bannerbanner
Атака на мир Цербера
Атака на мир Цербера

Полная версия

Атака на мир Цербера

текст

0

0
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
1 из 6

Вячеслав Кумин

Атака на мир Цербера

роман

1

На Крамар опускалась ночь. Медленно, слишком медленно… Но тут все дело не в человеческом нетерпении, а в периоде обращения планеты вокруг своей оси, составляющем долгих пятьдесят три часа.

Легионеры провели на Крамаре уже полгода, но все никак не могли привыкнуть к подобному расхождению времени суток с привычным. Все мечтали как можно скорее покинуть этот странный мир, но сделать они это могли только после выполнения работы, для которой правительство Крамара и наняло Легион. Благо, что и оно подходило к концу. Осталось лишь разбить особо упертую и самую многочисленную, а от того самую сильную банду, насчитывающую до ста тысяч человек.

Прошло пять лет с момента, когда Легион прогнал наглых захватчиков с Ра-Мира – родной планеты Рона Финиста, примарха уже пяти Легионов. За эти пять лет его постоянно растущая армия, достигшая к этому моменту семидесяти пяти тысяч человек, успела освободить от негров четыре мира и взялась за освобождения пятого.

Но если в первых четырех мирах все обошлось без проблем и негров усмиряли за три-пять месяцев, то на Крамаре сложилась совсем другая обстановка. На Крамаре негры имели много и очень мощного оружия. Правда, его им теперь поставляла не какая-нибудь корпорация или Земля, а нелегальные торговцы, с которыми, надо признать, имел дело сам примарх…

Несмотря на хорошее оснащение противника, Легион одержал победу… оставалось лишь поставить финальную точку.

Рон, взглянув на часы, взял бинокль и вгляделся в небо, чуть подернутое темными облаками. Посмотрев с минуту, но так ничего и не увидев, Финист взялся за рацию.

– Лейтенант Шварц, где ты там?

– Уже подхожу, примарх, – раздалось из рации сквозь шум работающего самолетного двигателя. – Сейчас из облака вынырну…

Рон еще раз приник к окулярам бинокля. На этот раз он увидел в вышине небольшую точку самолета, идущего с севера, действительно вылетевшего из низкого облака.

– Вижу тебя…

– А то!

– Ты над целью?

– Только что вошел, – подтвердил пилот.

– Тогда начинай сброс.

– Так точно, начинаю…

Примарх внимательно следил за маневрами легкого самолета. Вот он нырнул вниз и, снизившись с подоблачной высоты до тысячи метров, начал сбрасывать груз. Но вместо ожидаемых бомб он сгружал пачки листовок, разлетавшиеся во все стороны, подхваченные ветром и снегом опускавшиеся на землю.

Вдруг самолет сделал несколько нервных рывков, чуть провалился по высоте и встал на крыло, резко отворачивая в сторону.

– Что такое, Шварц?! – забеспокоился Финист.

– В меня стреляют! Ухожу!

Самолет стал быстро набирать высоту, продолжая сбрасывать остатки листовок. Где-то на высоте три тысячи метров от самолета в районе двигателя начал валить густой дым.

– Шварц, ты как?!

– Нормально, примарх…

– Дотянешь?

– Конечно дотяну, куда я денусь… сейчас только пожар потушим…

В подтверждение его слов из двигательного отсека скоро перестал валить дым, и полет приобрел более ровный характер.

– Ну вот, примарх, все в норме.

– Отлично. Возвращайся на аэродром.

– Так точно.

Под ногами чуть тряхнуло, раздался едва слышный гул, и Рон Финист перевел взгляд с уходящего самолета на во всех смыслах примечательную высокую гору. Так и есть, из кратера единственного на планете действующего вулкана второй раз за месяц кольцом вылетел дым.

Вулкан Злато чуть курился, выбрасывая в воздух небольшие облака газа и пепла, но к этому уже все привыкли и не обращали внимания даже на редкие и слабые земные толчки. Пик его активности прошел еще лет десять тому назад, и вулкан излил из себя мириады тонн лавы, камней и газа, усеяв все вокруг себя толстой коркой осадочных пород, особенно на южной стороне, в основном направлении стока лавы. В остальных направлениях вулкан окружал густой лес.

