Владимир Михайлович Мясоедов
Первая колония

Первая колония
Владимир Михайлович Мясоедов

Наши там (Центрполиграф)
Люди ожидали от первой встречи с инопланетянами многого… Но определённо не того, что те быстренько ограбят Землю и смоются туда, откуда пришли. Однако в оставленном ими на орбите планеты портальном устройстве виден чужой мир, где есть вода, воздух и жизнь. А раз там найдётся всё необходимое для людей, то человечество делает первый шаг к звёздам! Но на нашей планете много наций, и у каждой своё видение, какой должна быть первая колония и кому она будет принадлежать. И мнения конкурентов их не волнуют!

Владимир Михайлович Мясоедов

Первая колония

Роман

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав.

Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя.

Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

© Мясоедов В. М., 2017

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2017

© «Центрполиграф», 2017

Пролог

68 часов после контакта

В рубке космического корабля царила деловая суета, впрочем лишённая каких-либо ноток паники или хаоса. Экипаж полностью находился на своих местах, все приборы работали исправно, да и вообще от штатных учений данную ситуацию отделяло немногое.

– Внимание, сканерами фиксируется запуск ракет. – Оповещение разорвало монотонный рабочий ритм. Между тем его ждали. Давно.

– Решились-таки, – довольно пробормотал один из запасных пилотов, развалившийся в своём кресле в небрежной позе. Пока не случилось чего-то экстраординарного, делать ему было решительно нечего. – Я думал, они раньше начнут. Интересно, они там до последнего надеялись решить дело миром или просто тугодумы?

– Судя по собранной разведкой информации, примерно серединка на половинку, – пожал плечами его напарник. – Туповатые и трусоватые недоумки.

– Ну, это лучше, чем интеллектуальные яростные берсеркеры, – включился в разговор дежурный медик, по расписанию обязанный дежурить в рубке.

– Бесспорно, – были вынуждены согласиться с ним оба пилота.

– Таковые принесли бы нам куда больше проблем, – хмыкнул связист. – Кстати, сколько там ракет? И что выбрано целью? Мы или мелочь?

– Почти пять десятков. Двадцать нам, остальные движутся к барражирующим рядом со столицами рейдерам, – откликнулся медик, сейчас внимательно разглядывающий экран радара. – Не сказать, чтобы предупредительный выстрел, но они в состоянии выдать и в два-три раза больше.

– Это могло бы быть опасно, – задумчиво пробормотал один из пилотов. И когда на нём скрестились недоумевающие взгляды всех присутствующих в рубке, пояснил: – Ну, если бы целью были выбраны только несколько рейдеров.

– Ты переоцениваешь мощь их хлопушек. И недооцениваешь наши системы точечной обороны, – не согласился его напарник. – Хотя да, чисто теоретически, если откажут все системы активной защиты, ракеты имели бы шансы продавить щиты рейдеров. На сколько там каждое их попадание просадит малый корабельный энергобарьер?

– Приблизительно процентов на десять-двадцать, – задумчиво припомнил сведения из оперативной сводки связист. – От мощности боеголовки зависит. А они у этих дикарей пляшут просто в неприличном диапазоне. Ну а что ещё ожидать от варваров, изготавливающих своё оружие методом сбора в одном месте большого количества взрывоопасных элементов?

– Нет, ну всё-таки атомные бомбы, пускай даже примитивные, – это вам не каменный топор, – заметил штатный медик, отходя от экрана, на котором ракеты сближались с кораблями, сгорали в пламени взрывов… И не могли даже поцарапать свои цели, поскольку всё буйство высвобождённой энергии полностью поглощала пассивная защита. Активную ради большей демонстрации своего технологического превосходства командир ещё вчера приказал не задействовать. – Значит, какие-то мозги у данных примитивных существ есть. Законы природы они познают, пытаются пользоваться логикой. Между прочим, последнее и у более развитых существ получается далеко не у всех и не всегда.

– Тогда давайте произведём маленькую демонстрацию того, что не надо в нас кидаться всяким мусором, – предложил связист. – Выстрелим…

– Ты чё, больной? – посмотрел на него первый пилот, ради такого дела отвлёкшийся от своих приборов. – За акт геноцида мирного населения дадут по шапке не то что нам, капитана на пенсию отправят! А группу захвата за теми, кто отдал приказ стрелять, отправлять вообще нецелесообразно. Индивидуальный защитный комплекс – это вам не корабельная броня. Могут быть и потери. А кто за них будет отчитываться, а?

– Да нет, вы не дослушали, – смутился связист. – Давайте выстрелим в Луну. Сфокусированным лучом главного калибра. Чтобы образовалось маленькое сквозное отверстие. Если они логикой пользуются, то намёк поймут.

– А здесь есть Луна? – удивился медик.

– Имеется, пусть и не слишком-то большая, – признал первый пилот. – Ладно… Каменюку покрошить можно, за такое у нас не наказывают. Найдите мне район, где нет жилых куполов, исследовательских станций или разрабатываемых месторождений.

– Куда тебе понравится, туда и целься, – буркнул один из его заместителей. – Ты что, забыл? Эти дикари свой естественный спутник пока не осваивают. Совсем. Сочли нерентабельным.

– А не получим потом за разрушение памятников природы? – на всякий случай уточнил его напарник. – Хотя вроде бы не должны… В последнем списке подобных объектов об этой системе ничего не было, а мнение местных в верхах никого не волнует.

– Ну, тогда точно жахнем. Заодно их будущим промышленникам облегчим доступ к глубинным залежам, сделаем благое дело, – хмыкнул первый пилот. – Кстати, а кто-нибудь мне напомнит, как этот примитивный вид вообще называется? Брифинг-то я, если честно, проспал, объевшись накануне привезённых с поверхности планеты деликатесов…

– Да вроде бы людьми, – подал голос медик. – Или же человечеством…

Глава 1

13 дней после контакта. 13 дней после того, как мир погрузился в хаос

Агентство по работе с недвижимостью – это звучит гордо. И оплачивается соответственно. Не говоря уж о дополнительных услугах специалиста по компьютерной безопасности, временами добывающего нужную начальству информацию не совсем законными методами. Эх, если бы наши клиенты только знали, какой дрянью периодически занимаются те, кому они доверяют свои совсем немаленькие капиталы!..

– Борис, ты чего, совсем офигел?!

Я меланхолично посмотрел на своего непосредственного начальника, красного, словно варёный рак, и дышащего, как снимающаяся в на диво продолжительном клипе порнозвезда. И затем демонстративно и с ясно видимой неохотой убрал ноги с монитора. Жалобно скрипнуло где-то в районе сидушки офисное кресло, явно рассчитанное на субтильных секретарш-фотомоделей. Надеть обратно туфли или ну их? Сложный вопрос. Обувь-то приобретена на днях и ещё не растоптана. Зато носки уже вполне старожилы. Протёрты до дыры на левой пятке и занимают своё законное место уже четвёртый день.

– Думаешь, всё теперь можно, да?! Уволю к чёртовой матери! Вот, ей-богу, уволю!

– Меня это не волнует, – пожал я плечами и почесал открытую часть ступни. – Дерзай!

Юридически уволить меня он не мог, поскольку в нашу фирму официально никаким боком не входил. Запрещено у нас политикам заниматься бизнесом. Но… Ох уж это «но». Суровость законов в России всегда компенсируется необязательностью их исполнения. Хозяин по бумагам был, по сути, высокооплачиваемым подставным лицом. Безвольной марионеткой на ниточках, вынужденной беспрекословно исполнять приказы совсем другого человека. Того самого, которого создал нашу организацию, а также ещё пару десятков исправно приносящих немалую прибыль контор, а после ушёл во власть. Но раз в два-три дня обязательно возвращался – проверить, как идут дела, снять сливки или разгрести рабочие вопросы. И сейчас этот человек стоял буквально в двух шагах. И очень злился.

– Засранец! – В меня полетела какая-то канцелярская дрянь – не то фломастер, не то маркер, который шеф схватил с ближайшего стола. Впрочем, в цель она не попала. Косорукость для начальства вовсе не недостаток, скорее это даже достоинство. С точки зрения подчинённых, конечно. – Доведёшь ведь однажды! Точно уволю! С таким волчьим билетом, что никуда тебя больше не возьмут! В «Макдоналдс» пойдёшь, резиновые бутерброды клиентам впаривать и мусор со столов убирать!

– Их же вроде закрыли в очередной раз. – Угроза меня нисколько не впечатлила, и я вернулся к тому, чем был занят до того, как в помещение ворвался шеф: разглядыванию собственного отражения в зеркале. Щёки округлились, скулы больше не острые, даже вроде бы сломанный на занятиях боксом нос как-то раздался в стороны. Жирею. Впрочем, в ближайшем будущем могут начаться такие стрессы, что после них от меня и скелета не останется. Плазменный душ или ядерный взрыв пугают людей настолько, что близко соприкоснувшиеся с ними представители человечества теряют вес прямо на глазах. Иной раз даже пепла от костей может не остаться. – Или решили по такому случаю вновь открыть, чтобы людям было где пожрать и выпустить пар, круша всё на своём пути?

– Ты хам и быдло, сидящее на моей шее. – Шеф перешёл на личности. Видимо, он сегодня не в духе. Обычно раскачка полноценного скандала, к которым он питает некую противоестественную тягу, занимает куда больше времени. – Если бы не то, что ты мой племянник…

– Чёрта бы лысого я остался на этой работе, где за пять лет мытарств на ниве компьютерной безопасности вымотали килограмм нервов, выпили с десяток литров крови и вырвали пулей пятьдесят граммов родного мяса! – Никогда не любил охоту, хотя она и является одним из древнейших видов развлечений, известных человечеству. А уж после того, как один из егерей, подкупленный конкурентами, старательно «перепутал» нас не то с зайцами, не то с кабанчиками… Хорошо, что он целился в корпус. И слегка задержавшая пулю прочная стальная фляжка во внутреннем кармане удачно подвернулась. Да и как киллер тот охотничек явно не имел шансов состояться. Только полный идиот после одного удачного выстрела в упор позабудет провести контроль подранка и переключится на вторую цель, от которой его отделяют шестьдесят метров дистанции и плотные кусты. Свинцовый гостинец, разворотивший ему шею, был фактически актом милосердия с моей стороны. Ну и ещё немного местью, для которой имелся вполне законный повод. Несмотря на помощь перепуганного до заикания дяди, отделавшегося исцарапанной об траву мордой и потерянным ружьём, я после совершения возмездия отключился от кровопотери и болевого шока. И имел все шансы скончаться до своего попадания в больницу. Спасли нарушивший штук двадцать правил дорожного движения водитель, дожидавшийся нас в машине бизнесмена-политика, да толстостенная фляжка-термос, ныне ставшая чем-то вроде талисмана. – Хоть завтра готов послать всю эту лабуду лесом и переехать куда-нибудь на Сахалин или в Сыктывкар! Уж там мотать мне нервы и заставлять меня выуживать компромат на конкурентов никто не будет! А уже покоящихся в пятёрке отечественных и зарубежных банках накоплений с запасом хватит, чтобы прожить на умеренно широкую ногу ещё лет сто!

Козыри с обеих сторон в очередной раз оказались выложены на стол, столкнулись взгляды, в которых читалась готовность стоять на своём и идти напролом… И двое мужчин, молодой и значительно постарше, как ни в чём не бывало вернулись к нормальному стилю общения. Ну, для нашей семьи нормальному. Моим родственникам точно надо пройти курс успокаивающей терапии, попутно доведя до истерики на почве профессиональной некомпетентности пару-тройку модных ныне специалистов по лечениям стресса. А я так и вовсе всех таблеток возьму двойную дозу и запью соком, поскольку спиртное навсегда запретили вытаскивающие пулю из желудка врачи.

– Чего припёрлись-то, многоуважаемый вы наш дядя Стёпа-депутат? Времени всего одиннадцать часов дня. И в обычные-то дни вас раньше полудня не ждут, а сегодня так и подавно.

– Эх, Бориска, муторно дома как-то, – вздохнул мой дядя и плюхнулся на диванчик для посетителей. – Жена пилить ещё с ночи начала, дочка истерит не переставая… Всё ждут и боятся. Сами не знают, чего именно, но страшно им до усрачки. Вот и сбежал от них подальше, проверить, как тут наша компания работает в экстремальном режиме.