Моник Ти
Люби меня. Другое измерение


– Нет, ни за что! ? вскрикнула Лейла, даже его не дослушав. Она прекрасно понимала, к чему он ведёт этот разговор: хочет выточить её задние зубы, чтобы трахать в рот. У первых людей были дополнительные зубы, которые торчали в области нёба, ближе к маленькому язычку. Они представляли собой острые клыки и не позволяли людям глотать что-то слишком большое. И, естественно, не позволяли вставить в рот член.

– Но почему? ? с возмущением спросил Алим. ? Ты не любишь меня?

– Это ты меня не любишь. После всего, что было сегодня, по-твоему, мы и дальше сможем быть вместе?

Лейла хотела сказать, что не готова его простить.

– Нет, пожалуйста, не бросай меня, ? попросил Алим, нежно трясь щекой о её груди, ? ты же знаешь, я вспыльчивый. Но я люблю тебя.

– Это уже не в первый раз, когда ты бьёшь меня. Я боюсь тебя, ? пожаловалась Лейла.

– Обещаю больше не делать этого, ? сказал Алим и впился в её губы страстным поцелуем. Поначалу он целовался так, как нужно. Немного проник языком в её ротовую полость и активно ласкал её изнутри. Но спустя некоторое время Алим начал вытягивать свой язык и легонько коснулся её клыка. Лейла мигом отстранилась.

– Нет, ну что ты делаешь? ? хихикая, спросила Лейла, глядя ему в глаза. Ей было весело оттого, как он целуется. То, что сделал Алим, ? это весьма опасно. Клыки очень острые, будто подточенные ножи внутри рта. И люди зачастую не контролируют момент, когда клыки начинают резать язык партнёра во время поцелуя. Им вообще не рекомендуется целоваться или же советуют это делать без языка. Но Алим никогда не придерживался таких рекомендаций. И отчасти понравился ей своей смелостью, страстью, готовностью довериться ей.

– Целую тебя, ? сказал Алим и снова начал приближаться к её губам, ? ты же знаешь, как я люблю.

– Это очень опасно.

– Я мечтаю проникнуть глубже, ? признался Алим и снова впился в её губы, снова потянулся кончиком языка к её клыкам.

Языки первых людей были очень длинные, достигали до 45 см. Считалось, что создатель даровал им длинные языки для подводной охоты. Также для дыхания под водой у людей были жабры. Только вот ловить рыбу люди предпочитали иначе…

– Я не могу позволить тебе вырвать свои зубы, ? с возмущением сказала Лейла.

– Я и сам не хочу вырывать их тебе, ? ответил Алим, ? но разреши поточить их?

– Нет, ? резко возразила Лейла.

– Да почему нет?

– Потому что… потому что потом я стану инвалидом, ? сказала Лейла, ? клыки больше не вырастут.

– Да и не нужно, чтобы они вырастали. Потом мы сможем заниматься этим, когда захотим.

– Этим? ? с восклицательной интонацией спросила Лейла. Она уже поняла, что речь идёт далеко не о поцелуе.

– Да, этим, ? с улыбкой сказал Алим и мечтательно погладил её щеку.

– Нет, фу! ? ответила Лейла и начала заваливаться на бок.

– Ты чего это? Блевать собралась? ? спросил Алим, глядя на неё с ехидной улыбкой. Он представил, как вставляет член в её рот, и сразу же возбудился. И это несмотря на то, что он уже начал успокаиваться.

– Это омерзительно, никогда не говори мне о таком, ? сказала Лейла. Она отрыла рот и смотрела на пол, будто реально собирается вырвать. Это не переставало забавлять Алима. Он схватил её за шерсть, заставил откинуть голову назад и снова поцеловал в губы.

– А…а… ? вскрикнула Лейла и вскоре замолкла, вынужденно отдаваясь ощущениям. Алим был груб и одновременно нежен. Активно шевелил языком внутри её рта, заставляя расслабиться и пытаясь её возбудить. Лейла всегда думала, что ей хорошо рядом с ним, но возбуждалась от его ласк она очень редко.

– Это не омерзительно, а естественно, ? сказал Алим, с улыбкой глядя в её глаза. Лейла тоже посмотрела на него, а потом показательно зажмурила нос.

– Ни за что.

Алим начал указательным пальчиком поглаживать её нос.

– Не вредничай, потом я тебя тоже приласкаю, ? обещал Алим.

– Я не могу открыться, как ты меня приласкаешь? ? спросила Лейла.

– Ну, иногда же это происходит, ты открываешься.

– Да, когда ты не готов, ? с досадой сказала Лейла, ? и это говорит о том, что мы просто не подходим друг другу.

Как только Лейла это сказала, Алим приложил к её губам указательный и средний пальчик, как бы приказывал ей замолчать.

– Не думай об этом, и я обещаю тебе, мы разрушим эту систему, ? сказал Алим. И это снова означало, что он собирается поточить её зубы. Но Лейла не была с этим согласна. Её до жути пугало то, как это будет происходить? Будет ли ей больно и как она потом будет жить без зубов? Подозревала, что выточенные зубы могут со временем болеть. И уж точно ими будет невозможно жевать.

– Не хочу я ничего разрушать, ? сказала Лейла и увернулась от очередного поцелуя, ? создатель этого не одобрит.

– Мне уже насрать на то, что он там одобрит, а что нет.

– Ты не должен так говорить, нас накажут, ? нравоучительно сказала Лейла.

– Он ничего уже не переделает, ? уверенно сказал Алим.

– Откуда тебе это знать?

– Потому что придётся переделать мир.

И Алим, действительно, знал, о чём говорит. Создатель уже понял, что многие люди недовольны строением половых органов. Возможно, он бы и пошёл на поводу у людей, но реализовать это было сложно. Было бы странно устраивать апокалипсис, чтобы изменить людям член и влагалище. Создатель решил, что изменит тела людей, если вдруг по каким-либо причинам ему всё же придётся совершить перезапуск системы. А до этого момента решил всё оставить так, как есть. Он дорожил жизнями обитателей Земли.

Человечество развивалось дальше, но создатель взял на заметку: влагалище надо сделать постоянно готовой «впустить», а член должен находиться снаружи. Сами люди об этом просили, и создатель постоянно думал над тем, как это можно реализовать? Не покажется ли это глупой или странной задумкой? Болтающийся снаружи член создатель считал непрактичным, и удивлялся тому, что люди этого хотят. Ему не нравилась человеческая порочность, эта бесконечная жажда секса. Но люди очень хотели, чтобы удовольствие можно было получить проще.

Люди были убеждены, что создатель уже ничего не переделает. И даже если ему не понравится то, как люди спариваются и на какие хитрости идут ради получения удовольствия, он уже ничего не сделает.

– Я не могу согласиться на то, что ты предлагаешь, ? сказала Лейла. Алим обнял её и крепко прижал к себе.

– Не надо сейчас ни на что соглашаться, ? сказал Алим, ? позже согласишься.

– Нет, ? торопливо возразила Лейла, но спорить об этом они не стали.

Алим приподнялся, встал на колени и начал поглаживать её бёдра обеими руками.

– Ты хочешь попробовать снова? ? спросила Лейла. И она хотела сказать, что не сможет, что не готова и пр. После произошедшего у неё не было никакого желания возбуждаться.

– Хочу, ? прошептал Алим и губами прильнул к её коленям, начал нежно целовать и медленно раздвинул её ноги. Лейле очень нравились его ласки. И чем ближе его губки подходили к её промежности, тем сильнее она возбуждалась, но в то же время напрягалась.

– Нет, ты не должен этого делать, ? взволнованно сказала Лейла. Она чуток приподнялась, облокотилась на обе руки и посмотрела ему в глаза. Но Лейла всё равно не хотела говорить «не делай этого». В такие моменты она ждала, что он возразит ей, скажет, что должен. И Алим говорил:

– Я хочу.