bannerbannerbanner
Легенды Сангвиндея. Сказание о Защитнике
Легенды Сангвиндея. Сказание о Защитнике

Полная версия

Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
1 из 9

Артем Лазарян

Легенды Сангвиндея. Сказание о Защитнике

Пролог

В комнате тускло горели свечи, озаряя потолок своим слабым сиянием. За окном виднелся быстро засыпающий город, ночь стремительно накрывала окружающий мир. Отец укладывал своего сына спать, но тот никак не желал отправляться в кровать.

– Так, маленький принц, если вы не ляжете спать, то будете наказаны. – Шутливо сказал отец.

– Ну пап…. – Состроил грустное выражение лица мальчик. – Я не хочу ложиться.

– Время сна, сынок. Завтра будет новый день, новые открытия для тебя.

– Лааадно…. – Он послушно умостился под одеяло. – Расскажи сказку!

– Уже поздно.

– Ну пожалуйста….

– Эх… ну хорошо. Только обещай, что ты сразу уснёшь.

– Обещаю. – Мальчик улыбнулся.

– Так… о чём бы тебе рассказать. – Отец призадумался. – О! Точно, думаю, ты уже достаточно взрослый. Ну, слушай….

Часть первая: «Обречённое войско»

«Жизнь – странная штука. Она и прекрасна и ужасна одновременно. Но облагораживая её и мир вокруг нас, мы делаем свой путь легче. Неважно, кем ты родился, главное – кем ты стал…»


Лазарян Артем Витальевич

Истоки

В эпоху, которую мы привыкли называть Раздором…. В мире, полном насилия и предательства, жило бесчисленное множество народов. Самые достойные из них объединялись в государства. Так появились шесть королевств. Пятеро получили плодородные равнины, высокие горы, буйные реки и плотные леса, и лишь одному шестому была отведена тихая и безжизненная пустыня, полезная для добычи редких товаров, но непригодная для хорошей жизни. В Эпоху Раздора каждый старался урвать себе кусок побольше. Войны стали разрывать Селисайд на части. Будучи обделенными, шестые – могущественные эрмиты, решили завоевать континент. Собрали они грандиозную и устрашающую армию и двинулись на пять королевств. Разоряли мирные селения, убивали скот, оставляли пустыми поля. Много несчастий принесли эрмиты народам Селисайда. И тогда, короли собрались вместе и решили прекратить распри, дабы положить конец экспансии эрмитов. Объединённое войско пяти королевств под реющими знаменами выступило навстречу врагу. То была жестокая и кровопролитная битва. Эрмиты превозмогали союзников силой и мастерством. Их маги обрушивали небеса на воинов королевств. Плавились доспехи и мечи, ломались копья и крушились щиты. Но войско пяти королевств смогло одержать верх. Превозмогая потери и боль, воины прошли через Бездну и сокрушили врага. То была великая битва. Но павших было не счесть. Пять королей в наказание решили изолировать эрмитов от остального мира. Собрались мастера камня и металла, чтобы построить великую стену, которая отгородила бы захватчиков от мирных народов. И нарекли это строение Стеной Грехов, дабы она всегда напоминала поколениям о преступлениях этого народа…

Так, гласит легенда о войне Шестого…

Глава первая: «Судьба или прекрасный случай?»

Прощай мой дом родной

Жизнь в деревушке течёт спокойно. Даже слишком. Здесь мало что происходит, все друг друга знают. Здесь ты понимаешь: тебе не светит ничего большего. Я с детства мечтал отправиться в путешествие, увидеть другие места, любые, лишь бы не это захолустье. Но жизнь распоряжается по-своему. Судьба… я не верю в судьбу. Я считаю, что для всех судьба это разные понятия: для одного это путь, назначенный ему высшими силами, для другого – просто предлог, оправдание своих неудач и ошибок.

– Арден, хватит летать в облаках. – Мой отец с утра до ночи работал, чтобы прокормить семью и поднять ее хотя бы на ступеньку выше. Я его очень уважаю и люблю. Для меня на свете нет человека мудрее. – Давай, нужно скорее заканчивать с полем и переходить на задний двор.

– Да, отец, уже иду.

Отец не всегда жил в деревне. Когда то давно он жил в столице королевства. Правда… он не особо любит говорить о прошлом. Отец научил меня грамоте и навыкам, необходимым для выживания в длительном походе, ну или если в лесу заблудился.

Мама вообще не рассказывает о прошлом. Ни откуда она, ни кем была. Они оба предпочитаю отшучиваться или сменять тему разговора, когда я задаю подобные вопросы. И меня это ужасно раздражает.

Так и проходили мои дни: ранний подъём, работа, а по вечерам занятия науками, которые мне мог дать отец. Но я не желал и дальше оставаться в границах селения Кораг. Как-то одним вечером мы собрались за ужином.

– Творец да направит и укрепит силы наши для грядущего дня. Приятного аппетита, мои дорогие.– Мама всегда произносила пару религиозных слов перед ужином. Это наводило на мысль, что раньше она служила в церкви.

– Спасибо, милая.

– Взаимно, мам. – Мы приступили к трапезе. Сегодня на ужин были вкуснейшие свиные ребрышки с картофелем. Ммм… чудесная хрустящая корочка. Вытерев рот, отец посмотрел на меня многозначительным взглядом.

– Сынок, ты вырос, я вижу, как ты возмужал. – Неужели отец хочет сказать, что пришло время покинуть гнездо? – Теперь я вижу, что могу доверить тебе более важные дела по хозяйству. Скоро мы пойдём на охоту, я научу тебя стрелять из лука и свежевать зверей.

– Спасибо, отец. – Да…. Это не совсем то, что я хотел услышать, но все равно что-то новенькое.

Дальнейшая трапеза прошла без сюрпризов, периодически мы болтали о разных вещах, шутили и просто приятно проводили время в кругу семьи. Это, пожалуй, единственная вещь, которая всегда, где бы она ни была, будет притягивать меня. Семья для меня важнее всего. И если ради нее мне нужно будет остаться здесь навсегда… что ж, так тому и быть.

До конца недели я жил в предвкушении. Я всегда был рад научиться чему-нибудь новому. Пока шли дни, я успел наподдать ребятам Филмара. Гнусные задиры, постоянно стремятся обидеть кого-то слабее их. Но именно такие случаи позволяли мне почувствовать себя героем, заступником слабых. Каждый раз, когда я заступался за очередную жертву хулиганов, приходило чувство окрылённости. Помог лавочнику с переноской ящиков – получил реус. Деньги в дом, а затем можно и с девушкой какой-нибудь поболтать. Несмотря на то, что мне уже стукнуло двадцать, я так и не нашел леди, которая покорила бы меня. Но мне и без этого жилось хорошо. Моя душа больше кипела к приключениям. Я мог часами мечтать о сражениях, магии и походах. Моя бурная фантазия рисовала в голове картины, коим позавидуют самые известные художники.

Дни сменялись ночами, время бежало вперёд. Настал день охоты. Отец достал два лука, взял еды на дорогу, стрелы, и мы вышли с рассветом. Недалеко от Корага возвышался древний лес Перфарей. По легенде, такое название ему дали древние эльфы. Селяне не любили этот лес, верили, что здесь водятся чудища и колдуны. Но в большинстве это были лишь сказки, необходимые для запугивания детей. На самом деле, лес был богат на всякого рода зверье, как безобидное, так и хищное. Отец решил охотиться на оленя. Мы шли сквозь лесную чащу, пробираясь через прекрасные ели и кустарники. Было свежо и пахло хвоей. Отец по пути рассказывал мне про охоту, про то, как надо выслеживать добычу, как целиться и стрелять из лука. Отец и раньше учил меня стрелять из лука, но по мишеням. Стрелять по двигающемуся, а тем более живому объекту куда сложнее.

– Сын, я вижу, куда клонится твоя душа.

– О чём ты, отец?

– Не увиливай, я знаю, что ты жаждешь приключений. Хочешь посетить другие места, а не сидеть в этой деревушке.

– Я… ты прав, отец.

– И это вполне естественно…. Послушай, мы с твоей матерью никогда не рассказывали тебе о нашем прошлом. Но… я думаю, ты достаточно вырос, чтобы рассказать. Присядь. – Мы присели друг напротив друга на пни, некогда бывшими высокими и крепкими дубами. Отец вздохнул и продолжил. – Я был солдатом, не просто пехотинцем, я служил в рядах Ламинис Мортис.

– Ты был клинком смерти!

– Да, мы сражались в войне Шестого с эрмитами. Я руководил отрядом, который должен был выполнить диверсионную миссию.

– Почему же ты раньше не говорил?

– Не перебивай, слушай.

– Воинам из моего отряда не было равных даже среди братьев по ордену. Каждый из нас мог в течение длительного времени сражаться без устали. Именно поэтому командование решило отправить нас на опасное задание. Мы должны были под покровом ночи проникнуть во вражескую крепость захватить ее. Через эту крепость шли поставки провизии силам эрмитов. Ничего сложного для закаленных бойцов. Но когда мы пробрались в крепость, то обнаружили там женщин и детей. Они были беспомощны пред нами. Они ничего не говорили, только жалобно смотрели на нас и на наши клинки. Что-то внутри меня ёкнуло, и я приказал бойцам не трогать эрмитов. Но когда мы вошли в крепость, они переменились. Они закрыли нас в замке и словно безумные стали бросаться на нас. Они обрушили на нас лавину из всякого мусора и подожгли замок. Внутренние опоры стали обваливаться, погребая под собой как эрмитов, так и моих воинов. Мне пришлось убить всех кого я смог. Выжили только я и пара других бойцов: Рекард и Тарос. Мы бились всю ночь, а затем, когда подошли наши войска, они нашли лишь обгоревшие руины, груду трупов женщин, детей, воинов и нас. Твоя мать… она была целительницей ордена Альбуса. Именно она выхаживала меня, залечивала мои раны, сначала физические, а после того как я подал в отставку, и душевные. Я не рассказывал тебе, потому что это моя ошибка, именно по моей вине погибло много хороших парней. Мир за пределами этого селения очень жесток и непредсказуем. В жизни нет черного и белого, добра и зла. Есть то, что правильно и нет. Есть только оттенки серого, из числа которых иногда приходится делать выбор, зная, что любой будет иметь свои последствия для множества людей. Понимаешь?

– Мне… нужно время… чтобы всё это переварить.

– Конечно, сын. – Он встал, вдохнул полную грудь воздуха и посмотрел куда-то вдаль.

– Спасибо, что рассказал, пап.

– Пришло время, Арден. Просто пришло время. – Он перевел взгляд на меня, улыбнулся как то странно. – Ну, давай найдем уже этого оленя, а не то мама начнет волноваться.

Весь остальной путь я преодолел в раздумьях, внимательно при это слушая советы отца: как лучше ставить силки, как правильно вычленять из шума нужные звуки. К вечеру мы нашли оленя, я удачно его подстрелил, и мы вернулись домой с добычей. В скором времени нас ждал вкуснейших ужин и после, добрый сон.

Прошло два дня в привычном ритме, всё это время отец ходил весь какой-то смурной. Так, видимо, бывает, когда бередишь старые раны. Замечая, что я, за ним наблюдую, он менялся в лице, улыбался и спрашивал как мои дела. Как-то раз, во время моей очередной «тренировки» с мечом на заднем дворе, ко мне вышел отец.

– Если хочешь победить это пугало, то должен хотя бы немного постараться! – В руках он держал тренировочный меч, на лице усмехающуюся улыбку. – Ну давай, я научу! Покажи мне стойку.

