себя. У меня не тот характер, я никогда не дам себя и своих близких в обиду, буду драться. Даже если заведомо знаю, что проиграю и мои силы не равны с соперником. Сейчас будучи взрослой, я понимаю, что сестра обратилась в ЭМО, потому что подсознательно просила помощи и жалости к себе. Все эти мамины постоянные запреты, обвинения в легкомыслии, оскорбления и избиения не довели до хорошего, ни Янку, ни меня.

Мама воспитывала нас так, чтобы мы были хозяйственными, скромными и терпеливыми девочками. Мы не могли просто отпроситься выйти играть на улице. Сначала нам нужно было довести всю квартиру до блеска, до идеала. Но и после этого, не факт, что нам удастся поиграть во дворе, потому что после уборки и готовки даже в четыре наших руки мама не отпускала нас. И причины были разные: здесь что-то не убрали, тут что-то не вытерли, обед получился не вкусным, завтра в школу, уже восемь часов вечера или я просто так хочу!

Обидно, несправедливо. И так было всегда. Когда к нам на домашний телефон звонили одноклассники Янки, мама её трепала и оскорбляла, называя шлюхой. Несмотря на то, что сестре было лет четырнадцать и она понятия не имела откуда у мальчиков наш номер телефона. Выяснилось, что они просто шутили, звонили всем девчонкам с класса, взяв номера из школьного учительского журнала с данными.

Я затаив дыхание стояла за дверью и с ужасом слушала как мама бьёт и унижает Янку. Иногда пыталась вступиться за неё перед мамой, чтоб она перестала её бить. Но в лучшем случае я была послана, а в худшем попадала под её горячую руку или она запирала нас в тесной кладовой, где не было света и на чем было стоять, потому что там битком было завалено хламом. Когда мы были заперты там по одиночке, то по договорённости одна подходила к маме и выпрашивала, чтобы она выпустила на свободу другую. Конечно же были посланы на три буквы.

За любую оплошность и провинность мама нас либо била, либо оскорбляла и унижала. И самое ужасное в этом, что нам не к кому было подойти и пожаловаться, чтобы нас успокоили и защитили. Не было ни отца, ни бабушек, ни дедушек. Мы жаловались друг другу и своим друзьям.

Но я любила маму за её другую сторону. Это совершенно парадоксально, но она была ласковая, и любящая мама. Главное не злить.

Я помню те светлые времена, когда несмотря на то, как трудно нам жилось, не было денег, но она любила и заботилась о нас. В своём детстве мы получили всё, на что хватало денег. Были и небольшие подарки, школьные принадлежности, одежда, еда. Мы жили скромно, но казалось всего хватало. Мы праздновали дни рождения, новый год, пасху. Каждый год, несмотря ни на что, эти три праздника свято были важными. Так для меня осталось и по сей день.

У нас был отчим, с которым мама была вместе десять лет. У них были довольно странные отношения, он темпераментный, а она гордая. Она с лёгкостью выбрасывала деньги, которые он дал ей, когда у нас был пустой холодильник. Я не знаю какие у них были стычки, но помню, что он ревновал её к каждому столбу. Она очень красивая и интересная женщина. В молодости у неё были мелкие кудри цвета красного дерева. Я любила этот её образ, а отчим из ревности таскал её за волосы, требуя сменить причёску и цвет волос. В период, когда они познакомились она была очень худой, про таких говорят "кожа да кости". Но когда отчим стал ухаживать за ней, она поправилась, и превратилась в даму с аппетитными формами. Белая кожа, красные, кудрявые волосы, голубые глаза и милая родинка на подбородке… Не удивительно, почему он боялся её потерять.

Мы с Янкой стучали в закрытую дверь комнаты, когда слышали их крики, как он её колотит. Мы кричали ему: " дядь Кямал, отпустите маму. Не трогайте маму, пожалуйста!!!". Но наши детские голоса не могли остановить этот скандал, всё что мы слышали в ответ: "идите в свою комнату, не выходите оттуда". Это был голос мамы. И мы в слезах, как и она, просили его ещё несколько раз остановиться, после чего становилось тише. Мы убегали в свою комнату и слышали, как со скрипом открывалась дверь, где был скандал. После чего захлопывалась другая, входная дверь. Мы неспеша подходили с сестрой к комнате, в которой находилась мама и боялись толи попасть под горячую руку, толи получить от неё, за то, что подслушивали. Но страх пропадал, когда мы видели её в слезах, лежащей на полу. Я и Янка подходили к ней аккуратно, и ничего не говоря обнимали маму, жалели её.

После таких скандалов отчима не было у нас несколько дней, а потом он пытался дозвониться, но мы не поднимали трубку домашнего телефона. Но потом мы видели, как он на коленях просит у мамы прощения, и она не сразу, но прощала его. Она говорила, что прощала его, потому что он кормил нас, сделал ремонт в нашей квартире и если бы не он со своими деньгами, то она не смогла бы нас поднять.

Может мама и была с ним ради денег, но я помню моменты, когда они были счастливы. Как мама сидела на его коленях в обнимку, как они держались за руки, когда мы шли в кафе. Как она смеялась над его шутками. У него тоже была другая сторона, добрая и заботливая.

Я до сих пор вспоминаю как он приходил по утрам, когда мы ещё спали. В двери поворачивался ключ и от этого звука я просыпалась, бежала к нему навстречу с криком "дядь Кямал пришёл" и падала в его объятия. Такая крохотная я и такой здоровый он. Мы с сестрой всегда обращались к нему на Вы, вместо привет говорили здравствуйте, к его имени добавляли приставку "дядь". Не знаю почему, так изначально повелось. Но он был нам как отец, лучшей его версией. Я даже называла его папой какое-то время, но потом перестала. Об этом мне сказала мама, когда я уже повзрослела.

Сейчас я понимаю, что на периоды её агрессии как раз приходилось время одиночества, когда с отчимом они были не в ладах. Но по большей части они любила нас с Янкой и заботилась о нас. Для меня детство осталось светлым. Но для Янки было не всё так радужно.

Когда сестре было семнадцать лет она познакомилась с парнем из своей компании. У них быстро завязались отношения. Они любили друг друга, относились со всей серьёзностью к тому, что происходит между ними. Эти отношения продлились год, после чего он со своей семьёй переехал в Америку. Они не смогли расстаться до его отъезда, продолжили общаться по интернету и телефонным звонкам раз в день. Он обещал забрать её с собой и сделать своей женой. Но прошло немного времени, и он сказал, что им нужно расстаться, потому что всё не так просто. Чтобы она прилетела к нему, нужно основание, оформить приглашение, а у её возлюбленного не было местного гражданства, поэтому всё сводилось к тому, что эти отношения не протянули бы годы на расстоянии. Наверняка были и другие пути, но они были молоды и глупы, чтобы попытаться в этом разобраться, поэтому он отпустил её.

Это было невообразимо больно, не только для Янки. Мы с мамой тоже переживали эту боль, я до сих пор вспоминаю со слезами сестру в тот период. Как раз после этого разрыва она нашла спасение в субкультуре ЭМО и нашла новую компанию, с готами и панками. Они были дружны между собой, тусовались в квартире одного из них, классика того времени. Но она оставалась порядочной девушкой и приходила ровно в девять вечера, как было и всегда. Мама тогда ослабила хватку с контролем, наверное, понимала, что Янке нужно отвлечься.

Но у сестры был другой план, она не собиралась мериться с потерей любимого. Познакомившись с парнем из России, она решила, что ей нужно выйти замуж за него, чтобы получить российское гражданство и уже тогда будет проще переехать в Америку. План был так себе, но она в него верила.

Когда Янка в сердцах после ссоры со мной или мамой говорила, что уедет от нас в Россию мы ей не верили. Но однажды я вернулась домой после школы, был вечер. Мои одноклассницы остались ждать меня за дверью, я хотела отпроситься у мамы на улицу, погулять с ними. Но поняла, что-то не так.

Мама сидела в туалете с открытой дверью, свернувшись калачиком и очень громко плакала, навзрыд. У неё была жуткая истерика, я не видела её такой прежде. Как будто кто-то выкручивал ей сердце на живую. Она извивалась от боли держа себя за волосы, закрывая лицо. Такую страдание я встречала только в фильмах, когда кто-то из близких умирал. На мои вопросы: "Что случилось? Что мне сделать? Почему ты плачешь?" – мама с трудом выдавила из себя: "Яна уехала". Как уехала? Куда?

В Россию!

Шок. Я не поверила в это, отказалась в это верить. Мы были совершенно разные в одной семье, но мы были одним целым. Это как у монетки выпилить одну треть – она станет бесполезной.

Я сказала своим подружкам, что не выйду на улицу, и объяснила в чём причина. Потом сидела у туалета напротив мамы и молчала, потому что не знала, что сказать. Когда мама немного успокоилась она сказала: "У меня больше нет старшей дочери. Если она позвонит, не бери трубку. Ты тоже с ней общаться не будешь. Это её подарок мне на новый год". До праздника оставалось несколько дней. Я согласилась с мамой в тот момент, потому что не время было для споров. Конечно же я не перестала общаться со своей сестрой. Потом мама сказала, как она узнала, что Яна уехала. Та ей прислала смску с текстом: "Я улетела в Россию, не ищи меня". Это было подло, даже слишком.

За пару месяцев до её отлёта с мамой разговаривал парень Яны из России. Он просил отпустить её к нему, чтобы она прилетела в гости, говорил как серьёзно к ней относится. Но мама вежливо поговорила с ним и дала понять, что отпустит её в том случае, если он прилетит сначала к нам, познакомиться, и она передаст её из рук в руки как говорится.

На удивление мама стала добрее и доверчивее относиться к Яне, после расставания с любимым. Но в Россию отпускать её боялась, на тот период было много историй, когда вербовали людей, особенно девушек. Поэтому необходимо было встретиться лично.

Но Яна не верила маме, что та отпустит её, и решила, что так будет лучше. Прошло время, и сестра рассказывала, она искренне не думала, что мама так расстроиться по поводу её отъезда. Но она отправила ту несчастную смску перед вылетом, уже в самолёте, на всякий случай. Боялась, что мама приедет за ней в аэропорт.
1 2 3 4 5 >
На страницу:
1 из 5