Текст книги

Дмитрий Лифо
Цепи

Цепи
Дмитрий Лифо

Джеймс Эрн и Роуз Амори – одна из самых знаменитых пар недалёкого будущего. Гений, который чуть ли не сотворил весь 21 век и его жена, которая редко появляется на публике. Внезапный недуг поражает эту семейную пару из-за чего Эрн решает погрузить их обоих в специальный аппарат, который дал бы им бессмертие, но внезапный сбой в механизме заставляет их раз за разом проживать ужасные события, вскрывая жуткие тайны прошлого их "идеального" союза

Дмитрий Лифо

Цепи

Глава 1. “Падение”

Тишину разрезает шум металла. Голоса. Множество голосов людей: женщины, мужчины, дети. Речь сбивчивая, неразборчива, не в одной ветке диалога невозможно уловить суть. В области предплечья и щеки ощущается легкое тепло. Солнце. Это явно солнце. Летнее, но ещё ласковое солнце. Роуз не спеша открывает глаза. Ей дискомфортно смотреть, ведь всё озарено ярким, белого оттенка светом. Дискомфорт таков, словно она впервые смотрит своими глазами, но действительно ли это её глаза?

Зрачки постепенно адаптируются и теперь она лучше ориентируется в пространстве. В помещении множество сидений, на которых сидят люди всех возрастов. Она в поезде. Это точно вагон то ли поезда, то ли электрички. Мысли путаются. Всё кажется странным, неестественным. Тело не слушается и ладонь Роуз аккуратно ложится на её лоб. У неё жар. Чувствуется озноб и легкая ломота в конечностях. Неужели это эффект от первого пробуждения? Почему складывается такое необычное впечатление о мире, словно это и не реальный мир вовсе? Джеймс ведь говорил обратное. Он ведь говорил, что мы ничего не будем ощущать. Точнее, что мы будем ощущать всё так, словно мы просто проснулись ото сна. Всё это слишком необыкновенно. Джеймс. Надо его найти. Расстояние 50 метров. Мысли всё ещё путаются. Но куда идти? В каком из вагонов он находится?

Роуз аккуратно приподнимается с сидения и вновь осматривается по сторонам. Никто толком и не обращает на неё внимания. За окном видно, как уже постепенно солнце уходит за горизонт. Вечереет. Некая пустынная местность. Имеет ли это вообще какое-то значение? Нет-нет. Сейчас важно лишь найти Джеймса. Он всё знает. Он поможет и всё расскажет. Он точно понимает куда больше чем я.

Она делает несколько шагов и после опирается на поручень

– Мисс, с вами всё в порядке?

Роуз плавно поднимает свой взгляд на источник голоса, ведь проблемы с концентрацией никуда не делись. Она рассматривает черты лица и удивляется ещё сильнее. Этого не может быть. Внешность этого человека. Это ведь Билли. Билли Корнуэл из старшей школы. Давний приятель, который погиб в автокатастрофе. Но что он тут делает?

– Мисс, вы неважно выглядите. Мне позвать врача?

Она в замешательстве. Поток информации слишком большой, а время для переваривания дали слишком мало. Головная боль внезапно возникает в области затылка, отчего Роуз аккуратно берется за голову. Боль плавно, ноюще распространяется по всему периметру голову, словно корни грибницы разрастаются под кожей стремительно и резко, вызывая не столько боль, сколько ноющий дискомфорт. Врач. Джеймсу тоже должен быть сейчас также плохо, как и мне. Он должен быть в мед пункте.

– А… да. Пожалуйста. Отведите меня в медпункт. Мигрень застала меня врасплох. Слишком внезапный гость

Роуз выдавливает милую улыбку и насколько хватает сил кокетливо смеётся.

– Тогда прошу за мной, Мисс

«Билли» подставляет своё плечо, чтобы девушка могла хоть немного опереться, после чего начинает не спеша, в ритме ходьбы Роуз идти через вагоны. Беззаботные люди делали разное: кто-то читал газеты, кто-то болтал с членами своей семьи, кто-то просто смотрел в окно, любуясь природой. Хоть мир и казался неестественным и инородным, но люди. Люди были живые. Они ощущались, как живые и от них веяло энергией живого, здорового существа. Они настоящие. С мыслями, с чувствами, с идеями. Удивительно. Это было просто удивительно. Джеймс действительно гений. Такой уровень симуляции… но симуляции ли? В любом случае столь живой репродукции человека она никогда не замечала, но вот Билли. Он напрягал её. Что здесь делает проекция из её прошлого. Причём это проекция не обладает памятью самого оригинала, а лишь является копией, с точки зрения внешности. Джеймсу надо будет задать столько вопросов: и о пробуждении, и о проекциях, и о самом устройстве машины. Сможем ли мы вообще выбраться из этого потока перерождений, когда нам надоест проживать одну старость за другой? Наверняка сможем. У Джеймса всегда есть чёткий план. Он столько сделал для меня, а сейчас – буквально подарил вторую жизнь.

– Спасибо вам за помощь… я могу узнать ваше имя?

Роуз вновь концентрируется на парне и внимательно осматривает его одежду и внешность в принципе. Должен ведь быть какой-то изъян, который бы выдавал в нём проекцию. А что, если и мой муж будет также лишь проекцией моей памяти? О нет, это точно быть не может

– Билли, мадам. Билли Магнуэл.

Роуз широко раскрывает глаза от удивления, пытаясь переосознать информацию. Имя то же самое. Иная фамилия. Фамилия матери Билли. Выходит, здесь он – остался жив и у него другое прошлое. Вот как… но тогда почему он не помнит меня?

– Билли… Билли, а вы не узнаёте меня? Мы с вами точно раньше не пересекались?

Парень кратко улыбается и тихонько смеётся, кивая девушке, в знак согласия. Он останавливается около одного из пассажиров и наклоняется к нему

– Я одолжу у вас газету на секундочку

После чего Магнуэл демонстрирует фотографию на центральной полосе газеты. Фотография Роуз и Джеймса на главной полосе газеты.

«Гений нашего века: как Джеймс Эрн подарил людям 21 века бессмертие»

Роуз помнит этот заголовок. Тогда дом был наводнен обилием журналистов. Множество снимков. Её мужа чуть ли не разрывали, чтобы получить хоть одно слово от «гения века». Хоть один комментарий. Крупицу мудрости того, чьим именем потом ознаменуют век. Его фотографии потом будут в учебниках. И не зря. Бизнес Эрна был одним из ведущих на рынке медицинских имплантов, и лично его инженерные изыски поражали воображение. Первый человек, который смог заменить всё нервную систему микро-проводами из биоматериалов, со встроенным центром нанороботов, чьей задачей было – устранение любых повреждений как натуральной, так и искусственной нервных систем. Первый человек, который смог создать и успешно пересадить первый искусственный человеческий мозг с заменяющимися модулями всех долей. Лобная доля перестала нормально функционировать из-за чего у человека появились ошибки в психике – не беда. Замени модуль на новый и дело с концом. Первый человек, который создал искусственные артерии с механизмом самоочищения посредством нанороботов от тромбов, благодаря чему во всём мире снизился процент ишемической болезни сердца. И так продолжать говорить о заслугах Джеймса можно ещё очень долго. Его знаниям не было предела

– Вы знаменитость, Роуз Эрн.

Элегантно произносит Билл и после отдаёт газету пассажиру обратно, продолжая свой путь

– Так что, только монах-отшельник в песках Блэк Рока может не знать вас. Хотя готов поспорить на сто долларов, что он как минимум слышал имя вашего мужа

Роуз всё ещё была удивлена. Да, её муж всегда был настолько знаменит, но он всегда был против общих фотографий для прессы, ведь не хотел накликать на неё беду.

«Дорогая, мы не можем сделать общий снимок для прессы по той причине, что тогда журналисты начнут покушаться и на тебя и о нашей тихой, спокойной гавани можно будет совсем забыть. Это популярность и всё меньше личного пространства для нас – плата за то, как я спасаю наш мир и меняю его к лучшему». Это были его слова. Я запомнила их и всегда повторяла, как мантру, когда у нас не удавалось поужинать вместе или он пропадал на неделю, а то и две.

– Вот как… я знаменитость.

Сперва она отвечает как-то грустно, с легкой растерянностью в голосе, но следом появляется её фирменная, милая, кокетливая улыбка. Она не хотела, чтобы Билли что-то заподозрил или начать задавать лишнее вопросы

– Но надеюсь, вы меня таковой ведь не считаете, Билли? Я совсем обычный человек

Парень вновь тихонько смеётся, расценивая всё, как шутку и после аккуратно подмечает

– Все мы – обычные люди. Но вы – надежный тыл одаренного человека, мадам. Моя жена завидует вашей выдержке.

– Прям так и завидует?

Роуз расслабляется от столь беззаботного разговора. Жар, словно рукой сняли. Глаза полностью привыкли. Лишь головная боль осталась на месте, как и легкая ломота в суставах

– Да-да, мадам, завидует. Мы с ней часто шутим, что у вас стальные нервы. Наверняка вам приходится долго ждать вашего мужа, словно он с каждым новым изобретением уходит на фронт

– О да, Билли, тут вы правы…

Роуз звонко смеётся, ведь тут семья Магнуэлов была полностью права. Действительно, каждое новая разработка приводила к долгим отсутствиям мужа дома, словно он уходил на фронт. Хоть борьба его была также за жизнь человека, но его дуэлянтом всегда выступало неизведанное. Незримая, жуткая, но подогревающая интерес война со скрытым. Борьба с неизвестным, что всегда таилось, таится и будет таиться рядом, среди нас, но никогда не предстанет перед обычным смертным в своём истинном обличии. Закрытая дверь и только искусному вору будет подвластно вскрыть замок, за которым хранятся столь хорошо спрятанные знания мира. Ценой такого таланта всегда было и будет – личная жизнь. Время, как и здоровье – самые ценные ресурсы человека, которые всегда кажутся неисчерпаемыми, но именно их и пожирает этот незримый враг. И это буквально коснулось Джеймса. Времени на разговоры с Роуз становилось всё меньше, как и здоровья, что и привело «гения» к иллюзорному бессмертию внутри аппарата, где и время и здоровье – почти бесконечный ресурс.

– Вы абсолютно правы, Билли, но я давно приняла эту плату. Он забирает своё время. Время своей жизни и ресурс своего здоровья, отдавая их другим людям, которых даже не знает, а я делаю всё, что в моих силах ради того, чтобы поддерживать источник этих ресурсов. Вот он, принцип равноценного обмена

Отвечает Роуз, но в её голосе прослеживаются нотки печали. Да, их семейная жизнь не похожа на стандартную, но она прекрасна знала, на что идёт, выходя замуж за того, кто известен на весь мир, так ещё и старше её на 10 лет.

– Роуз Эрн, когда вы встретите мужа, пожалуйста, передайте ему нашу благодарность. Его импланты спасли жизнь моему сыну

– Конечно, Билл, я обязательно передам

– А вот мы и пришли к медпункту

Парень несколько раз нажимает на кнопку звонка, после чего вновь переводит свои карие глаза на Роуз. Во взгляде читалась легкая обеспокоенность

– Мадам, вам уже лучше?

– Да, Билли. Спасибо вам, я очень благодарна