Но сейчас Злато в очередной раз засыпал, и на новой, богатой минералами почве южного склона, помимо уже привычной травы, начали пробиваться молодые деревца… С каждым годом землетрясения становились все реже, уже давно закончились извержения, лишь газы давали о себе знать с регулярной периодичностью.

Рона Финиста поначалу удивило такое название вулкана – Злато, тем более что когда он неожиданно извергся, погибло множество людей – где-то под ним находился тридцатитысячный городок с не успевшими убежать от пирокластического потока жителями. Скорее уж ему подошло бы куда более «темное» прозвище вроде Людоед, Крематор и тому подобных, но потом все встало на свои места. Оказывается в жерле вулкана, когда он после нескольких месяцев извержений унял свой бурный нрав, в бурлящих озерцах голубой глины нашли алмазы.

Именно за счет продажи камней на черном рынке когда-то не шибко богатая аграрная планета обрела достаток и тут же объявила о независимости от Земли. И, как следствие, навлекла на себя гнев ее олигархических правителей и, как многие другие, отчаявшиеся на подобный шаг по отношению к метрополии миры, получила в «подарок» миллионы, десятки миллионов голодранцев по «Программе переселения не граждан во внеземные колонии».

Эти не граждане или, как их все предпочитали называть, – негры быстро оценили подобный источник богатства, прибрали его к рукам и, как становилось ясно, отдавать его по-доброму не собирались.

Рон обернулся на шум. К нему пробирался легат Глок.

– Как все прошло, примарх? – спросил он.

– Нормально. Самолет чуть не сбили, но все обошлось…

– До темноты всего четыре часа, – напомнил Глок, кивнув в сторону заката.

Солнце опустилось к горизонту уже на три пальца, а ночи на Крамаре очень темные, особенно в моменты даже такой слабой активности вулкана, когда над ним из-за электронизации поверхности и взаимодействия с атмосферой образовывались тучи.

– Знаю. Если через час они не образумятся и не сдадутся, будем атаковать.

Легат Второго Легиона согласно кивнул. Хотя будь его воля, он не стал бы давать противнику шанса на спасение, а сразу начал бы штурм. Несмотря на то, что противник – его собратья – негры, каким он когда-то являлся сам, Глок не испытывал к ним никаких дружественных чувств. Может, еще и потому, что его Второй Легион понес самые чувствительные потери на Крамаре – две тысячи человек. Впрочем, особо злобных чувств он тоже не испытывал, и бывшие враги, если того пожелают, смогут восполнить эти потери, как уже не раз случалось на других планетах, когда потери восполнялись местными неграми.

«А армия примарха увеличится еще на один Легион», – подумал Глок, испытав странное чувство душевного подъема, будто с увеличением мощи Легиона возрастают личные силы.

Ощущение сродни тому, если выкурить сигаретку тюфяка… Впрочем, из-за этой пагубной привычки, объявленной вне закона, многие расставались с жизнью, если не сбегали из Легиона раньше, чем их приговаривали к виселице. Примарх за этим следил тщательно. Ему не нужны плохо управляемые наркоманы, ему требовались все понимающие и осознающие солдаты.

Битва обещала быть жаркой, если противник все же не сдастся и решит стоять до конца. Все-таки сто тысяч негров, вооруженных до зубов и обдолбанных наркотиком, это много, гораздо больше легионеров.

Злато с четырех сторон окружили четыре Легиона: Второй, Третий, Четвертый и Пятый, набранные из негров, когда-то освобожденных Первым Легионом миров. Первый Легион пополнялся исключительно местным населением этих планет. Помимо этого, кордоном стояли вспомогательные части местных сил самообороны. Но они взяли в кольцо вулкан исключительно для того чтобы не дать неграм вырваться из окружения.

2

Долго ничего не происходило, но где-то на сорок пятой минуте от разведчиков поступили первые доклады:

– Видим небольшую группу противника.

Рон кивнул, позволив легату Глоку вести переговоры.

– Сколько и как себя ведут? – спросил он.

– Порядка сорока человек… вооружены в основном легким стрелковым вооружением, но в руках у одного из них палка с белой тряпкой…

– Пропустить. Их встретят.

– Слушаюсь, легат.

В течение последующего получаса подобные доклады сыпались отовсюду, а потом все замерло. Больше никто сдаваться не желал, или подобные попытки пресекли на корню. Об этом свидетельствовали доносившиеся раскаты выстрелов. Видимо, дезертиров расстреливали верные пахану по кличке Боря Бриллиант люди.

