Текст книги

Кира Леви
Будет по-драконьи

Будет по-драконьи
Кира Леви

По-драконьи #1
– Ваш будущий муж – Чёрный дракон. Решение Совета повергло меня в шок! Дракон, которого мой отец, Правитель Алракиса, презирал. Что делать? Родители погибли, брат исчез, а дядя преследует свои цели. Что ж придется выкручиваться! Не будь я наследницей!!! – Я принимаю волю старейшин с одним условием. До брачного танца я буду жить так, как жила до этого! – древние ящеры недовольно зашипели. Плевать на нарушение протокола, раз мне навязывают неугодный брак! Ведь никто не бросит вызов Чёрному дракону! Слабаки… Или бросит?

Кира Леви

Будет по-драконьи

Глава 1. Когда беды совсем не ждёшь

Алракис. Планета Альянса

Профессор Кгтор уважительно склонил голову, стоило мне спуститься со ступеней кафедры. Защита докторской диссертации осталась позади, и можно было выдохнуть напряжение последних дней.

– Дэса ар Ньерри, разрешите первым поздравить вас с блистательной защитой докторской! Ваш доклад о синхронизации циклов роста злаковых культур и увеличении урожайности в закрытых экосистемах вызвал интерес у представителей аграрных планет. Они следили за вашим выступлением. На центральный кристалл Академии уже поступило не одно заманчивое предложение! И должен сообщить вам хорошую новость – ваш проект одобрен. Лаборатория останется в вашем распоряжении так долго, как потребуется.

Я позволила себе слегка улыбнуться. Жест, трактуемый Кодексом этикета взаимодействия разумных рас, как проявление дружелюбия. Порой за ним так удобно прятать истинные чувства! Новость была превосходной, но ожидаемой. Странно было бы, если бы мне отказали в прошении. Мне – дракону из Клана Пепельных ящеров.

Собравшиеся вокруг нас слушатели и работники Академии Современных Технологий с интересом следили за нашим разговором. Внимание не тревожило. Публичные выступления давно стали привычными – будучи ассистентом профессора Кгтора, я вела семинары у многих из присутствующих.

По-моему, профессор переживал больше моего. От нага фонило волнением, и я поддержала беседу, пробегая глазами по рядам слушателей, пришедших на мою защиту. В первом ряду стояли коллеги из лаборатории, вежливо дожидаясь, пока завершится обязательная программа поздравлений и мы сможем отправиться в кампус отметить это событие. Всё для сегодняшней вечеринки было готово! Ведь не одной мне было что отмечать.

– Не могу сказать, что меня это не тронуло. Мой проект по строительству пищевой базы на Мирзе поможет решить проблему с поставками продуктов на пояс астероидов в системе Де-Шуу. Рабочие колонии смогут продолжить работу в штатном режиме, не переживая о хлебе насущном, а не бастовать и срывать поставки ценных металлов. Альянс помогает всем нуждающимся, если они не выступают против Свода принятых правил. Мой отец вынес на вчерашней ассамблее Союза Разумных рас вопрос о модернизации продовольственной программы для регионов со скудными природными ресурсами.

Мой взгляд остановился на профессоре, отмечая как его нервозность, которую он не сумел скрыть, так и подрагивающие края носовых вертикальных щелей в попытке учуять приятное – запах золотых. Большие проекты – большие деньги. Но не мне его в чём-то подозревать. Это не у меня вылупилось сразу трое змеёнышей! И не мне платить ипотеку на новый дом.

Мои проблемы ещё дожидаются меня в будущем. Хотя и не в таком уж далёком.

За возможность заниматься сейчас тем, что мне нравится – наукой, или копаться в навозе, как говорит моя мать Гнезда – нужно будет заплатить. Моя плата – это послушание родителей в вопросе выбора будущего супруга. Непомерная, нужно сказать, плата, учитывая, что после заключения союза с неизвестным для меня драконом мне придётся на тысячу дней закрыться в Гнезде и вынашивать наследника рода супруга. Растить молодого ящера до его первого совершеннолетия в пятьдесят лет. А потом вынашивать наследника для своего рода, если старший брат не найдёт себе избранницу. Судя по тому, что Кириан не хотел обременять себя семьёй в ближайшие столетия, это придётся делать мне.

Наша раса бессмертных ящеров, но не путать с неуязвимыми, слыла расой самых мудрых существ во всей галактике. Хищная первая ипостась накладывала отпечаток и на вторую, гуманоидную. И века мирного сосуществования с другими расами не улучшили тяжёлый характер драконов. Мы отличаемся себялюбием и эгоистичностью, спесивостью и воинственностью. И имеем «заскоки», как характеризовала нашу непомерную тягу к золоту и накопительству разных предметов, ценных только для самого дракона, моя подруга-эльфийка. Здесь, на Алракисе, драконы являются правящей расой. Хотя и не самой многочисленной, но самой сильной среди множества остальных.

– Вас приглашают выступить на Конгрессе биотехнологий, – возбуждённый голос профессора вернул улетевшие в небесные просторы мысли назад, в аудиторию. – Он состоится на Гирде через декаду. Вас включить в список участников?

– Включите. Сбросьте необходимую информацию мне на кристалл.

Возможности оказаться как можно дальше от матримониальных планов матери Гнезда на единственную дочь – меня, так удачно подошедшую к порогу брачевания, я обрадовалась несказанно! Сколько у меня ещё в запасе лет ходить не загнездившейся! От силы лет пять. А потом дракон внутри меня окрепнет окончательно, и сопротивляться зову природы больше не получится. Вторая ипостась будет требовать единения с самцом и возможности летать на собственных крыльях, а не на аэрокаре. Кстати, имена драконов и второй формы не у всех совпадают. А нас с ней зовут одинаково – Эолайн. И мне ну никак не хочется замуж. Это же никакой науки, общественной жизни, встреч с друзьями! И это мне будет нравиться! Бр-р-р, ужас! По крайней мере, так меня уверяет мама.

Мой положительный ответ обрадовал профессора. Моя тема оказалась самой востребованной на сегодняшний день и могла принести хорошие дивиденды кафедре. И, соответственно, добавить профессору бонусов к золотым в конце месяца.

Коммуникатор на руке ярко вспыхнул, сигнализируя о принятом сообщении. Перед защитой я перевела его в беззвучный режим. Мельком глянув на экран, оценила грустную рожицу Тирка – оборотня из моей команды. Намёк был понят. Пора закругляться и переходить к более важной части – празднику! Кристальные технологии уже давно позволяли совместить все известные девайсы в один. Встроенный имплант за ушной раковиной давал возможность прослушать входящее сообщение так, чтобы его не услышал никто другой.

– Профессор, прошу простить, но мне пора.

– Дэса ар Ньерри, информацию я вышлю вам завтра. А сейчас вам не помешало бы отдохнуть, – бескровные губы нага растянулись в улыбке, обнажая тонкие иглы клыков. – Сегодня в городке будет шумно! Знаете ли, и я когда-то участвовал в подобных мероприятиях, а сейчас… – он развёл руками и поклонился на прощание. – Молодость так быстротечна. Наслаждайтесь свободой!

В ответ я сдержанно кивнула и, чеканя шаг, направилась в сторону ожидавших меня. Шумный хоровод подхватил, закрутил и унёс из аудитории. Тёплый ветер ударил в лицо, шевеля мои пепельно-белые косицы-змейки, заплетённые особенным образом, указывая всем на мой статус свободной драконицы.

До городка мы быстро добрались тремя аэрокарами. Свой я тут же отпустила на автоматическую парковку и, торопясь, зашла в свой дом. Жила я одна по настоянию родителей. Они и так с трудом смирились с тем, что я ушла из родных пещер. Мама даже закатила истерику отцу по этому поводу, но папа меня поддержал. Сказал, что желание быть самостоятельной нужно уважать! Обожаю своих родителей!

Перед празднованием стоило сменить чёрную клановую форму с золотыми галунами и вставками с крупными рубинами, имитирующими пуговицы на магнитной застёжке, на что-то попроще. Для этого вполне подошло голубое платье, как раз к моим лазурно-голубым глазам, с высоким воротником, скрывшим мой найрис – блокиратор сущности, который может снять только будущий супруг. Его надевают новорождённым девочкам. Если быть точным, то найрис открывается в двух случаях – если драконица полностью созрела и претендент в супруги во время брачного танца сумеет покорить ящера, или если встречается истинная пара дракона – его сердце.

Расправив несуществующие складки на ткани, заменила тяжёлые высокие ботинки на своих изящных длинных ножках удобными туфельками. Последний штрих – золотая пектораль на груди и круглые кольца-серьги в уши, а то как же без золота!

В дверь на первом этаже уже стучали. Со двора доносились звуки музыки и смех. Предвкушающе улыбаясь, я сбежала со ступеней вниз и резко открыла дверь. Передо мной стоял Роо Гримм, человек – секретарь моего дяди, дэсайя ар Шии-Тари.

– Эолайн, ты идёшь? – за спиной секретаря появилась долговязая фигура дроу – соседа справа. Он завершил учёбу и собирался вернуться домой в приграничье.

– Через минутку, – махнула рукой парню.

Секретарь поёжился и покосился на дроу. Я вполне понимала причину подобного поведения. По имени, да ещё на «ты» к драконам обычно не обращались. Дэса ар Ньерри. И точка. Но как быть дэсой с друзьями, с которыми прожила бок о бок больше десяти лет. С которыми попадала в разные истории и знаешь о каждом столько, что и представить невозможно. Для которых была кем-то вроде исповедника и делился мудростью драконов, стараясь помочь как в учёбе, так и в делах сердечных. Это при том, что собственного опыта в этом деле ноль! Несовершеннолетней драконице запрещено с кем-то заводить отношения. Таковы правила. А несовершеннолетней я буду оставаться до тех пор, пока моя драконица окончательно не проснётся.

– Что случилось, Гримм?

– Дэса ар Ньерри. По поручению вашего дяди дэсайя ар Шии-Тари уполномочен передать, что сигнал шатла ваших родителей исчез с радаров в системе Вега.

– Ш-ш-то? – из моих уст вырвалось рычащее шипение. Новость оказалась ошеломляющей. – Подробноссс-сти.

Я ухватила секретаря за плечо и рывком затащила в комнату, не почувствовав тяжести тела мужчины. Силы мне было не занимать – особенность вида.

Секретарь напряжённо повторил известную информацию. За годы службы он привык к норову драконов. Знал, как нужно общаться с ящерами с наименьшей опасностью для собственного здоровья, как морального, так и физического. Но быть вестником плохих новостей предпочитал, находясь на расстоянии, скрывшись за коммуникатором. А не так, как сейчас.

Мне хватило минуты на принятие решения и осознание всей глубины проблемы.

– Я должна вернуться в Клан, – это сообщение я разослала всем друзьям сразу, чтобы не объясняться в такой момент.

Мы с Гриммом прошли толпу насквозь и скрылись за сенсорными раздвижными дверями, обозначавшими границу территории, накрытой силовым куполом.

И уже не видели, как кто-то из собравшихся праздновать нашёл ошеломляющие новости. Коммуникаторы на руках присутствующих замельтешили сводками свежих новостей. Кто-то в толпе ахнул и перебросил найденное сообщение на большой галоэкран, установленный во дворе для объявлений и рекламы.

С экрана на них смотрел молоденький смазливый оборотень, ведущий новостного канала. Тот подрыкивал от переполнявшего его возбуждения. Сенсационная новость стала для всех неожиданностью и влекла за собой пока неясные последствия, но тревожащие уже сейчас.

«Мы связались с пресс-секретарём Клана Пепельных ящеров с целью подтвердить или опровергнуть информацию, обрушившую инфосеть. Это правда, что Правитель, глава Клана Пепельных ящеров, вместе с матерью Гнезда и старшим сыном, праймом Восточного Легиона, исчезли? Это переворот? Уже известно: это похищение или убийство? – журналист зачастил, сыпя вопросами, словно у него под ногами земля горела, и он старался успеть спросить до того, как его опалит. – Наследница Клана ещё не достигла брачного возраста. Кто станет следующим Главой? Изменится ли политика в части выбора её супруга? Ведь фактически он станет следующим Правителем драконов».

На экране появился дракон с медно-рыжими волосами, собранными в высокий хвост. Рисунок из чешуек вился от висков к скулам и завитками спускался вниз, к углам нижней челюсти, и дальше на шею. Мужчина тяжёлым взглядом посмотрел на разошедшегося журналиста, отчего тот прижал острые ушки, выступавшие из шелковистых каштановых волос, и затих, как иссякший фонтан.

«Ещё рано делать какие-то выводы. Направлен спасательный шатл с тяжёлого крейсера „Штормовой горизонт“, который находится в семи часах лёта от пропавшего судна Правителя. Как известно, „Драконий шип“ возвращался на Алракис с центральной планеты Альянса – Фэк в системе Вега, после ассамблеи Содружества разумных рас. На все остальные заданные вами вопросы, – дракон давил голосом, – вы получите ответы в своё время. Совет Кланов будет собран в долине Друидов на третий день согласно регламенту».

Глава 2. Гнездовье

Аэрокар поднялся на третью воздушную линию и, вильнув вправо, переместился на крайнюю скоростную четвёртую полосу, по которой летали только транспорт служб правопорядка, спасательно-медицинские аэромодули и скоростные кары драконов. Ни одна из рас не любила скорость настолько, как драконы. Поэтому у каждого были соответствующие права на пилотирование скоростными аэрокарами.

Жажда сию же минуту выяснить, что произошло с родителями, терзала душу острыми зубами. То, что случилось непоправимое, – я это ощущала внутренним чутьём. Только тоненькая ниточка надежды где-то в глубине души трепыхалась неясным зудящим чувством – Кириан жив. Но она была настолько слабой, что на неё не стоило полагаться. Кириан – мой старший брат. Уже давно взрослый дракон, перешедший черту второго совершеннолетия в четыреста лет более пятиста лет назад.

– Снять ограничение скорости, – отдала команду бортовому искину, стоило ремням безопасности зафиксировать нас с человеком в креслах. – Вывести новости о Правителе на экран.

Ничего нового не показывали, и я с бессильной злостью смахнула изображение. Аэрокар, несясь на предельной скорости, чётко отзывался на все мои команды. К родным пещерам путь был неблизок.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск