Андрей Олегович Белянин
Джек на Востоке

– На нашем пути их будут сотни, только успевай в корзинку складывать, – сухо ответил колдун.

– Тогда я буду их метить, чтобы не перепутать, – резонно предложил ученик чародея, задирая лапку.

– О шайтан! Меня опозорили! – взвыл джинн, исчезая так же неожиданно, как и появился.

Три друга в недоумении переглянулись.

– Я и сделать-то еще ничего не успел, – обиделся Сэм. – Только-только пристроился… так нечестно!

– Восток – дело тонкое. Мы с вами ничего не знаем об истинной сущности джиннов. Вспомните, из-за чего погиб воскресший бог? Но могу вас уверить, если бы он не убежал, то наверняка распылил бы нас в порошок. Предлагаю лечь спать, а завтра отправиться на поиски таинственного хана ифритов.

* * *

Условия договора волшебника и султана Марокко были предельно просты. Чужестранцы уходят в пустыню искать дворец хана ифритов и не возвращаются без принцессы. Старый волшебник пообещал за хорошую плату убедить своевольницу выйти замуж за выгодного трону принца. Если же их всех переловят, султан сделает вид, будто он и знать о них не знает, хотя лично профинансировал всю экспедицию.

Лагун-Сумасброд восседал на белом двугорбом верблюде, а Сумасшедший король на вороном аргамаке. Все необходимое для долгого пути вез маленький ослик, Сэм радостно прыгал вокруг и лез ко всем с вопросами:

– А правда, я очень симпатичная болонка? И сильная, как слон? Нет, как два слона! Гюль-Гюль при виде меня обалдеет от счастья, женщины так любят маленьких комнатных собачек… Иногда их даже берут с собой в ванную.

– Вместо мочалки? – не понял Джек.

– Ты что, издеваешься? – надулся песик. – Все-таки нет у тебя вкуса к красоте… Вот представь: большая ванна, в ней лежит моя хозяйка, и тут же в хлопьях разлетевшейся пены резвится белая пушистая болонка. Я ее веселю, грею ей душу, создаю тепло и уют, потешно чихаю, вздувая мыльные пузыри… Милая женщина счастлива! Я кувыркаюсь прямо в ванну…

– Всей тушей? – съязвил Лагун. – И милая женщина уже глубоко несчастна. Ее ванна разбита, вода по всей комнате, а она сидит дура дурой на мокром кафеле вся в мыле! Спасибо собачке.

– Грубые, циничные люди. Я говорю с вами об эс-те-ти-ке! А вам бы лишь обсмеять все самое святое…

Вот так, безобидно препираясь, друзья выехали за окраину Кэфри, направляясь по караванному пути в глубь Аравийских пустынь. Там у разрушенного колодца их ждала черноволосая девушка в живописном тряпье. Она низким поклоном приветствовала путешественников.

– Мейхани?

– Да, мой господин пес… госпожа болонка?

– Да ладно тебе! – Сэм дружелюбно толкнул ее мокрым носом в плечо. – Иногда я имею склонность превращаться в самую замечательную собаку на земле и совершать великие подвиги. А ты куда сбежала тогда на площади?

– Никуда. Ифриты обратили вас в собаку, и я едва не умерла от горя. А потом стража оттеснила меня к простолюдинам, вас же отвели во дворец. Я подумала: вот этот ваш друг, у него ведь украли невесту, да? Светловолосую девушку с большим луком. Он же хочет ее освободить?

– Конечно… – попытался было ответить Джек, но песик грубо отпихнул его от Мейхани.

– Это моя знакомая! Я ее нашел и спас. О Аллах, укажи мне место, где бедная, интеллигентная собачка может без помех пообщаться с бывшей домработницей.

– С кем?! – хором сказали все трое.

– Не отрывайте мое время на уточнение пустых формальностей! Итак, милочка, чем я могу быть тебе полезен?

– Она ко мне обращалась! – возмутился Джек.

– Нет, ко мне! – уперся ученик чародея.

– А я говорю – ко мне!

– На что спорим?

– Не надо спорить! – взмолилась девушка. – Аксакал, разнимите их!

– Это лишнее, подерутся – сами успокоятся, – улыбнулся волшебник. – Лучше расскажите обо всем мне, и по порядку. Кто вы?

– Меня зовут Мейхани. Я… нищая. Бралась за любую работу, ходила с караванами, немного воровала, было всякое. Господин Сэм защитил меня от бывших дружков и позволил идти рядом как слуге. Он хотел жениться на принцессе и выдавал себя за сына султана. С его длинным языком и незнанием местных обычаев…

– Понятненько. Он и вам пытался запудрить мозги?

– Но я все поняла, он уже начал говорить правду, когда пришли ифриты. Я все видела. Мне очень жаль… почему-то я чувствую себя немного виноватой. Я хотела заступиться, я не испугалась, меня оттеснила стража.

– Ты хочешь нам помочь?

– Да, почтеннейший. Я знаю многие караванные тропы и умею ходить по солнцу в пустыне.

– Нет и еще раз нет! – решительно топнула лапой болонка. – Это слишком опасное дело. Девушкам там не место. Во-первых, я и сам отлично справлюсь. Во-вторых, луноликая Гюль-Гюль может возревновать, если я приду за ней в обществе уличной оборванки. В-третьих, мне совсем не улыбается спасать еще одну легкомысленную особу. Хватит с меня и вас двоих.

Мейхани густо покраснела и было развернулась, но Сумасшедший король, спрыгнув с седла, успел поймать ее за руку:

– Постойте. Не слушайте его, на самом деле Сэм неплохой парень, когда не строит из себя командира. Пойдемте с нами.

– Нет!

– Но вы говорили, что знаете дороги в песках.

– Все равно – нет! Пусть грифы расклюют бесчувственное сердце этой глупой собаки! Пусть шакалы играют этим клубком шерсти! Пусть все змеи и скорпионы пустыни…

– Ради Бога, довольно! – рассмеялся Джек. – Лагун, мы ее берем?

– Естественно. Большинством голосов «за». Нам нужен проводник. Девочка моя, считайте, что мы вас наняли, и не обращайте внимания на мохнолапого невежу.

– Садитесь на моего коня. – И Сумасшедший король легко подсадил девушку в седло.

– А как же вы?

– Я поеду на Сэме.

– Что?! А меня вы спросили? Опять очередное оскорбление достоинства бедной собаки. Джек, я абсолютно убежден, что на болонках верхом не ездят! Ты уже сел? Ну вот. Разве кого-нибудь когда-нибудь волновало мое независимое мнение? Мейхани, где у вас тут комитет по защите животных?

* * *

Между тем дочь рыцаря очнулась в незнакомой комнате на широкой восточной кровати под балдахином.

– Куда же это я попала? – вслух подумала Шелти, вылезая из-под шелковых покрывал. Вместо привычного костюма охотницы на ней оказались тонкие длинные шаровары и пестрая рубашка до колен. – Кто же меня так принарядил? Где мое оружие?

Комната, в которой она находилась, была устлана коврами, стены изукрашены мозаичными цветами, алебастровый потолок покрыт тонкой резьбой. В углу на жаровне дымились томные индийские благовония. Двери не было, а отдернув занавеси от окна, Шелти убедилась, что оно забрано крепкой кованой решеткой. Судя по всему, она находилась в какой-то башне, стоящей посреди оазиса, так как внизу были видны пышные деревья, пальмы, фонтаны и цветы, а вдали, вплоть до самого горизонта, золотым кольцом тянулись пески пустыни.