Финист недовольно покачал головой. Он рассчитывал на большее. Минимум тысяч на двадцать, а тут всего-то пяток.

– Только время зря потеряли… – словно угадав мысли примарха, произнес Глок.

– Ну почему, – пожал плечами Рон. – Кое-что все же уточнили…

Глок лишь кивнул, обернувшись на одного из сдавшихся приведенного на позицию для допроса. Он корпел над картой, отмечая места расположения основных сил негров. То же самое сейчас происходило в остальных подразделениях Легионов. Как только сдавшиеся закончат давать показания, их информацию сверят между собой, обобщат и выдадут всем командирам и другим заинтересованным службам.

Увы но ни воздушная, ни космическая разведка не смогла выявить расположение негров в этих горных лесах. Вулкан выделял все еще слишком много подземного тепла, буквально засвечивая сенсоры одним огромным светлым пятном, чтобы людей можно было обнаружить по излучаемому ими теплу. А никаких других специальных средств на борту «Победоносца» не имелось.

Вскоре карты с подробным обозначением противника оказались у всех на руках, и Рон Финист обозначил основные направления атаки для всех Легионов и даже их отдельных когорт.

Все эти манипуляции заняли слишком много времени. Солнце успело опуститься до одного пальца до горизонта и до полной темноты оставалось совсем немного времени, максимум час. За такое время разбить стотысячную группировку не представлялось возможным, но и ждать до утра – двадцать семь часов Рон также не собирался. Противник мог преподнести какой-нибудь сюрприз. Так что оставалось только одно – немедленный штурм.

– Майор Пайс, вы получили координаты?

– Так точно, примарх.

– Тогда начинайте…

– Слушаюсь. Ждите нас максимум через пятнадцать минут.

– Ждем.

Рон Финист взглянул в небо. Где-то там, на орбите висит «Победоносец», бывший когда-то круизным лайнером, но захваченный и переделанный в транспортный корабль.

Как и обещал майор в небе появилась эскадрилья шаттлов бомбардировщиков числом в тридцать бортов. Они очень круто снижались и только лишь на высоте пяти километров замедлили свое падение за счет тормозных двигателей.

Тут же дали о себе знать негры пустив в небо десятки ракет. Они иглами уходили ввысь оставляя позади дымные ниточки выхлопов. Но сотрудничество с нелегальными поставщиками оружия не прошло даром, и шаттлы изрыгнули десятки противоракетных шашек. Ракеты влетали в гроздья светящихся точек и рвались не в силах пробраться к неповоротливым тушам бомберов спускавшихся все ниже и ниже.

Лишь один шаттл не смог отбиться от ракетной атаки и чадно задымив подбитыми двигателями камнем упал где-то у подножия вулкана и с грохотом рванул. Финист до боли сжал зубы – первая потеря шаттла на Крамаре. И пятая за все время наемничества. А шаттлы дорогие…

«Хоть не в само жерло вулкана упал», – все же не без облегчения подумал Рон.

Вероятность того, что подобный взрыв мог разбудить засыпавший Злато существовала немаленькая. И тогда бы уже никому не поздоровилось, ни правым, ни виноватым. Не говоря уже о том, что в этом случае можно забыть о всякой оплате услуг Легиона.

Еще три шаттла с повреждениями, плохо держась в воздухе в один момент освободившись от груза пошли прочь на экстренную посадку. Но вот остальные двадцать шесть челноков пройдясь над своими целями раскрыли створы и начали сыпать бомбами.

Бомбы правда были не заводскими изготовленные на оборонных предприятиях Земли, а самодельными изготовленные тут же на Крамаре из местных ингредиентов, благо что Крамар как никакая другая планета изобиловал ими. Борнкс Максвелл казалось, мог сделать взрывчатку даже из свиного дерьма. Несмотря на это взрывы получились очень даже мощными. После захода челноков оставались сплошные просеки с поваленными и разбитыми в щепу деревьями.

– Красота! – не без улыбки выдохнул легат Глок, наблюдая за работой бомберов.

– Все, мы отработали, примарх! – вышел на связь командир эскадрильи шаттлов-бомбардировщиков.

– Вижу майор, спасибо. – Отозвался Рон Финист провожая взглядом уходящие на орбиту шаттлы.

Их снова попытались обстрелять уже вдогонку, но, видимо, бомбардировка сделала свое дело, и пусков было значительно меньше. Так что только один шаттл получил ракетой и пошел на экстренную посадку к ранее поврежденным собратьям. Остальные, отстреливаясь ПЗС, ушли на орбиту.

– Да не за что! Всегда рады, примарх!

– Примарх… Легионы ждут приказа, – напомнил легат Глок после некоторого молчания.

Рон согласно кивнул.

– Вперед.

3

Легионеры двинулись вперед, внимательно вглядываясь в чащу леса, реагируя на каждую мелькнувшую тень, и начали нести потери, еще даже не вступив в бой с врагом, подрываясь на минах. Взрывы так и гремели тут и там.

Негры хорошо подготовились к встрече, выстроив многоэшелонированную систему обороны вокруг вулкана. Доты, окопы, мины-ловушки… В общем, Боря Бриллиант готовился похоронить Легионы и вновь взять власть над Крамаром в свои руки.

И, судя по тому, что Рон увидел перед собой, пройдя чуть больше километра по направлению к вулкану, у него это вполне могло получиться. Финист по докладам разведки знал, что негры в радиусе семи километров от вулкана вырубили кольцо шириной в пятьдесят метров, но то, что он увидел, его неприятно поразило.

Негры повалили лес таким образом и обрубили ветви так, что установили своеобразную засечную полосу, и легионерам под огнем предстояло пробраться сквозь эти острые колья-ветви и приступить к штурму стены двухметровой высоты, сделанной из укрепленных к деревьям лианами стволов срубленных собратьев. Получилась своеобразная крепостная стена. В щели, словно в бойницы, расположенные между стволами по всей высоте, негры, оставаясь под защитой, вели интенсивный перекрестный огонь по противнику.

Ответный огонь легионеров цели не достигал. Стволы были слишком толстыми. Впрочем, это спасало их самих, пока они прятались на противоположной стороне. Но не от снайперов, стрелявших откуда-то с крон. Так что действовать следовало как можно быстрее.

– Заваруха будет еще та… – выдохнул легат Глок, прячась за соседним деревом.

– Это точно, – согласился Финист. – Хорошо, что такая полоса всего одна.

– Вот уж действительно, – усмехнулся Глок. – Хотя неизвестно, что они нам еще приготовили в глубине.

– Это мы, безусловно, узнаем. А теперь нам нужно пройти сквозь засеку и перевалить за стены.

– Гранатометы?

– Точно.

– Слушаюсь, примарх, – кивнул Глок, нажал кнопку рации и, перейдя на общую волну, приказал: – Гранатометчикам выдвинуться вперед и проделать бреши в стене.

Пока шла скупая перестрелка, гранатометчики пробрались вперед и начали отстреливать первые залпы из наплечных комплексов. Снайперы переключили весь огонь на них, однако стена затрещала под их напором, и вскоре в бревенчатом накате появились огромные дыры. Бревна негры закрепили не очень хорошо, потому хватало одного выстрела в слабую точку – перевязь лиан, чтобы обрушивалась сразу вся секция. В одно такое слабое место попал и Рон, подхватив гранатомет упавшего рядом тяжелораненого легионера. Выстрел – и вся стена между двумя деревьями, к которым крепились бревна, обрушилась.

– Отличный выстрел, примарх! – похвалил Глок и вскинул свой АС-7.

Длинная очередь – и оглушенные взрывом негры, прятавшиеся за этой частью стены, попадали под градом пуль. Добавил и Рон, пробив в стене еще одну брешь.

Автоматный огонь легионеров тут же усилился, валя убегающих от очередной пробоины в глубь леса негров.

– В атаку! – прокричал Глок, когда ситуация немного выровнялась и в стене получилось достаточно дыр для просачивания бойцов.

– За Легион!!! – ответили легионеры и ринулись вперед.

Пробираться сквозь бревенчатые навалы с топорщащимися остро обрубленными сучьями было трудно, это очень замедляло движение. Потому немало легионеров остались лежать подстреленными и подорванными в этой полосе, тем не менее это не остановило легионеров. Они рвались вперед, понимая, что любая остановка – смерть.

