Вадим Андреев
Деревня. Повести и рассказы о любви

Деревня. Повести и рассказы о любви
Вадим Андреев

На ваше обозрение предлагаю книгу о любви, о сложных отношениях между женщиной и мужчиной с точки зрения мужчины. Книга о самом сокровенном, даже интимном, с глубоким анализом сокровенного и интимного. Моя новая книга – совершенно новый для меня стиль и тема. Это не роман – это несколько повестей и рассказов о разных людях – мужчинах и женщинах – и их отношениях. С разных сторон и с разных точек зрения. Новый для меня мир человеческих межполовых отношений… Использованы коллажи и стихи автора.

Вадим Андреев

Деревня. Повести и рассказы о любви

Современная деревня

Таких деревень по всем странам раскидано очень много. Различные названия и принадлежность, но объединяет их одно: удаленность от цивилизации, плохая связь с внешним миром, негде отдохнуть и развлечься круглый год. Комбайнеры и учителя, врачи и престарелые дяденьки, молодежь и зрелые продавщицы…

Для развлечений придумывали порой немыслимое для городского человека. Чаще просто скучно повторяли увиденное по телевизору или давно придуманное ими же самими. Ну и развлекались тут часто под водочку и весьма порой опасно!…

Поездил я по разным деревням. Во всех приблизительно одинаковый уклад, похожий образ жизни, как и мысли, желания, стремления, развлечения, – в разной степени связанные с нашей анатомией и физиологией. В одни деревни ехал к родственникам, в другие по делам, был в ССО – студенческий строительный отряд – еще в студенческие годы. (см. в книге «Институт») Просто приглашали знакомые отдохнуть некоторое время с ними или у них. Были поездки целенаправленные к каким-то женщинам по разным причинам. Да какая разница, как я туда попадал?

Вот решил вспомнить определенные моменты моего пребывания там, и вот что получилось:

Веселые девчонки

День первый

Эта поездка в деревню была не первой в жизни. Я и ранее бывал у родственников, нередко в течении даже целого лета. Но тогда меня интересовали лес, ягоды, котята и прочая живность, игры в казаки-разбойники, самодельные луки и стрелы, и различная детская и подростковая дребедень.

Сексуальность проснулась неожиданно. Я только перешагнул дату совершеннолетия, как мне вдруг стало интересно, что у женщин под юбкой, что в трусах, в лифчиках, в головах. Мне стало интересно и стеснительно с ними говорить. Хотелось ущипнуть, погладить по попке, дернуть за косичку и… поцеловать в губы. Я впервые почувствовал, что при различных ранее спокойных ситуациях у меня стал вставать и смотреть в их сторону мой половой орган. Я стал искать и читать разные книги: от учебника гинекологии до романа «Милый друг».

Словом, студенчество пошло на пользу.

Меня около станции окликнула какая-то дамочка.

– Эй! Как тебя зовут-то?

– Меня не зовут, я сам приехал.

– Ну, а если серьезно?

Я назвался. Дама, как дама. Мне в студенческой группе все девчонки кажутся старухами, кто старше меня. Я-то после школы, а они почти все после училища, а то и с приличным трудовым стажем после училища. Мне кажется, что я только мамками их и должен называть. Или бабушками.

Вот и эта. Выглядит, как студентка старших курсов. И почему-то стоит с тремя велосипедами.

– Ну а меня родители назвали Иоланта. Друзья зовут просто Ан. Тетя Катя сказала, что ты умеешь на велосипеде ездить. Она не ошиблась? Или разучился уже?

– Не-а, не разучился. А зачем еще один велик?

– Щас еще Лиза из магазина вернется, вот втроем и поедем. А то вдруг разучился, – придется вдвоем с двух сторон тебя волочить.

Я расхохотался, – и она тоже, глядя на меня. Я представил себе, как я с рюкзаком еду на велосипеде, который с двух сторон буксируют две девчонки.

Лиза принесла три стаканчика мороженого, раздала всем по одному, и мы сначала съели его, за одно и познакомились. Девушки-«старушки» на самом деле были студентками старших курсов разных институтов, приехавшими на каникулы домой. Местные. Потому велосипедами они явно владели лучше меня, городского. Я даже поверил теперь, что они на самом деле могли бы меня волочить вдвоем, если бы в этом возникла необходимость. Я разузнал, что около деревни неплохая речка. На ней можно организовать любые диковинные для горожан развлечения. Типа: костер, рыбалка, шалаш, ночевка, пляски при луне, – словом, что придумают и что душа пожелает.

У дома тетки Кати мы расстались, договорились встретиться – когда-нибудь. Велосипед оставили мне и показали направление к реке.

Тетка встретила меня с рукоплесканиями, причитаниями, обнимашками. Она была старше моих родителей и потому казалась мне старухой, – почти баба-яга. Я закинул рюкзак на чердак, – строго сказал тетке, что спать буду там на сене, и сел за уже накрытый стол. Да, это вам не самопальные кафешки: я обожрался до такой степени, что еле дополз до чердака и заснул там мгновенно.

Когда проснулся, день и жара уже пошли на спад. Облепленный мошкарой организм просился окунуться в какой-нибудь водоем. Я сел на велосипед и поехал по направлению к реке, указанном девушками. После небольшого спуска от деревни я услышал девчачьи голоса и поехал в том направлении. На небольшом песчаном участке возле воды сверху увидел три женские фигуры. Они что-то громко обсуждали. Пока я раздумывал, что делать, они вдруг подняли головы и стали махать мне призывно руками. Две из них были мне уже знакомы с утра. Я спустился с откоса, с трудом удерживая велосипед.

– Привет, – приветствовали меня Ан и Лиза. – Ты голову не боишься сломать, спуская велосипед по такому склону?

– Но я не видел другой возможности это сделать.

– Ладно, покажем тебе велосипедную дорожку. Слушай, вот мы тут пробовали придумать тебе кличку, но ничего придумать не смогли. Слишком мало тебя знаем. Что подскажешь?

– Ну, меня в Альма-Матер зовут Гусаром. Или Поющим Гусаром.

А?льма-ма?тер (лат. alma mater, дословно?– «кормящая мать» или «мать-кормилица») – старинное название учебных заведений, обычно университетов, которые изначально давали в основном теологическое и философское образование, как организаций, питающих духовно.

В современной лексике образно означает учебное заведение, в котором человек получал или получает образование; для профессиональных учёных – место их наибольшей занятости. Употребляется то в ласкательном, то в шутливом смысле.

Материал из Википедии – свободной энциклопедии

– И это хорошо. Будем тебя так и звать, если не придет на ум что-то поинтереснее. А теперь знакомься с нашей подругой. Это Марья. И чего ты стоишь? Раздевайся, купаться будем.

Я разделся до трусов и сделал несколько шагов к воде. Хотя они этого не стеснялись и не комплексовали.

Когда я вошел в реку, и вода достигла мне колен, девушки шумно толпой вбежали в воду, и, разбрызгивая воду ногами, подхватили меня под руки и потащили дальше от берега. Пока я просто не упал в воду, и они тоже следом не попадали. Получилась куча-мала, но только в воде. Мы толкались, падали, снова толкались. Мои руки впервые в жизни касались голого женского тела, от чего член стал возбуждаться. Я постарался от них выбежать на берег, но они догоняли и опять валили в воду, касаясь мен не только руками, но и собственными телами.

Когда мы выскочили из воды, я бросился за полотенцем, чтобы прикрыть свой восставший член. Кажется, пронесло, и они никто ничего не заметили. Когда мы поехали домой, то они разрешили поводить каждую из них, и я теперь знал, где они живут.

Вечером на чердаке я долго не мог заснуть, постоянно вспоминая и их фигуры в купальнике, их и мои прикосновения, хохот и улыбки в брызгах. Как капельки застывали над верхней кромкой их купальников и потом скатывались медленно в лифчики. Как солнце проглядывало между их стройных ножек у самого основания тех ножек.

Распалив себя просто до невозможности, я спустился с чердака и пошел по улице. Ноги сами привели меня к дому Ан, – она жила ближе других. Я пробрался в сад и подкрался к окнам. В одном из окон увидел Ан, которая делала какие-то упражнения, что-то типа Ушу. Вечерний свет в комнате дал увидеть, что она была совершенно голенькая. Она поупражнялась немного, а потом просто подошла к окну, оперлась руками о подоконник и стала смотреть во двор. Если бы она знала, что всего в метре от окна застыл я в густом кустарнике, что я затаил дыхание, разглядывая ее объемные груди, свисающие с грудной клетки… Невыносимо хотелось заняться онанизмом прямо здесь, но тогда я мог выдать себя движениями, шуршанием листвы и потому замер, как статуя, впитывая ее в себя зрением.

В конечно итоге я чихнул. Ан мгновенно подскочила и задернула штору, а я воспользовался этим и дал дёру через забор домой. Уже на чердаке я схватился рукой за практически опухший от возбуждения член и довольно быстро добился его облегчения. Отвалился на спину и мечтательно смотрел вверх, вспоминая видение сегодня вечером. И не заметил, как заснул.

День второй

– Да, понятно кто был у меня вечером под окном, – раздался голос над моей головой.

Я подскочил с кровати и понял, что так и спал с членом в руке. А надо мной склонилась Ан. Склонилась и улыбалась во всю ширину, – от уха до уха.

Я мгновенно постарался прятать член и руку под простыней, которой накрывался, но запутался в ней. Ан хохотала, глядя на меня.

– Да ты не бойся. Я тете Кате ничего не скажу. А чтобы ты мне поверил, хочешь, покажу тебе свои груди? Ну, если ты вчера не всё разглядел в окно.

Я закивал с бешеной энергии под новый хохот Ан. Она встала перед кроватью и стала грациозно снимать, но одному плечику сарафана, придерживая его другой рукой, чтобы он просто не упал раньше срока на пол, потом медленно спускать его ниже и ниже, пока не обнажились обе груди, потом спустила сарафан до пояса и замерла в таком положении. Я уже давно сидел на кровати, и обе груди были прямо на уровне моего лица.

– У тебя так горят глаза, – усмехнулась она. – Хочешь потрогать?

Я опять бешено закивал головой и придвинулся к ним еще больше. В каждой руке оказалось по большому округлому мягкому счастью! Я просто захлебывался от возбуждения, что стало видно сквозь простыню и Ан. Она покачала грудями из стороны в сторону, толкнула меня спиной на кровать и присела на край кровати положила одну руку на член.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск