Андрей Басов
Планета царя Соломона

– Не было печали, – пробурчал Мишель. – Это что же получается? Либо кто-то из нас проболтался, либо за нами уже давно следят. Сэр Сэнди!?

– Ни слова никому!

– Понятно. Я тоже. Наш посыльный к вам, Анри, ничего знать не мог, если не вскрывал пакет.

– Ваш пакет не был повреждён.

– Тогда курьер отпадает и остаётся подслушивание разговоров в самом Министерстве порядка или король-президент. Может, нас прямо сейчас слушают? А, сэр Сэнди?

– Пустое, Мишель. Только не у меня в кабинете. Сюда кроме меня доступа никому нет. Даже уборщик приходит в моём присутствии, а король не болтлив.

– Значит, в другом месте. Мы с вами много в каких уголках болтали обо всём. Хотя и без третьих лиц рядом. Я прикажу проверить все помещения. Получается, что нашей большой проблемой нельзя заниматься здесь. Анри, кто ещё нам понадобится?

– Толковый и энергичный аналитик для поиска информации и разбирающийся в средствах связи.

Мои собеседники переглянулись.

– Сэмми? – как-то не очень определённо произнёс сэр Сэнди.

– А кто же ещё? – Уверенно ответил Мишель и обернулся ко мне. – Сэмми, которую вы, наверное, видели в гостинице «Памплона» – наш агент. И при этом очень талантливый. Ума ей не занимать. Только вот при нашей бывшей спокойной жизни его приложить некуда. Когда нет полицейской работы, то, либо помогает матери в гостинице, либо сидит в аппаратной галактической связи.

– У вас и аппарат связи есть?

– Не новый, но есть. Поставили по требованию Галактического Совета.

– Отлично! Остаётся только средство перемещения. Раз проблема извне, то, наверное, нам на каком-то этапе дел может потребоваться корабль. Сами понимаете, рейсовые не годятся.

– Согласен, рейсовые по своему усмотрению использовать не удастся – они нам не подчиняются. Я пойду к королю-президенту с докладом о нашем совещании и попрошу предоставить вам в распоряжение королевскую космическую яхту. Уверен, что мы её получим без вопросов и возражений.

– Тогда она пусть круглосуточно, как говорится, стоит под парами для любого из нашей команды. Раз за вами, а теперь уже за нами следят, то дела могут принимать неожиданный оборот очень стремительно. Так, раз в Министерстве порядка вести разговоры не следует, то центром действий избираем мою комнату в «Помплоне». Вроде пока и всё. У вас, Мишель, наверное, здесь будут кое-какие дела. Так что как освободитесь, то приходите в «Памплону». Будем совещаться. Я сейчас пойду туда. Нужно поразмышлять, с какого конца браться за дело.

Мишель проводил меня до выхода, а по пути заглянули в кабинет агентов. Жерар и Джонни оказались молодыми, крепкими здоровяками с искрой ума в глазах. Познакомились и договорились, что на время нашей совместной работы они поселятся на первом этаже «Памплоны» поближе к дверям на площадь.

На улице благодать. Ласковое солнышко (или как его здесь называют – Солейль) не обжигающе светит в темечко. Лёгкий ветерок обдувает лицо, и небо редкой голубизны навевает мечтательное настроение. Сворачиваю в улочку, ведущую к Соляной площади. Прелестные дома и домики с окнами и балконами увитыми цветами. Совсем, как на Земле где-нибудь в старой Испании или Италии. Сейчас их уже нет как отдельных государств. И архитектура, уклад там давно изменились.

Лахтиметр задёргался в кармане. Какое-то не раз уже спасавшее мне жизнь шестое, седьмое или восьмое чувство заставило меня броситься ничком на мостовую. Надо мной прошелестело что-то упругое и обжигающее. Глухо грохнуло метрах в пятнадцати впереди в стену дома. Посыпались каменные и деревянные обломки и осколки. Мой пороховой, старый и сильно потёртый бесшумный пистолет сам собой оказался в руке пока я падал. Мгновенный переворот на спину. Там, откуда я шёл – никого. Лишь удаляющийся топот ног за углом. Впереди же, слава Богу, тоже никого. Пострадавших нет. Только обеспокоенные горожане выглядывают из окон. Отряхиваюсь и продолжаю путь.

– Что это было? – спрашивает из окна пожилая дама.

– Наверное, метеорит, – отвечаю я и выхожу на Соляную площадь.

Публика в кафе таращится на облако пыли, выползшее из улочки. Мадам Дежу, сложив руки на внушительной груди, стоит в дверях своего заведения. Сэмми сидит на краю фонтана и как маленькая девочка восторженно плещется рукой в воде. Смотрит тоже в сторону улочки, из которой я вышел. Пожалуй, я несколько поспешил с фамильярностью, с которой некоторые воображалы обращаются к персоналу отелей и гостиниц. Подхожу к ней.

– Сэмми, я сейчас был в Министерстве порядка. Вам назначено некоторое время поработать в одной команде со мной, вашим шефом Мишелем и ещё парой ваших коллег.

– А вы кто, Анри?

– Следователь-искатель Галактической инспекции.

– Ого! И чем будем заниматься? Вот этим? – и Сэмми пошлёпала ладошкой по парапету фонтана.

– Именно этим.

– Как здорово! А то тут у нас я чуть не извелась от безделья. С чего начнём?

– С самого главного – с размышлений. Как я понимаю, вот эти стеклянные витрины, что я вижу и есть внезапно возникший ювелирный магазин?

– Он самый.

– Мне нужно его осмотреть и услышать о том, как и что тут происходило.

– Этот объект в моём ведении. Сейчас я ключи возьму.

Сэмми живо соскочила с фонтана и понеслась в гостиницу. Не слишком ли она юная и легкомысленная для нашего дела? Хотя, с другой стороны, сэр Сэнди умудрённый человек и первая мысль у него была именно о Сэмми. Наверное, не зря. Я уже чуть раньше убедился, что в наблюдательности и логике ей не откажешь. Посмотрим. Девушка примчалась, звеня ключами, и отпёрла зеркальную дверь.

Внутри всё, как в обычном не таком уж большом ювелирном магазине, каких видимо-невидимо, как на планетах-перекрёстках космических дорог, так и в Париже или Нью-Йорке на Земле. Только здесь словно побывала банда грабителей. Витрины прилавков раскрыты, а кое-где и разбиты. Подложки для драгоценностей валяются на полу. Даже полностью и не очищенные от изделий. Кольца, серьги, броши, цепочки раскиданы тут и там. То ли грабёж шёл впопыхах, то ли грабитель и не надеялся унести всё. Хватал, что в руку можно сгрести.

– Интересная картина. Сэмми, и что тут произошло?

– Сама я не видела, но те, кто был на площади, рассказывают, что какой-то явно приезжий человек сидел за столиком кафе, глазел по сторонам. Когда вдруг заскрипело и зашумело он замер от удивления, как и все. Однако пришёл в себя раньше других и, не расплатившись, бросился внутрь. С площади было видно, как он ломает витрины и сгребает их содержимое в большую наплечную сумку, которая была у него с собой. Затем выбежал и скрылся в сторону космопорта.

– Не задержали?

– За что?

– Да, пожалуй, и, в самом деле, – за что?

Мы прошлись по магазину. Вот лестница наверх, упирающаяся прямо в потолок. Стол и кресла, вероятно, для ожидающих покупателей. Туалет современный. Я нажал кнопку, и в унитазе зашумела вода. Значит, должна быть и в кране над раковиной.

– Я вижу, в городе есть водопровод.

– Уже лет двести. Удивляетесь? Вы, наверное, своё временное жилище как следует и не осмотрели. Там ведь и умывальня есть. Как думаете, Анри, может, стоит прибрать тут?

– Не стоит, а необходимо! Попробуем этот магазин использовать для своих целей. В Министерстве порядка нам будет не очень удобно с точки зрения безопасности от слежки. Пока что, во всяком случае. Похоже, что там установлены подслушивающие устройства.

– В Министерстве? Кем?

– Мы ещё не знаем, но с помощью этого магазина попробуем узнать.

– С помощью магазина? Как это? Вы говорите загадками, Анри.

– Не торопитесь, Сэм, всему своё время. Так вы уборку организуете? Скоро, наверное, Мишель уже придёт.

Сэмми выскочила на площадь. Подошла к женщине, стоящей у фонтана и что-то спросила. Та в ответ кивнула. Подошла к матери. Мадам Дежу снялась с места и принялась стучать в дверь соседнего дома. Не прошло и десяти минут, и Сэмми вернулась в сопровождении четырёх женщин вооружённых мётлами и тряпками. Мадам Дежу среди них.

– Что делать с драгоценностями, – спросила Сэмми.

– Соберите и на глазок поделите. Заплатим ими за работу.