Рон Финист пробирался вместе со всеми. Ветки цеплялись за все, за что только могли зацепиться – ремешки разгрузки, ремень автомата, – хватая, спутывая и защемляя руки и ноги. А пули так и свистели вокруг, выбивая из бревен щепу. Рон даже почувствовал, что один раз в голову ему уже попали. Но хорошо, что пуля предварительно прошла через толстый сук… иначе в лучшем случае он отделался бы сильнейшей контузией. А в худшем… Но о худшем думать не хотелось. Шлем выдержал – и ладно.

«Эх, сейчас бы мне какой-нибудь цепной меч, как в некоторых компьютерных играх, – с чувством сожаления подумал Рон, буквально ныряя в просвет переплетения ветвей. – В миг бы себе проход проделал. Или на худой конец обычную цепную аккумуляторную пилу…»

Хотя, казалось бы, зачем примарх идет в бой как обычный легионер? Ему вроде как по статусу положено лишь руководить ходом сражения. Но тут уже ничего не попишешь. Все же кое-что легионеры, набранные из бывших негров, привнесли в Легионы с собой, а именно, что главный, если он и дальше хочет, чтобы его считали главным и проявляли соответствующее уважение, должен принимать в делах своих подчиненных личное участие, особенно если он сам их спланировал, так сказать, подтверждать свое право на главенство. Пусть не всегда, но время от времени… Иначе авторитет командира начнет быстро падать, а там и до неподчинения недалеко со всеми вытекающими печальными последствиями вплоть до оспаривания права командира.

Вот Финист и участвовал в начальных боях и заключительном сражении наравне со всеми.

Доспехи держали основную массу попаданий, Рон успел получить еще два касательных попадания в бронежилет, от которых перехватывало дыхание и ныло тело. Легионеры, наконец, смогли добраться до зияющих пробоин и в жестоких перестрелках отбросить хорошо вооруженного, но слабозащищенного противника назад.

Боря Бриллиант предпочитал покупать оружие, а не бронежилеты. Нательная защита в таком огромном количестве стоила слишком дорого, так как занимала слишком много места в трюмах кораблей, которые можно заполнить дополнительной партией оружия, взрывчатки или боеприпасов.

Так что тут легионеры смогли полностью, даже с процентами, расквитаться с противником за потери, понесенные во время штурма засечной полосы и бревенчатой стены.

4

Преодолев первый рубеж обороны, легионеры завязли в многочисленных перестрелках. Негры успели перегруппироваться и теперь встречали противника огнем чуть ли не из-за каждого ствола. Гремели автоматные и пулеметные очереди, гремели взрывы гранат ручных, подствольных и наплечных гранатометов. Время от времени продолжали рваться мины. Легионеры держались только за счет своей брони, а негры – за счет численности.

Уже давно опустилась темнота, а легионеры смогли пройти только километра полтора от первого рубежа обороны, и попали под огонь второго. Дальше продвижение застопорилось.

Рон перебежками от ствола к стволу, спасаясь от довольно плотного пулеметного огня и где-то щелкающего снайпера, добрался до легата.

– Почему стоим?

– Доты, примарх… – указал вперед Глок.

Финист выглянул в указанном направлении и действительно увидел сооружение, похожее на дот, построенный из камней, когда-то изрыгнутых при извержении вулканом. Даже не одно, а буквально целый комплекс сооружений, прикрывающих друг друга. Из бойниц палили пулеметы, и время от времени вылетали различные гранаты.

– Так снесите их к чертям!

– Мы так и хотим сделать, просто ждем гранатометчиков, примарх. Они как всегда отстают…

Пока гранатометчики подтягивались на позиции, стрелки безуспешно пытались взломать оборону своими силами. Но увы. Пули и даже подствольные гранаты не брали мастерски уложенные доты. Они отскакивали от бревен, словно от камней.

Наконец подтянулись гранатометчики. Против таких зарядов у дотов, выстроенных из сподручных материалов, не оказалось ни единого шанса. Они буквально взлетали на воздух.

После уничтожения второй линии обороны как-то сразу все стихло.

– Не нравится мне эта тишина, примарх…

Финист согласно кивнул. Тишина, как известно, предвестник бури.

– Действительно, что-то тут не так…

Тишина в лесу и в самом деле установилась практически полная. Где-то еще били пулеметы, рвались гранаты, но и они скоро стихли.

– Что бы это могло значить?

– Черт его знает… – пожал плечами Рон.

Он пытался рассмотреть впереди лежащее пространство, но не видел ничего, кроме деревьев, какого-то кустарника и лиан. Негры словно испарились.

– Куда они все подевались?

– Хотел бы я знать…

– Может, отступили на последний рубеж? – предположил Глок.

– Да ну, – отмахнулся Рон.

– Почему?

– Чем ближе к вулкану, тем меньше лесной покров. Если так, то негров различили бы чисто визуально и тут же нанесли бы бомбовый удар, а раз «Победоносец» молчит, значит, не видит, и негры где-то неподалеку, в самой лесной гуще.

– Что же делать?

– На всякий случай свяжемся с «Победоносцем» сами… Связист!

Связь с орбитой установилась быстро, и Рон запросил:

– Гарпун, ты что-нибудь видишь?

– Абсолютно ничего, примарх. Я даже вас различаю плохо.

– Ладно, конец связи…

Глок понятливо кивнул.

– Что там местные? – поинтересовался Рон. – Подтянулись?

Легат переадресовал вопрос одному из своих заместителей и, получив ответ, озвучил его:

– Так точно, примарх, сразу за нами стоят. Метров двести. Если что, мимо них не проскочит никто. Сразу увязнут.

– Ясно.

– Что предпримем?

– Нам ничего не остается, как продолжить идти вперед.

– Командуйте, примарх… – согласно кивнул легат Глок.

Финист, еще раз осмотревшись, перевел радио на волну легатов и приказал:

– Продолжить движение.

Прошло несколько мгновений, пока приказы прошли по инстанциям от легатов к тысячникам, от тысячников к сотникам, от сотников к десятникам, а от них уже ко всем легионерам – и замершие в чаще после взятия второй линии легионеры, чувствуя какую-то подлянку, вновь пошли вперед.

Выдвинулись и высшие командиры.

Финист осторожно переступал по земле, изредка чувствуя ее вибрацию – вулкан все продолжал курить, подсвечивая выбрасываемый газ тревожно-красным цветом. Рона не покидало ощущение, что он что-то упустил, очень важное, смертельно важное…

«Но куда они могли деться? – размышлял примарх, фиксируя местоположение осторожно крадущихся легионеров, чтобы, случись что, не садануть им в спину из „секиры“. – Не телепортировались же они?!»

Финист усмехнулся. После двухчасовых боев силы негров, естественно, поредели, но все еще оставались больше сил Легионов. Тем более что легионеры так же смертны, и они в штурмах и перестрелках понесли потери убитыми, ранеными и контужеными, хоть и в гораздо меньшей степени, чем их противник.

По оценкам Рона негров осталось в пределах шестидесяти тысяч против тридцати тысяч легионеров. Один к двум – это не считая местных сил самообороны, имеющих лишь символическое вооружение, зачастую также самодельное, вроде тех же пластиковых мушкетов РФ-5, обозначенных так в честь их создателя еще на Ра-Мире и послуживших хорошую службу на всех мирах, где их производили и использовали против врага, ракет-«фейерверков» и гранат – «Свечей Максвелла».

«Шестьдесят тысяч головорезов не могли испариться просто так, – снова накатила на Рона мучившая его мысль. – Так куда эти ублюдки подевались, черт бы их побрал?! Как сквозь землю провалились!!!»

– Земля…

Рон остановился как вкопанный и посмотрел себе под ноги. Это не укрылось от легата.

– В чем дело, примарх? На мину наступил? – озабоченно спросил Глок.

– Если бы это было так, меня бы уже на куски разорвало…

– Тогда чего ты замер?

– Мы попали в засаду… – прошептал Финист. – И уже давно.

– О чем ты говоришь, примарх?! – удивился Глок, неуверенно взглянув на командира и оглядевшись для убедительности по сторонам. Но никого чужого так и не увидел.

Ощущение беды захватило сознание Рона. Он только и смог проговорить:

– Они в земле… вокруг нас… среди нас…

– То есть… – начал понимать легат, округляя глаза, но договорить не успел.

Откуда-то, заставив всех замереть на своих местах, послышался пронзительный звук ручного клаксона, разнесшийся далеко по лесу, и в следующий момент его поддержал дикий рев сотен, даже тысяч глоток.

На страницу:
1 из 6