– Пап, это не лучшая иде…

– Помолчи и покажи мне стойку.

Я развернулся боком, выставил меч вперед на уровне талии.

– Неплохо, неплохо… для новичка. Знаешь приемы? Или только по чучелу бил как мотыгой?

– Кое-что знаю.

– Вот как…. Откуда?

– Аа… как то у нас проездом наемник был, мы с ним поспорили: если я его поборю на руках, то он покажет мне несколько приемов с мечом.

– Неплохо, сын. Ну, погнали! Вызов!

Адреналин поднимался в крови, виски стали пульсировать. Это было блаженством битвы. Тренировка с бывшим клинком смерти, который при том еще и мой отец, приносила мне незабываемое удовольствие. Он бил, я падал, поднимался, чтобы снова быть сраженным. Несколько раз мне удалось парировать его атаку, на что я сразу получил одобрительный кивок и хитрый удар снизу. Мы тренировались до самых сумерек. С того дня, каждый вечер отец выходил со мной один на один, мои навыки росли, всё чаще у меня получалось находить брешь в его защите, парировать его. Прошла целая неделя и после очередной тренировки отец предложил отдохнуть и поговорить.

– Теперь ты готов…

– К чему?

– Выйти в мир.

– Ты не шутишь?

– Теперь я вижу, что ты сможешь за себя постоять, ты должен достичь большего, чем то, что ожидает тебя здесь. Ведь ты мой сын!

– Я не подведу тебя! – Я обнял отца и он меня в ответ.

На следующее утро все встали рано. Мать с утра была в слезах, она понимала, что иначе быть не может, но материнское сердце не могло вот так просто отпустить самого любимого человека на свете. Я обнял ее, затем отца.

– Всегда помни, что я говорил тебе про мир. Всегда оставайся человечным, Арден. Поступай по совести и не дай исказить свою душу.

– Мы любим тебя, сынок.

– Я тоже вас очень люблю! – Я обнял их еще раз, крепко-крепко. – Я еще вернусь! Ждите!

Два шага за порог…

Занимался рассвет, солнце медленно выходило из-за горизонта, освещая дорогу, по которой я шёл. Полный чувств и эмоций, а также уверенности в будущем, я бодро шагал по вытоптанной дороге, ведущей на тракт. За плечом болталась котомка, а на поясе, в ножнах ждал своего момента старый отцовский меч. Сейчас это был уже не тот клинок, но при необходимости он мог помочь с непредвиденными обстоятельствами. Я решил двигаться в ближайший город – Ателар, город-сад. Здесь жили и работали одни из самых прославленных алхимиков. К нам часто заезжали торговцы и сборщики трав, рассказывали об этом месте. У меня пока не было чёткого плана. Я не знал, что буду делать, когда приду в город.

Дорога уходила далеко за холмы, где-то за ними и начинался тракт. Пройдя приличное расстояние, я увидел повозку. Лошадей не было, одного колеса не хватало. Нужно было подойти и проверить, может, кому-нибудь нужна помощь. Я приблизился, но осторожно, держа руку у ножен. Повозка выглядела целой, не считая колеса. Как будто она здесь недавно. Наше селение бандиты редко беспокоили. В основном их разгоняла стража или отсутствие того, чем можно поживиться. Но, возможно, именно здесь они промышляли свои черные дела. Я был совсем рядом, когда внезапно из повозки выскочил седой старик.

– Милсдарь, не губи! – Он был коренастым, с толстым носом-картошкой. Голова была покрыта редкими седыми обрывками и пролысинами. Однако, глаза его словно говорили, что в этом старике еще полным полном энергии и тяги к жизни.

– Спокойно, господин. – Я постарался сказать это максимально уверенным тоном, но вышло как-то смято. – Я вас не обижу. Я проходил мимо и заметил вашу повозку.

– Ох, спасибо! Колесо развалилось совсем. А лошадь чего-то испугалась и убежала в лес. Беда-беда, как же мне теперь доставить травы в Ателар?

– А запасного колеса у вас нет?

– Есть. – На секунду старик замялся. – Так,… а на что оно мне сдалось без лошадей то?

– И то верно…

– Милсдарь, может вы могли бы мне помочь? Вы ведь в город путь держите? Я бы вас подбросил.

– Я бы и рад, но как я тут помогу, уважаемый?

– Конь не мог далеко убежать. – Старик указал рукой в сторону недалекого леса. – Вон туда он убежал. Я старый уже, не могу бегать. А вот вы молоды, могли бы к нему и по-тихому подобраться.

– Хм-м…. Ну, ладно. Так и быть. Я помогу вам.

– От спасибо, а я с вами пойду. Подсоблю, чем могу, да и опасно одному старику на открытой дороге оставаться.

Я и мой новый попутчик свернули с дороги и по тропе устремились к лесу. По пути старик то и дело рассказывал про свой чудесный сад в Ателаре, о травах и семенах, которые он везёт для выращивания и обмена.

– А кстати, моё имя Горис, а ваше, милсдарь?

– Стойте! – Я оставил вопрос без ответа: тропа была уж больно гладкой, если бы конь бежал по ней, то остались хотя бы какие-то следы. Но тут ничего не было. – Горис, вы уверены, что ваш конь убежал в этом направлении?

– Ну да, конечно, я ясно видел. А в чём дело?

– Да нет, ни в чем….

Мы прошли до самого леса, из всех следов я обнаружил только кое-где притоптанную траву. Нельзя было точно сказать, кому принадлежал след: коню, людям или просто так сошлось. Я остановился у границы леса.

– Нам придется войти в лес, чтобы найти вашего коня.

– Ну, тут ничего не поделаешь, нужно так нужно. – Старик выглядел обеспокоенным. – После вас?

– Вперед. – В самом лесу, несмотря на солнце, было темно. Высокие кроны деревьев заслоняли свет, не давая ему озарить мрачные тени леса. Я осмотрел округу настолько, насколько смог. Коня нигде не было. Всё это начинало дурно пахнуть. – Что-то мне не нравится этот лес…. Горис?

Я развернулся, старика не было, как и его следов. Я немедля вынул меч. Бездна…. Я попался. Осознание того, что я потерялся пришло позже: мои следы тоже исчезли. Их скрыла опавшая хвоя и листва. Как будто никто и не приходил сюда. Темнота и подбирающаяся паника начали играть с моим воображением. Отовсюду доносились шумы, ужасные звуки, пробирающие до костей. Я попытался взять себя в руки, но давалось это с трудом. Что-то в этом лесу давило. Как будто незримая сила, как будто сам лес.

– Выходите, кто бы там ни был! Я вас не боюсь! Разберемся как воин с воином!

– Я и не прячусь. – Голос, раздавшийся за спиной, заставил меня вздрогнуть. Я пытался развернуться, но не успел. Меня чем-то ударили по голове, и я вырубился.

Чудесное вышло приключение. В лес и бац по голове. Коротко и со вкусом. Отец предупреждал, что не все так просто. Я очутился в каком то лагере. Глаза решил сразу не открывать и не подавать виду, что пришел в себя. Неподалеку трещал костёр, причем довольно сильно. Было слышно разговоры на каком-то низком и незнакомом наречье. Я попробовал подвигать руками… Черт, ну стоило догадаться, что я связан. Видимо, мои движения заметил один из нападавших: звуки шагов направились в мою сторону.

– Ну что же, милсдарь, нашли коня? – Ну конечно, добродушный старик оказался грабителем или еще кем-то в этом роде.

– Я вижу, что ты пришел в себя, можешь не корчить труп. – Я открыл глаза. Ооо нет, они не грабители. Это какие- то сектанты.

Лагерь был обставлен дико. Тотемы из звериных черепов, огромный костёр. А еще людские черепа, да и не только: орочьи, эльфов, ауренов и даже гномов. Что это за ребята такие?

– Гляжу, вы оценили обстановочку, милсдарь. Нравится?

– Кто вы такие?!

– Но, но. Незачем кричать. Тем более что вас никто не услышит. – Старик отвернулся. – Мы те, кто еще помнит заветы старых богов! Мы те, кто вернет мир к истокам, когда всё было едино.

– Отлично, рад был повидаться, а теперь отпустите меня и занимайтесь своими играми дальше!

– Извините, милсдарь, но вы слишком важный гость на нашем празднике. А еще важнее вы в качестве жертвы.

– Ты рехнулся, Горис?!

– Это ненастоящее имя. Но и настоящее вам знать ни к чему. Мы принесем вас в жертву. Боги сердиты. Они в ярости. Им нужна кровь и плоть жителей Селисайда.

– Ублюдки!

– Готовьте костер, начинаем.

Экс-Горис забрался на помост перед костром. Меня подняли и подвели ближе. Эти выродки были одеты в бурые рясы, некоторые включали в элементы гардероба перья, шкуры, когти. Горис начал произносить какое-то заклинание, остальные вторили ему. По мере чтения, меня все ближе подтаскивали к пламени, я уже чувствовал кожей его жар, как неожиданно прозвучал свист, как будто что-то очень быстрое разрезало воздух. Один из этих чучел схватился за древко стрелы, торчащее у него из груди, и повалился на колени. Затрубил рог. Из леса вынырнули воины в доспехах геральдического цвета Ателара. Городская стража! Слава Творцу!

– Мочи их, парни, живее! Пусть никто не уйдет! – Вопил женский голос.

– Братья! Уничтожьте овец отбившихся!

Засияли вспышки, лесные культисты оказались магами. Они швыряли в стражников энергетические сгустки. Но воинов было больше, и они были ловчее. Ряды культистов стали редеть. Я взглянул на Гориса: его лицо перекосила злая гримаса. Он скомандовал: «Отступаем! Вглубь леса! Недолго вам, жалким детям, осталось ликовать!».

Я пытался освободиться, чтобы тоже вступить в бой или хотя бы не попасть под перекрёстный огонь. Ко мне подошла та самая женщина, она сняла шлем и посмотрела на меня.

– Ещё живой, хорошо. – Она склонилась надо мной. – Ты с нами или с ними?

– С вами!

– Хорошо, я тебя освобожу, но постарайся не мешать нам.

Она разрезала путы и сразу ринулась в бой. Отступающие культисты не могли уйти от сражения. Я взглядом нашел свой меч, схватил его и бросился к ближайшему культисту. Резко сократив дистанцию, я оставил ему только один вариант – вступить в поединок. Выродок выхватил меч и замахнулся. Я приготовился, парировал его удар, отклонился в сторону и ударил его свободной рукой. Культист быстро пришел в себя, сделал ложный замах и ударил с другого фланга. Его атака была заблокирована и переведена в клинч. Выродок, однако, был силен. Клинч выходил спорным. Я отскочил назад, чтобы вновь ударить. Удар был хорош, с размахом. Культист не выдержал, открылась брешь в его защите. Мощным выпадом, я пронзил его и тут же сбросил с меча. Остальные культисты бежали, им вслед летели стрелы, но большинство уже скрылось в непроглядной тьме леса, которая из-за ночи стала ещё мрачней.

– Неплохо двигаешься! А на вид простой селянин. – Женщина стояла недалеко от меня. Её доспехи были испачканы кровью, меч же полностью был обагрён.

– Я немного умею драться.

– Оно и видно…. – Она смерила меня взглядом. – Ну ладно, пора возвращаться, искать их во тьме леса слишком опасно. Пойдешь с нами?

– Особо у меня выбора нет. Вы в город?

– Да, пора отдохнуть и выпить пива в таверне. Присоединяйся!

– Спасибо.

– Меня зовут Иворра. А тебя как?

– Арден, спасибо за спасение моей задницы.

– Без проблем, хотя из тебя наверняка получилось бы вкусное жаркое. – Иворра подмигнула мне, убрала меч в ножны, и мы отправились на выход из этого зловещего леса.

После того, как мы вышли на тракт, дорога пошла спокойная. Никто на нас не нападал, естественно, никто не рискнёт напасть на вооруженный отряд хорошо обученных бойцов. Разве что, другой такой отряд. По пути я разговорился с Иворрой. Она рассказала, что является командиром этого отряда, что они направились в лес по чистой случайности. На днях к страже обратился человек. Юноша был весь побитым, в рваной одежде. Он поведал им, что является подмастерьем алхимика, а на самого мастера напали культисты. По этой наводке отряд Иворры и направился.

– Мы уже давно ловим этих подонков. Они нападают на всех, кто едет по тракту. – Иворра смачно сплюнула в сторону.

– Кто они?

– Это культ Апра. Они так себя называют. Поклоняются, вроде, какому-то богу-вепрю.

– И приносят ему кровавые жертвы.

– Именно так. Поэтому нам и поручили их схватить. Пока что особых успехов нет, но мы заметно снизили их численность. Они всё время как-то выкручиваются.

– Они просто вот так взяли и появились?

– Культисты то? Что ты, нет. Я уже не припомню, что говорили на инструктаже, но вроде как это друиды-отступники. У нас в городе есть культ Древа – сообщество друидов, которые стали жить в городе, дабы единить природу и человека. Но на самом деле, как по мне, это просто отличный бизнес. Друиды могут любые травы вырастить и продать буквально за пару минут. Есть у них такие умения. Представь, каким спросом это пользуется у травников и алхимиков.

– Это да. Никогда не слышал, что в Ателаре есть свой культ друидов.

– Они хорошие малые, а вот эти. – Она махнула за спину. – Настоящие сволочи. Не могу сказать, какие из друидов сильнее.

За беседой дорога шла быстрее. В отряде у Иворры были хорошие общительные люди. Мне они очень приглянулись. Я познакомился с ещё некоторыми воинами: Фил был сыном мясника, но его тошнило от запаха, который постоянно стоял дома от свежеванных тушь, Никс была беглой эльфийкой, почему беглой и за что, она не сказала. А ещё был Мортир, по сравнению с другими воинами, он был скрытным и замкнутым. Я попытался вывести его на разговор, но в ответ получил лишь хмурый взгляд и ворчание.

К закату, мы подошли к стенам города. Ателар сиял, даже сюда доносился цветочный аромат. Стены и главные ворота были украшены узорами, отражающими саму суть города. По обе стороны от стен шли сады, в которых росли самые разные травы. Радостное чувство переполняло меня, впервые увидевшего что-то новое.

– Ну, вот и всё. Мы на месте. – Иворра развернулась ко мне и протянула руку. – Бывай, может, свидимся ещё. Мне нужно к командору городской стражи.

– До встречи, Иворра. – Я ответил на рукопожатие и направился в город.

Первым делом нужно было найти место, где можно остановиться на ночлег. День вышел богатым на приключения и эмоции, поэтому меня чертовски сильно тянуло в сон. Пройдя через городские ворота, я направился по улице в сторону самого посещаемого строения в городе – таверне, с незамысловатым названием «Друидовы настойки». Город благоухал, улицы уже начинали пустеть. Народ расходился по домам, чтобы отдохнуть, и завтра с новыми силами приступить к повседневной рутине. Я остановился у двери таверны, пахло элем и пряностями, изнутри доносился шум веселья и иной гул. Я смело открыл дверь и переступил порог. Гуляки веселились и гоготали, бард шустро ломал веселую и бодрую мелодию. Я подошёл к хозяину таверны.

На страницу:
1 из 9