Леонид Алексеев
Операция «Бангладеш»


– Вот это вьюк! – присвистнула Хаханян. – Да уж, знатная коммуналочка подобралась.

– Добрый день! Ставьте под мою полку, у меня нет вещей, – дружелюбно предложила Валентина, похлопав по маленькому чемоданчику цветом в тон её костюма.

– Ой, спасибо! Меня Ира зовут! – Вошедшая волоком затащила сумки в купе.

– Валя, очень приятно!

– Татьяна.

Началась возня, охи и причитания, но вскоре под руководством Хаханян сумки осели в рундуке. «Чукаленко? Нет, щипать меня бесполезно. – Павел не сразу понял, что глаза у него болят, потому что вот-вот выскочат из орбит. – Скиньте меня с поезда!»

– У меня тут цветок, – Ирина положила на стол что-то мягкое.

Поезд тронулся, по-старчески закряхтел и заохал, выбираясь из паутины стрелочных переводов. Павел отвернулся к стене – у него затекла шея и зачесался глаз.

Внезапно волной нахлынул запах дешёвого одеколона – в купе стремительно вошёл мужчина.

– Приветы-приветы! – игриво забалагурил он пошловатым тенорком. – Девчонки, какой приятный сюрприз! Вы из какого модельного агентства?

– Всё равно хамство, пусть и прикрытое, – устало парировала Хаханян.

Мужчин оказалось двое.

– Марк, это не наше купе, – тревожно шепнул второй.

– Я догадался, Жора, оно чересчур роскошно, чтобы стать нашим, – сокрушался Марк.

– Георгий, – представился мужчина номер два. – Марик, идём, наше следующее.

Павел почувствовал прикосновение к пятке.

– Опа! Носок! – Это был Марк. – Как всегда: у кого есть, тому не надо.

Павел убрал ступню и тут же вспотел – теперь все знают, что он не спит. Так шахматист осознаёт, что профукал ферзя. Марк и Георгий вышли в коридор, и через секунду Павел услышал за стенкой их неразборчивую болтовню.

– Цветок надо в воду, – Хаханян ни секунды не сидела без дела.

Павел почувствовал тычок в ягодицу. Он осторожно повернул голову. Татьяна трясла пластмассовой вазочкой со стола:

– Молодой человек! Помогите уже дамам! Сходите за водой!

Павел взял вазочку и неуклюже спустился спиной к попутчицам, боясь повернуться к ним лицом.

Поезд уже катился по Московской области. Проносились пригородные станции, и в бесконечной дали терялись сёла с церквями и деревеньки с огородами, бельём на верёвках и остовами грузовиков на кирпичных подставках.

Павел открыл дверь туалета, брезгливо огляделся и вошёл. Дверь закрывать не стал, сложил ладошку лодочкой и кое-как наполнил вазочку водой до половины. Обратный путь Павлу преградила дверь тамбура. В оставшуюся щель Павел видел мужчину в белой футболке и слышал знакомый запах дешёвого одеколона. «Как его там, – Павел дважды слегка толкнул дверь рукой, – Марик или Жорик?»

– Уважаемый! – Павел толкнул дверь сильнее.

Но толчков дверью парень не заметил. Он разговаривал по мобильному телефону. Из тамбура врывался громкий лязг сцепки вагонов и угрожающий перестук колёс, но некоторые слова Павел слышал отчётливо.

– Да-да, всё по плану – мы опять в тюрьме. – По голосу Павел узнал Марка. – Едут в соседнем купе.

– Мужчина! – позвал Павел.

– Он тоже, да. – Марк не отреагировал. – Какой-то лох, честное слово.

Изловчившись, Павел постучал пальцами по плечу Марка:

– Послушайте!

– Минуту! – не оборачиваясь, Марк поднял указательный палец и продолжил разговор: – Да-да, слышу, тут вроде берёт.

«Погодите-ка, – насторожился Павел, – а кто это лох из соседнего купе?»

– Нет, подозреваю, у него ничего не выйдет, – рассуждал Марк. Павел оставил попытки привлечь его внимание и встал ухом к щели. – Она – да, на месте. Нормально. В случае чего мы её с… – Тут вагон прогрохотал по ферме моста. – …ем с поезда. Да делов-то, не впервой.

«Скинем с поезда? – Павел заволновался и нервно осмотрел туалет. – Кого ещё скинем?»

– И его тоже? – Марк замолчал, видимо, получая наставление. – Ага, – засмеялся он, – поможем, конечно.

Павел не выдержал и пнул дверь.

– Слушайте, вы! Выпустите меня! Дайте же пройти! Вам что тут, переговорный пункт?!

– Всё понял. До связи! – Марк сбросил вызов и захлопнул дверь тамбура. – Извини, мужик, выходи, – бросил он, не глядя на Павла, и пошёл по вагону.

Павел выскочил из туалета с готовностью дать Марку бой, но увидев его спину в проходе, только зло выдохнул носом и поплёлся следом.

Марк остановился у своего купе и дважды махнул ладонью, будто вычерпывая подельника в коридор. Показался Георгий. Марк молча показал на купе Павла. Парни подошли к двери.

– А что, девчонки, ехать ещё долго. Так и будем скучать? – развязно начал Марк.

Павел встал позади Георгия. Отсюда он хорошо видел Татьяну и Ирину, сидящих на нижней полке. Валентина сидела напротив, и её скрывала стенка купе.

– Мы с мальчишками по поездам не знакомимся, – Татьяна презрительно взглянула на Марка и отвернулась к окну.

– Чудесно! – паясничал Марк. – Мы останемся безымянными столько, сколько вам будет угодно. Прекрасные незнакомки, тайны, интриги – такая романтика не может не волновать.

Татьяна посмотрела на него и едва сдержала улыбку:

– Нахал какой…

– Но, просто чтобы было проще обращаться к незнакомцам, я – Марик, он…

– Георгий. Я помню, – просияла Чукаленко. – Я – Ирина. – Тут она отшатнулась, встретив грозный взгляд Хаханян, и добавила: – Григорьевна.

– Точно! – Марик показал на Ирину, как ведущий телевикторины на угадавшего игрока. – Можно «Жорик».
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск