Григорий Григорьевич Федорец
Сирийский марафон. Книга третья. Часть 1. Под сенью Южного Креста

Сирийский марафон. Книга третья. Часть 1. Под сенью Южного Креста
Григорий Григорьевич Федорец

Перед Читателем третья книга романа "Сирийский марафон". Офицеры военной разведки России, защищая Родину, проводят сложные операции против "заклятых друзей. Южная Америка, Ближний Восток, Африка – именно здесь идет борьба за справедливость.

Григорий Федорец

Сирийский марафон. Книга третья. Часть 1. Под сенью Южного Креста

Офицерам военной разведки России, павшим и живым, посвящается!

Глава 1. «Там на неведомых дорожках …»

Александр, надвинув панаму по самый подбородок в надежде организовать подобие сумрака, сидел на деревянной скамейке под каким-то местным баобабом или иным деревом, шут его знает. На запыленной полочке в глубине памяти наверняка лежала папочка с названием-описанием, но гнать туда мысль категорически не хотелось. Хоть убей. Дерево жило, да ещё как: шелестела листва на разные ноты, пешкодралом маршировали колонны бравых муравьев, пара жуков гудели толи с досады, толи по склочности характера. Он, прижавшись спиной к изрезанной руслами-ручейками коре, впитывал эту силушку жизни, жадно хватал магию звуков, отпуская сознание в свободный полет. Из тлеющей сигареты, что забыто лежала на скамейке рядом, лениво вытягивался дымок и тут же растворялся в бодрящем бризе раннего утра.

Уже знакомая база ВМФ на берегу залива Тристе только-только просыпалась. Изредка возникали звуки, извещающие об неизбежной, что тот дембель, побудке. Пару раз стрекотнул портовый кран, визгнула лебедка, за казармами чахоточно закашлял дизельный двигатель на запуске.

– Ах, такую благодать спугнули, – вздохнул Кайда и потянулся к ещё не дотлевшей сигарете. – Опа, явление Христа народу.

Обиженно пискнули навесы и входная дверь офицерской гостиницу, где квартировала группа, распахнулась.

– Утром выйдя на крыльцо, почеши своё …, – на русском продекламировал народный совет Носорог, демонстрируя его применение на практике. – Прошу пардону, командир, сразу не заметил. Не спиться?

– После сорока наступает понимание, что сон не только есть функция восстановления, но и убийца твоего времени, – подполковник лишь на два пальца сдвинул вверх панаму. – Завидую вашему благородию. Давеча откушали водочки не менее ноль семь-литра, а со сранья огурцом малосольным смотритесь. Молодость.

– Не, герр оберст, не угадали, – широко зевая спустился с крыльца Еремеев и звучно прошлёпал подошвами резиновых шлёпанцев до скамейки. – Это практика, сиречь опыт. А, его, как болтает бывалый народец, не пропьешь. Хотя … При должном усердии …

– Ну, проверять гипотезу не станем, – Александр, звучно хлопнув ладонями по своим коленям, поднялся и на кошачий потянулся спиной.

– Вообще или сейчас? – с кислым видом поинтересовался капитан.

– И, вообще, а сейчас тем паче, – для пущей строгости поднял вверх указательный палец Кайда и подмигнул. – Поднимайте, штабс, эскадрон. Труба зовет!

Сквозь москитную сетку рассвет казался совсем квелым. Туман, что пьяный в зюзю, бестолково топтался в распадке, то путаясь в частых кустах, то натыкаясь на коряги. Дистрофики из комариного рода так и норовили просочиться через мелкие квадратики, но засекреченные разработчики харч кушали определенно не зря. Расстроенная братва в голодном обмороке отваливала, но на её место тут же ломились желающие испытать охотничье счастье вурдалака.

Кайда расположился под термопоглощающей накидкой, знакомой ещё по Сирии. Камуфляж придумали носатые хитрованы из Polaris Solutions. Штуковина, как в известной рекламе «про три в одном». И, маскировка тебе под местный ландшафт, и воду держит что резина, но самый цинус – в инфракрасном диапазоне практически не пропускает тепло. Тут тебе и всякий тепловизор способен узреть. Правильнее сказать, редко какой. Учитывая повальную моду вещать на беспилотники девайсы, способные гнать картинку в нескольких режимах, приходилось всерьез попотеть. Свой квадрокоптер подняли только через пять часов нахождения на точке. За сутки систему охраны и распорядок дня тренировочного лагеря колумбийских коммандос выучили что собственную ладонь. Ну, а с дислокацией ещё в Венесуэле познакомились. В принципе, коллеги из военной разведки Боливарианской Республики спутниковые снимки расшифровали весьма точно. Пологие горы в незапамятные времена толи поссорились, а может по чудачеству (а кто сказал, что у гор нет характера?) расползлись-разбежались. Вот тебе и распадок. Не великий, но почти пяток километров наберется. На маршруте, едва пересекли границу, населенных мест не встречали, что упрощало. В рейде популярность ни к чему. Места оказались не то что безлюдными, Богом забытые. Валуны-каменюки в половину человеческого роста; лес напичкан сломанным сухостоем, будто великаны брейк данс крутили; тропок с гулькин хрен. Зато змей полным-полно. Шмыгают вдоль да поперёк. Через час экстрима Чупа-Чупс выразился красноречиво:

– Мля, ощущая себя проктологом по полной!

– Согласен, – обливаясь потом под накомарником, откликнулся Лях и шестом откинул очередную рептилию. Наглую по причине отсутствия опыта общения с гомо сапиенс. – Ещё та жопа мира!

Охрана учебно-тренировочного лагеря, надо отдать должное оппонентам, была выстроено грамотно. Наблюдателей на вершинах сопок, не будь специфического опыта и такой же аппаратуры, выявить было маловероятно. Те таились не на самых очевидных местах, но рядом, чтобы не терять требуемых компетенций. Такой подход говорил о многом. Противник не лох, а бывалый и обученный не в кадетской школе имени коня Боливара. Вест-Поинт чувствовался. Да, и без Форт-Брэгга не обошлось. Явно. Но, для каждого сейфа, да при желании, отмычку подобрать можно. Так умельцы говорят. Автоген к примеру.

Свой «автоген» имелся и у них. Как выразился Чубаров, подойдя к стеллажу с пластиковыми кейсами размерами с дорожный баул в стиле «мечта оккупанта»:

– Китайские товарищи подогнали нехилую штуковину. Надо понимать, одолжили у израильтян. Дрон-камикадзе в просторечье, а для грамотных- барражирующий боеприпас.

Численность группы позволяла не то, что пять комплектов трехкилограммовых HERO-30, а ещё и 50-мм миномет прихватить. Про «Шмель» с РПГ и говорить не стоит. Десять венесуэльских спецназовцев и бойцы Кайды.

Он, отвернув обшлаг куртки, посмотрел на часы. За толстым стеклом в водонепроницаемом корпусе помаргивали три цифры, приближая час «Ч».

– Шестьдесят», – буднично буркнул Александр на русском, прижав кнопку передачи рации.

– Ноль шесть, – трижды на разные голоса откликнулся динамик.

– С Богом! – подполковник перевел рацию на приём и прильнул к окуляру армейского перископа. Осовремененный вариант ТР-8. Незаменимая штуковина для скрытного наблюдения. Не чета тому же биноклю. Снайпер по ту сторону баррикады не изыск, скорее норма. Для стрелка блеск оптики, что тряпка для быка известного колера. Хотя удлиненная бленда и прячет стекло от лучей, но всё бывает.

Отследить старт HERO он не смог, хотя расположение позиций расчетов знал. Просто на сопках, где затихарились наблюдательные посты, вдруг не с того не с сего шарахнуло. Не так, чтобы уж и очень. Короткий хлопок и вспышка. Даже дыма практически не было. Будто Зевс-громовержец кинул пару стрел, озоруя. Были НП да не стало. И, посыпалось на лагерь. Первым делом хряпнуло барражирующими по бунгало. Три домика весьма экзотического вида наверняка со всеми удобствами. А, как без них? Отцы-командиры ещё почивать изволили. Так и вознеслись янки на небеса в грёзах. Считай повезло. 50-мм снаряды взрывались над палатками не долетая. Капитан Еремеев минометом и не такое исполнял. Поливал по палаткам, что Маруся фикус, никого не пропуская. В такой какофонии разобрать звук СВД дело невозможное. Лишь отметил несколько характерных попаданий по носящимся в панике фигуркам. А, вот когда сдетонировали боеприпасы, что были в двух больших палатках в стороне от жилых, стало совсем феерично. Засверкало и полетело сущим фейерверком. На все триста шестьдесят. Словно в ночь на Рождество.

– Это вам за Диего! Для затравки. Добавкой не обделим! – удовлетворённо крякнул Кайда и вылез из-под накидки. – Уйдем, чисто по-британски. Пущай без нас тут празднуют!

В долине ещё полыхало, когда они собрались в точке рандеву. Кайда бегло оглядел воинство. Носорог, возникнув между ветвей разлапистых деревьев, чем-то напоминающих наши сосны, дурашливо стукнул каблуками:

– Командир, отработали на пять баллов! Миномёт оставил с сюрпризом на неизвлекаемость. Линяем?

Вся группа красовалась в маскировочных костюмах с множеством несуразных на первый взгляд буро-зелёных лоскутов ткани, фрагментов мха и листвы, а москитные маски на лицах добавляли образ. Этакий плановый сабантуй кикимор и леших по случаю Дня елового пня или второй субботы Осенней Радости.

– Лях, Чупа-Чупс! Берёте двух морпехов. Надеюсь, синьор Алехандро не возражает? – подполковник посмотрел в сторону Гуаль. Тот стоял рядом со своими, прямо-таки, празднично сияя. – Вот и ладушки. Идёте головным. Темп движения оптимальный. Супостат, по моим впечатлениям, гостей не ждал. Но, про расслабон забыть напрочь. Всех задвухсотить вряд ли получилось. Наверняка погорельцы блажат сейчас в эфире. Америкосы не лохи. Быстро прикинут известный предмет к носу.

– Согласен, командир, – Еремеев, приподняв с головы капюшон, почесал макушку. – Набег для басурман стал, что снег по самое нехочу. Поквитаться постараются по максимуму. До границы почти сотка верст, стало быть шансы у противника имеются. Теоретически.

Александр поцокал языком:

– Возвращаемся старым маршрутом к давешней переправе. В лесу толстый мох, а у реки берег в основном каменистый. Даже если где и наследим, течение быстрое, подотрет. Вопросы?

– А, потом? – через паузу не удержался капитан-лейтенант. Кайда мысленно одернул себя, не брякнув «про суп с котом»:

– Поживем – увидим, синьор Алехандро.

– Гуд! –скрыв неловкость, твердо ответил венесуэлец. – Задача моих ребят?

– Минёров у вас трое?

– Трое.

– Ок. Двоих выдели в арьергард. Носорог! Поставьте здесь пару растяжек с сигнальными, – подполковник внимательно посмотрел на Николая и повесил АК-12 на правое плечо. – Ты как всегда главным по хвосту. Ушки на макушке и хвост пистолетом. Всё парни, ногу в стремя!

Встроенный наушник голосом Ляха в очередной раз известил, что «зеро». Кайда в ответ дважды нажал кнопку бипера уоки-токи. Поймав вопросительный взгляд синьора teniente de Navio, он озорно подмигнул и мотнул головой в сторону, виднеющейся сквозь заросли кустарника, реки. Та, уже явственно шумела, натирая скалистые берега. В первую дорогу переправлялись немного правее. В наползающих сумерках едва не свалились с утеса, на который вышли, не углядев как вильнула тропа. Хорошо в «голове» Лях первым номером двигался. Не подвело кошачье зрение, обошлось:

– Привал на десять минут. Скажи своим, пусть на открытое место не лезут, у деревьев располагаются. И, периметр держать не забывай.

Гуаль коротко скомандовал на языке Сервантеса. Спецназовцы, не мешкая, рассредоточились, образовав круг в центре которого оказалась поляна, что по ухоженности походила на стилизованную лужайку, так почитаемую в Стране Восходящего Солнца. Шопен и Капа с объемными рюкзаками смотрелись весьма брутально. Покрутив головой, Шестаков выбрал самое крепкое на вид поваленное дерево:

– Предлагаю господам офицерам разделить, так сказать, первозданные удобства. Комфорт, конечно, на уровне «двух звезд», зато экология отменная.

– Предложение принимается, – подполковник направился следом. – Алехандро, присоединяйтесь. Кстати, дружище, ваш русский весьма и весьма приличен. Если не секрет, где изучали?

– Секрет полишинеля: школа при вашем посольстве в Каракасе, – венесуэлец, проверив прикладом «Калашникова» прочность, верхом сел на ствол. – Переправляться здесь будем?

Капелев, расстегнув нагрудный ремешок, с коротким вздохом скинул с плеч рюкзак. Не дав шмякнуться, бережно подхватил и опустил на изумрудный ковер мха.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск