Андрей Олегович Белянин
Джек на Востоке

Если вы думаете, что неугомонный герой сбежал вместе со всеми, то вы его плохо знаете. Сэм Вилкинс, уперев руки в бока, грозно стоял перед ифритами. Бледная Мейхани шепотом взывала к Аллаху, держась за спиной ученика чародея.

– Я кому сказал, чурки плосконосые?! Трепещите перед мощью разгневанного сына марокканского султана, ибо я – Самюэль-Сеид-Акбар-ага-угу-Вилкинс – намерен спасти свою возлюбленную из ваших похотливых лап. А ну, поставьте слона на место!!!

Недоуменные ифриты соизволили обратить внимание на маленького человечка, дерзнувшего возвысить на них голос.

– Что тебе нужно, чужеземец?

К чести Сэма признаем, что трусом он сроду не был. А теперь, когда страшные приключения закалили его душу, он глядел на ифритов снизу вверх, абсолютно уверенный в собственном превосходстве.

– Чего ты хочешь, чужеземец?

– Верните мою принцессу, дайте валерьянки слону, извинитесь перед султаном, подметите площадь… – пустился перечислять ученик чародея.

– Он – сумасшедший! – расхохотались синие гиганты.

– В каком-то смысле да… Один мой друг был очень известным психопатом. Ну а с кем поведешься, от того и наберешься! Но ведь, с другой стороны, это так нравится женщинам…

– Что нам с тобой сделать? Убить? Съесть? Растереть в порошок?

– Только троньте его!

Из ближайшего переулка уже бежал разгоряченный Джек. Серебряное лезвие меча горело на солнце. Следом спешила охотница. Ифриты обернулись.

– Сэм, не бойся, мы с тобой!

– Моя благородная кровь не знает страха, и ни в чьей помощи я не нуждаюсь! – сухо отрезал Сэм. – Отойдите в сторонку на десять шагов, вы только мешаете мне спасти этот дивный цветок аравийских пустынь. Гюль-Гюль, не скучай, любимая, я уже иду!

– Ах вот как! Пойдем отсюда, Джек, пусть сам выкручивается. – Шелти гордо взяла под локоток Сумасшедшего короля, и ифриты неожиданно обратили на нее внимание.

– Красивая! – дружно решили они. – Берем обеих, хозяин разберется.

В ту же минуту дочь рыцаря исчезла, за ней испарилась принцесса и все четверо ифритов растаяли в воздухе. Джек с Вилкинсом оторопело смотрели друг на друга, а из переулочка, запыхавшись, топал Лагун-Сумасброд.

– Какие новости, господа?

– Страшные и ужасные! Из-за твоего шизанутого любимчика я только что лишился невесты с приданым! – праведно возопил обворованный Вилкинс. – Почему он вечно вмешивается в мои отношения с любимыми девушками? Шелти – нельзя, Лорену – не тревожь, даже мою чернявенькую Гюль-Гюль и ту не поцелуй лишний раз на людях!

Сумасшедший король просто задохнулся от возмущения, не в силах что-нибудь сказать.

– Цыц, охальник! – прикрикнул колдун. – Какая нелегкая понесла тебя на Восток?!

– Я и сам с усами, и в постоянном присмотре катастрофически не нуждаюсь! Джек, забери этого нудного пенсионера, у меня столько дел, что нет ни минуты на разборки с дедушками.

Теперь уже от обиды перехватило дыхание у Лагуна-Сумасброда. Старый волшебник грозно воздел руки к небу, намереваясь обрушиться на негодника наказующим заклинанием и уж на этот раз точно превратить его в зайчика, но… ученик чародея, быстро нагнувшись, подобрал маленькое золотое колечко, валявшееся в пыли. Он сентиментально поцеловал его, надевая на мизинец.

– Это наверняка упало с чудного пальчика моей несравненной Гюль-Гюль. Ай-ай-ай! Как же я теперь без нее? Умру от горя сию же минуту. Но нет… я найду мою смуглолицую вишенку! Я всех ифритов заставлю в пустыне песок пересчитывать! Прочь с моего пути! Это говорю вам я – Сэм Вилкинс, троюродный внук племянника дальнего родственника знакомого водоноса при дворе марокканского султана! Я – великая белая болонка с огромным потенциалом роста и могучим умом мудрейшего пророка Черных гномов. Теперь вы все увидите мой истинный облик, ибо…

Договорить Сэму не удалось. Кольцо на его мизинце засветилось ярким золотистым пламенем, и Лагун-Сумасброд первым понял, что это значит.

– Перстень ифрита. Сними сейчас же, несчастный!

Поздно… Вспышка света, яркая как солнце, заставила всех зажмурить глаза.

На месте Сэма клубился желтоватый дым. Джек бросился вперед, разводя руками в поисках исчезнувшего друга.

– Поздно, мой мальчик, – тяжело вздохнул волшебник. – Это было магическое кольцо, по-видимому, оно соскользнуло с пальца одного из ифритов. Все виды восточного колдовства так неожиданны, парадоксальны и экзотичны. В данном случае мы имеем дело…

– Лагун, ради всего святого, где Сэм?! – взвыл Сумасшедший король. – Я очень вас уважаю, но сейчас совершенно не настроен на лекцию. Пропала леди Шелти, принцесса и наш товарищ – сделайте же что-нибудь!!!

– Юноша! – строго перебил старый колдун. – Я ведь и пытаюсь объяснить вам, что в данном случае все зависит от того, какой конкретно магией было заряжено оное колечко. Обычно «перстнем ифрита» называют небольшую заколдованную вещицу, без ювелирных изысков, простую и функциональную. Она способна исполнить одно желание владельца без всяких там заклинаний, наговоров, ритуалов и прочего оформления. Исходя из этого, попробуем вспомнить – что же пожелал Сэм?

– Воз и маленькую тележку всяких разных пожеланий!

– Верно. А раз все они исполнены быть не могут, следовательно, стоило бы предположить, что наиболее весомым окажется желание, высказанное с максимальной эмоциональной нагрузкой. Значит, сейчас мы увидим…

Грянул гром! Джек так и не понял, что произошло, когда с высоты на него рухнуло огромное, белое, пушистое и тяжелое существо, распластав беднягу по земле.

– Что и требовалось доказать! – авторитетно заявил Лагун-Сумасброд.

Сумасшедший король с трудом выбрался на свободу и ахнул – на выжженной солнцем площади перед султанским дворцом сидела белая болонка с удивленными голубыми глазами и хлопала длинными ресницами. Рост пушистой собачки едва ли уступал верблюжьему!

– Сэм… это ты?

– Не уверен… – подумав, сообщила болонка. – На всякий случай спроси еще раз.

Джек закатил глаза и, едва дыша от смеха, без сил повис на Лагуне-Сумасброде.

* * *

Постепенно площадь наполнялась народом. Сообразив, что ифриты уже ушли, храбрая стража принцессы вновь обрела присутствие духа. Пока старый колдун, ворча, накладывал на Сэма расколдовывающее заклинание, а Джек, схватившись за живот, все еще не мог прийти в себя от хохота над своим пушистым другом, наши герои оказались окружены тройным кольцом злобных нукеров. Восточные воины пребывали в крайне раздраженном состоянии, ибо вместо спасения дочери султана трусливо бежали. Теперь они хотели отыграться на свидетелях своего позора, тем более что эти непонятные чужеземцы не струсили, а отважно боролись с самими ифритами.

– Бесполезно… – развел руками Лагун-Сумасброд. – Слишком простая магия, не поправишь, не изменишь – надежно, как вбитый в стену гвоздь! И потом, я всегда путаюсь в напевно-поэтических заклятиях восточных магов.

– Что ты хочешь этим сказать? – сдвинул брови Вилкинс. – Я сейчас кто?

– Болонка…

– А-а-а-а! Спасите-помогите, мама дорогая!

– …но ростом с хорошую лошадь, а может, и выше.

– Да? Значит, я самая большая собака в мире?! – несколько утешился Сэм. – А кто мне это удружил, скажи на милость?

– Ты надел кольцо ифрита и сам напророчил свою судьбу, – ехидно ответил волшебник. – Нечего было болтать всякую хвастливую чепуху, имея на пальце магическую игрушку.

– Тоже мне – магия… Зачем же все воспринимать так буквально! Пошутить нельзя, что ли?

– Давайте отложим дискуссию на потом, – предложил Джек. – По-моему, нас неправильно поняли и считают виновными в исчезновении принцессы. Похоже, даже будут бить…