Текст книги

Агидель Штольц
Пропавшее дитя


Деревянный дощатый пол под ногами частично прикрывал полосатый грязный коврик у стола. За спиной мужчины в печи уютно трещал огонь. Грета поднесла лампу к своему лицу и пригнулась навстречу девочке, чтобы рассмотреть её ближе. Лицо Греты в тусклом свете стало выглядеть моложе, а черты – чётче. Кожа сделалась светлее прежнего, а глаза приобрели ярко-голубой оттенок с дрожащими белёсыми всполохами. Светлый локон выбился из-под платка, и женщина снова улыбнулась.

– Садись за стол.

Не успела Анели сделать полушага, как за спиной женщины послышалось шарканье. Грета резко обернулась. Анели заметила за её спиной окутанные тьмой очертания предметов разных размеров и форм. Что-то большое, квадратное и громоздкое на вид было похоже на сундук, сверху стояло нечто плоское, прямоугольной формы и напоминало картину, прислонённую к стене и бережно укрытую покрывалом. Далее было не разобрать: свет не доходил в дальние углы комнаты. Помещение напоминало небольшую каморку для хранения всякого хлама. Но когда Грета поднимала лампу вверх, стены словно разъезжались в стороны и комната казалась просторнее. Женщина прикрыла губы белыми пальчиками и прошептала:

– О нет! Она идёт сюда, – Грета повернулась к девочке, – тебе надо сейчас же спрятаться.

– Кто это? – спросила Анели.

– Это ведьма! Если она узнает, что ты здесь, мне несдобровать. Я представить себе боюсь, что тогда будет. Куда же тебя спрятать?

Анели обернулась и увидела, что в нескольких шагах находится дверь.

– Кажется, придумала, – зашептала Грета, – полезай-ка вон на ту полку с красной ширмой. Там она тебя не найдёт.

Анели проследила, куда указывает рука Греты, и удивилась.

– Но ведь это картина! – возразила осторожно девочка.

– Нет, глупышка, это полка! Убедись сама. Там всё время спит наш кот. Давай-ка полезай скорей.

Анели повернулась, размышляя, как заберётся в картину, на которой на тёмном фоне была изображена только красная шторка. Грета легонько подтолкнула Анели к стене. Девочка ухватилась обеими руками за край золочёной рамы и с удивлением обнаружила, что картина только с виду кажется таковой. На самом деле в ней было углубление, словно стенная ниша. Анели забралась внутрь и поджала ноги.

В эту секунду с левой стороны, у той стены, где стояли сундук с картиной, раздался звук открывающейся скрипучей двери и по полу растянулась полоса света. В комнате послышались шаги, и на жёлтый квадрат легла тень.

– Грета! – услышала Анели звонкий скрипучий голос. – Сегодня такая гроза! Надеюсь, ты сняла бельё?

– Да, госпожа, – ответила Грета.

– Юрген, отправляйся в город, я дам тебе список покупок. И не забудь наведаться к лесничему, закажи ещё дров. Приближаются холода.

В поле зрения возникла приземистая женщина с высокой причёской из каштановых с проседью волос, в которые вплетались бусины. На женщине также было надето длинное платье с высоким воротником, а на руках она держала ребёнка, на вид около года, ещё совсем крошку, завёрнутого в какое-то тряпьё. Юрген втянул голову в плечи и смотрел испуганно, исподлобья.

– Я все сделаю, госпожа, – ответил он мягким низким голосом и, отведя взгляд, уставился в стол.

Ведьма смотрела на него не отрываясь – пристально, властно, чуть сощурив глаза. Пока она пожирала взглядом несчастного Юргена, Анели заметила, что ребёнок смотрит на неё. Девочка занервничала, заёрзала и попыталась подвинуться чуть правее за ширму, когда вдруг почувствовала какое-то движение. Справа от неё сидел чёрно-белый кот, он увлечённо лизал переднюю лапу и тотчас замер, уставившись жёлтыми глазками-блюдцами, которые напоминали двойное полнолуние в ночи. Его умные глаза будто недоумённо выражали: «Позвольте, Fr?ulein, это моя полка».

– И приберитесь, наконец, в этой чёртовой дыре, вы всю её завалили хламом – невозможно пройти!

Анели осторожно выглянула из-за ширмы. Грета раскланивалась. Ведьма стояла на том же месте, прижав ребёнка к себе. Её взгляд хищно скользил по стенам и предметам, словно выискивая что-то.

– Сидите тут безвылазно, бездари! А этот никчёмный старик, видимо, совсем о нас забыл, если вообще знал! Юрген уже покрылся пылью, скоро придёт черёд плесени. – Она словно брезгливо выплюнула эти слова. Затем нагнула голову к ребёнку на руках, втянула запах младенца ноздрями и раболепно пропела, целуя его в розовую щёку: – Только ты моя надежда, моё сокровище.

Ребёнок радостно загукал.

– Я не желаю тут торчать с вами ещё лет триста! – заносчиво крикнула Ведьма. – Я достойна большего: изысканных залов, изумлённых взглядов! Я хочу, чтобы мной восхищались, а не торчать здесь в компании крыс! – Грета быстро закивала, сложив ладони на груди.

– За работу! Живо! – крикнула Ведьма и быстрым шагом затопала прочь. Послышался скрип, хлопок, и комната вновь погрузилась в полумрак и тишину. Анели услышала выдох облегчения. Девочка протянула руку к коту, чтобы погладить, но тот ловко увернулся, издав мяуканье, похожее на презрительное «отстань». На несколько минут повисла тишина, пока её не нарушил негромкий голос Юргена:

– Вот ведьма. И что ей в покое не сидится? Хорошая каморка, я уже привык. Здесь тепло и тихо. Никто не пялится на тебя целыми днями.

– В чём-то она права, Юрген. Сколько ещё можно прозябать в забвении?

Анели было уже свесила ноги с полки, как в дверь с правой стороны раздался вежливый стук. Девочка тихонько ойкнула и поджала ножки в жёлтых сандалиях.

В комнату чинно вошёл немолодой мужчина с умным пытливым взглядом, широкоплечий, высокого роста. Что примечательно было в его внешности – это высокий лоб и странная накидка коричневого цвета. Он по-хозяйски прошагал в комнату, по очереди присматриваясь к лицам Греты и Юргена, словно в чём-то их подозревал.

Грета и Юрген недоумённо смотрели на него, как на чёрта, неожиданно выскочившего из-за угла. Лицо Юргена было простым, взгляд туповатым, – словом, крестьянское происхождение и необразованность вместе с добродушием делали его лицо немножко забавным. Он всё время сидел за столом, не вставая, будто прирос к стулу.

– Чего желает господин… – не закончила Грета фразу, криво улыбнувшись.

– Вольтемар Фрай, – властно перебил мужчина, заполнив комнату бархатным и низким голосом.

Его лоб сильно блестел даже в темноте, и это казалось несколько странным. Лампа стояла на столе и излучала скудный свет. Анели заметила, что огонь в печи погас, на его месте тлели угли, но в комнате было по-прежнему тепло. Даже слегка душновато.

– В городе пропал ребёнок, – продолжил гость, не дав представиться Грете и Юргену, – девочка. Её украли почти из-под носа родителей. И знаете, почему я здесь?

Грета открыла рот для ответа.

– Правильно, – перебил гость, – я ищу её. – Господин Фрай своим внешним видом вызывал тревогу. Он был серьёзен, в нём чувствовалась внутренняя сила, которая говорила, что скрывать что-либо от него бесполезно: он видит человека насквозь.

Грета и Юрген открыли рты. Вольтемар переводил испытующий взгляд с одного на другого. Было видно, что пользы от этих двоих не дождёшься. Он стал расхаживать взад-вперёд, насколько маленькая каморка это позволяла.

– Ребёнок из очень влиятельной семьи. Её глава нанял меня, чтобы я отыскал дочь. Девочка пропала несколько дней назад со двора. Похоже, это сделала женщина. Согласно моим источникам, по описанию похожая на вашу хозяйку. Где она? Я хотел бы задать ей несколько вопросов. – Он сложил руки впереди, показывая всем видом покорное ожидание.

Лицо Греты выдавало испуг. Заикаясь, женщина выдавила из себя:

– Госпожи нет дома. Мы не знаем, куда она уехала и скоро ли вернётся. Да, Юрген?

Юрген испуганно смотрел на господина Фрая. Сказать ничего так и не смог, лишь быстро закивал. Грета метнула взгляд за плечо гостя и посмотрела на Анели.

По суровому лицу господина Фрая было видно, что он не верит. И враньё его сильно расстраивает. Он медленно повернулся и в упор посмотрел на Анели. Взор этого человека был твёрд как камень. Он медленно перевёл глаза на Грету и продолжил:

– Тогда передайте ей, что я скоро вернусь. И пусть она будет готова принять меня незамедлительно, – это прозвучало как угроза. – Ей придётся ответить на мои вопросы, хочет она этого или нет.

Господин Фрай, не дожидаясь ответа, повернулся на пятках и чинно покинул комнату. Анели выглянула с полки, но никакой двери с левой стороны не было, лишь стена, возле которой всё так же стоял хлам.

Девочка была поражена, ничего не понимала, её не покидали тревожные ощущения. А ещё сильное желание рассказать господину Фраю, что Грета солгала ему. Подумать только, Ведьма украла бедную крошку! Неизвестно, что она может с ней сделать! От этой мыли девочке стало не по себе. Теперь Грета не виделась Анели такой уж хорошей: она оказалась лгуньей и покрывала преступление. Усталость как рукой сняло. Вид у Греты и Юргена был очень подавленным. Они оба молчали и, казалось, совсем забыли про Анели.

Тем временем девочка, недолго думая, молча спрыгнула с полки и взялась за ручку двери, в которую только что вышел незваный гость.

Анели думала, что Грета попытается остановить её, но за спиной стояла тишина. Девочка выглянула за дверь и увидела тусклый белесоватый свет, луч которого мягко ложился на пыльный пол. Анели обернулась. Грета стояла, сложив ладони на груди, и жалобно смотрела ей вслед. И вдруг свет в лампе погас, а каморка погрузилась во тьму, поглотив в себя обе фигуры: Грету, стоявшую у стола, и обречённо сгорбившегося Юргена.

Анели сделала осторожный шажок за порог и, оказавшись снаружи, ощутила дуновение прохладного сквозняка. Оглядевшись, девочка поняла, что снова находится в музее и уже наступила ночь. Её словно громом поразило воспоминание о том, что дома ждёт бабуля! Как же так вышло, что она совсем забыла, где находится?

Нужно было скорее выбираться. Но сначала – найти господина Фрая и рассказать о том, что она видела. Наполненная решимостью, девочка сделала несколько уверенных шагов вперёд и замерла прямо посередине длинного коридора. Здесь определённо что-то изменилось. Анели бесспорно находилась в усадьбе, но выглядела та по-другому. Да и ощущения были странные. Внезапно Анели поразила догадка, и она с замиранием сердца остановилась. Тишина больше не давила на уши, девочка слышала стрекот сверчков и шорох, напоминающий шум листвы, которую треплет ветер. Анели прислушалась и вскоре поняла, что шума листвы нет. Показалось? Но размеренный стрекот сверчков всё ещё доносился, будто издали. Откуда они здесь? Возможно, как-то попали внутрь и оказались в ловушке? И совсем как она, не могут выбраться? Вот и зовут на помощь. Бедняжки.

Очнувшись от размышлений, Анели завернула за угол и с трепетом обнаружила, что стоит в большом зале напротив огромного окна с разноцветным круглым витражом в самом верху. В окно ослепительно светила полная луна. Девочка стояла, приоткрыв рот: никогда прежде ей не доводилось видеть такой красоты! Напротив стоял комод со старинным пыльным зеркалом в обрамлении кованых вензелей, в зеркале отражался канделябр с шестью погасшими свечами. Значит, дождь уже закончился, наступила ночь и её точно скоро найдут. Она представила, как соседи ищут её, зовут по имени. Их голоса эхом разносятся по округе. С деревьев срываются птицы и улетают в тёмное ночное небо. Гюнтер наверняка деловито светит фонариком и заглядывает под каждый куст и даже в канализационный водосток. Маленький Вилли немножко поплачет. Он такой плакса! А потом тоже примет активное участие в поисках. Бабуля, скорее всего, пойдёт в полицейский участок и расскажет, что любимая внучка не пришла на ужин. Полицейские сразу же бросятся на поиски! Возможно, даже возьмут с собой собаку и включат сирены на машинах. Анели прислушалась, но вокруг стояла полная тишина, и никаких сирен не было. Даже сверчки замолкли. Это немного расстроило, но от грустных мыслей отвлёк странный звук. Он шёл из зала в конце коридора.