Моник Ти
Люби меня. Другое измерение


Лейла обожала это слышать. Алим всегда казался ей не таким, как все. И он никогда не противился целовать её в тех местах, куда остальные мужчины не целуют.

Глава 2. Оральные ласки

Алим прильнул губами к промежности Лейлы и начал нежно целовать. У Лейлы мигом участилось дыхание, а по телу пробежались мурашки. Алим начал прилизываться к её половым губам; к преддверию влагалища, которая представляла собой плотно зажатую часть тела.

– Тебе это нравится, ? сказал Алим.

– Да, нравится, ? призналась Лейла.

– Уже начинаешь расслабляться.

Алим лизнул её закрытое влагалище и понял, что его язычок уже чуток проникает внутрь. И это означало, что скоро она откроется. Лейла тоже это почувствовала и радостно вскрикнула:

– Получается, получается! Я отрылась.

Алим вздохнул и крепко сжал свой кулак. Лейла посмотрела ему между ног и поняла, что его член уже спрятался.

– Не расстраивайся, ? попросила Лейла. Она боялась, что сейчас он снова начнёт сердиться и закричит на неё. Что ещё может обозначать сжатый кулак, если не злобу?

– Ничего, я не расстраиваюсь, ? сказал Алим. Он пригнулся и продолжил нежно ласкать её промежность. Лейла расслабилась, и начала возбуждённо стонать:

– О… о… оу…

Она закрыла глаза, потому что всегда стеснялась смотреть на него в такой момент. Алим не останавливался. Он гладил языком преддверие её влагалища и медленно проникал глубже. Лейла стонала всё громче, и уже ощутила его язычок внутри себя. Раньше Алим только целовал её там, но никогда не проникал языком внутрь.

– О… оу, что ты делаешь? ? спросила Лейла, приподнимая свою голову. Её очень сильно изумили ощущения, которые она испытывала. Лейла даже забыла о своём стеснении и была готова взглянуть ему в глаза. Алим приподнял голову и посмотрел на неё.

– Люблю тебя, ? ответил Алим. Он лизнул её лобок, а потом начал вытягивать свой язык на всю длину, уложил на её животике. Лейле это показалось забавным.

– Что ты делаешь? ? хихикая, спросила Лейла.

– Смотри, какой он длинный, ? сказал Алим и подушечкой указательного пальца погладил свой язык. И у него воистину был длинный язык. Гораздо длиннее, чем бывает у людей того времени. Чисто на вид его язык выглядел приблизительно длиной в 40см. И Лейла могла ассоциировать его со членом…

– На что ты намекаешь? ? со смущением спросила Лейла. Её сразу же бросило в жар от собственных желаний.

– Я хочу доставить тебе удовольствие, чтобы ты простила меня, ? ответил Алим, наполовину втянул зык обратно в рот и снова начал прилизываться к её промежности. Он водил кончиком языка по её половым губам и немного толкался в преддверие влагалище, будто дразнил её, предлагая войти.

– Я не сержусь на тебя, ? соврала Лейла.

– Сердишься, ? возразил Алим, ? а если не сердишься, то рассердишься.

– Что это значит? ? озадачилась Лейла. Ей показалось, что он сказал это хитро, будто что-то помышляя.

– Просто наслаждайся, ? ответил Алим и кончиком языка проник глубже в её влагалище.

– О…. оу… ? застонала Лейла, но тут же пожаловалась: ? это неправильно, так нельзя.

Алим погладил её бедро, а потом игриво пошлёпал. На мгновение он вытянул язык из её влагалища, приподнял голову и посмотрел ей в глаза.

– Не ворчи, ? весело сказал Алим, ? просто наслаждайся.

– Я не должна разрешать тебе такое, это неправильно.

– Неправильно, что нам запрещают любить друг друга, ? сказал Алим, ? но отныне это изменится.

В этот момент он сильнее прижался лицом к её промежности и проник языком в её влагалище. Сначала лишь немного, но спустя ещё несколько секунд, Лейла уже ощутила его глубоко внутри себя. На мгновение ей даже показалось, что разница между членом и языком не слишком велика. Ей было стыдно так думать, но она думала… и Лейлу снова бросило в жар от волнения. У неё ни с кем такого не было.

– О… оу… ? застонала Лейла, крепко сжимая простыни под собой. Алим начала старательно двигать языком туда-сюда, вылизывая её изнутри. Немного он ощущал специфический привкус её выделений, и немного это вызывало у него отвращение. Но Алим подумал, что надо для начала удовлетворить её. И, может быть, тогда она согласится ответить ему взаимностью? Алим надеялся на это.

– О… оу, так хорошо, ? с восторгом сказала Лейла, ? почти как при обычном сексе.

– Ты, правда, так думаешь? ? спросил Алим, вытянув язычок из её влагалища.

– Правда. Это было так здорово, ? сказала Лейла, глядя ему в глаза. Она подумала, что на этом их грязные шалости закончатся, но Алим явно считал иначе.

– Не было здорово, это и есть здорово. Мы продолжаем, и я долго-долго могу делать так, ? сказал Алим и снова проник языком в её влагалище. Начал двигать им вперёд-назад, имитируя настоящий секс.

– О… оу, ? громко застонала Лейла, сжимая простыни, ? так нельзя… нельзя… это против создателя.

– Забудь об этом ублюдке, ? нервно сказал Алим, резво вытянув язык из её влагалища. Лейле не нравилось то, как он отзывается о создателе. Лейла всегда была богобоязненной женщиной. А сейчас чувствовала, что вытворяет нечто недопустимое, порочное, наказуемое. Впрочем, в те времена в их лексиконе не было слова Бог. Был создатель, и с ним можно было поговорить в определённые дни. То есть, никого великого не нужно было выдумывать, чтобы на него молиться.

Все страхи Лейлы насчёт божьей кары были вполне реальны. Алим это тоже понимал, но всё равно был в конфликте с создателем. Не в личном конфликте, конечно же, но по-своему мировоззрению уж точно. Он всегда злился на создателя за то, что сложно заниматься любовью. По сути, он злился за то, что его никто не любит. Ведь в их мире так всё устроено: влагалище у женщин открывается лишь при сильной симпатии партнёров друг к другу. Алим считал, что это несправедливо.

Пока Алим пытался доставить удовольствие Лейле, его член и не думал вставать. Ему даже казалось, что наоборот, его орган сжимается и втягивает внутрь ещё сильнее. И это при том, что он искренне старался убедить себя в том, что ему нравится доставлять Лейле удовольствие. К сожаленью, возбуждение подчинялось лишь искренним желаниям. Нельзя было сказать самому себе: «вот я его люблю и хочу возбудиться». Если чувства были неискренни, половые органы прятались вопреки желанию самого партнёра. Алим злился всякий раз, когда это понимал.

Алим запретил Лейле разговаривать про создателя в такой момент.

– Просто наслаждайся и не думай о том, что это неправильно, ? потребовал Алим. И Лейла сдалась. Она, действительно, расслабилась и наслаждалась. Подумала, что длины его языка немного не хватает для получения полноценного удовольствия, и всё же ощущения она бы назвала классными.

– О… оу… о… ? постоянно стонала Лейла, пребывая в нирване. Алим ощущал, как она течёт. Снова и снова он старательно шевелил языком, чтобы не прерывать её удовольствие. Он старался делать это долго, не уставать, но примерно через час он выдохся. Его язык стал болеть изнутри. Но в этом не было ничего страшного. Алим понимал, что это с непривычки, у него просто устали мышцы языка. Он вытянул язык на всю длину, максимально глубо проникнув в её влагалище. А потом просто замер на месте. Лейла немного приподнялась и погладила его голову.

– Что такое? ? спросила Лейла. Алим попытался продолжить ласки, совсем чуть-чуть пошевелил языком и понял, что это уже слишком тяжело ему даётся.

– Прости, я очень устал, ? сказал Алим и виновато посмотрел на простыню, чуток упираясь лбом на её лобок. Алим избегал взгляда с ней, будто реально чувствовал свою вину из-за того, что не смог удовлетворить её полноценно. Это показалось Лейле очень милым.

– Ничего страшного, ты итак делал это долго. И это было здорово, ? сказала Лейла.

– Тебе понравилось? ? спросил Алим и наконец-то посмотрел ей в глаза.

– Да, очень, ? ответила Лейла с радостной улыбкой. Алим сразу же начал подтягиваться к ней, прилёг на бок и повыше, а потом быстро поцеловал её в губы и без языка.

– Люблю тебя, ? сказал Алим.

– Я тебя тоже люблю, ? ответила Лейла и прижалась щекой к его груди, начала его обнимать. Алим погладил её голову, а потом сказал:

– Хочу, чтобы ты тоже приласкала меня так.

– Я так не могу, ? сказала Лейла, продолжая прятать лицо у его груди.