Андрей Басов
Планета царя Соломона

Быстро сбежав по лестнице, я вышел на улицу и от изумления мгновенно превратился если уж и не в столб то, во всяком случае, во что-то остолбенелое. Посреди площади сверкает струями и плещет водой красивый каменный фонтан в виде гигантской морской раковины. С тритонами и наядами по краям. В центре фонтана позеленевшая от времени, трёхметровая, бронзовая фигура в камзоле и треуголке, небрежно опирающаяся на шпагу. Причём самое поразительное обстоятельство вовсе не то, что этого фонтана несколько минут назад здесь и в помине не было. Самым странным кажется то, что бронзовая фигура стоит не на постаменте, как это положено каждой уважающей себя статуе, а расположилась прямо в центре чаши фонтана по колена в воде.

Народ, сидящий за столиками на площади и высыпавший из кабачка, и с удивлением озирающий фонтан, почему-то стал растерянно оборачиваться в мою сторону и сверлить мои тело и лицо взглядами. Стоящие рядом со мной хозяйка гостиницы и её дочь тоже молча повернулись ко мне с вопросительным и обеспокоенным выражением на лицах. Повеяло больше чем опасностью и неизвестностью. Стало как-то жутковато и уверенность в своих силах, нажитая многолетним опытом, ощутимо заколебалась.

Жизненный опыт подсказывает, что в ситуации неожиданной странности не следует иметь дело сразу с множеством людей. Но и удивления, страха выказывать, тоже не стоит, пытаясь сбежать от непонятного.

– Вода в фонтане, похоже, настоящая, – промолвила Сэмми.

– В этом непременно нужно убедиться, – всё ещё глупо пялясь на статую, заявил я, и тронулся с места.

– Ой, не трогайте! – обеспокоенно окликнула меня сзади хозяйка гостиницы, но было уже поздно.

Камень парапета фонтана оказался на ощупь твёрдым и шершавым, а вода прохладной и мокрой. Ощущение нереальности происходящего испарилось, а драматизм опасности, угрожающей неведомо откуда усилился. Я оглянулся вокруг. В лицах, обращённых ко мне не видно враждебности. Только, похоже, укоризна за что-то. Я пожал плечами и, провожаемый взглядами, медленно двинулся к ближайшей поперечной улочке, чтобы выйти к Министерству порядка. Надеюсь, что там мне всё объяснят.

– Очень рад вас видеть, господин Дега, – схватив мою ладонь обеими руками, эмоционально произнёс министр порядка Пармезана сэр Сэнди Браун. – Очень, очень рад. Мы вас просто заждались.

И сэр Сэнди потащил меня к креслу у своего обширного письменного стола. Я огляделся. Кабинет и действительно министерский. Стены в резных, по виду дубовых панелях, застеклённые шкафы, набитые книгами, вычурная мебель в стиле барокко. Но, вместе с тем, мило и уютно. Да и сам сэр Сэнди под стать кабинету. Начинающий седеть толстячок крепкой комплекции с достойными и благожелательными манерами. Одет в тёмно-красный камзол с кружевной оторочкой. Словно попавший сюда из английского Уайт-холла восемнадцатого или девятнадцатого века.

– Да-да, я тоже, как и вы, инспектор, землянин, – признался хозяин кабинета, усаживаясь за стол. – Судя по вашему взгляду, вы об этом догадались. Не удивляйтесь. Лет двадцать пять назад судьба забросила меня сюда. Вот остался, прижился и трудами достиг положения. Вроде бы нахожусь в фаворе у нашего короля-президента. А может быть, и нет. Наш глава страны и планеты не позволяет себе иметь любимчиков. Всех оценивает по делам. Впрочем, в нашей безмятежной стране и дел-то у властителей не так уж много. То есть было не так уж много до некоторого времени. Не так давно дела появились. И причём такие, что пришлось искать помощи извне. Вот и разыскали вас. Вы почти единственный землянин в Галактической инспекции и рекомендуют вас весьма похвально. Я подумал, что с соотечественником мне будет легче наладить отношения.

– Возможно, сэр Сэнди, но почему, минуя официальные каналы? Ваш посланец ничего не объяснил. Только сообщил, что дело весьма серьёзное и мои услуги будут оплачены. Больше ничего сказано не было. Мне пришлось, наведя справки о планете Пармезан, положиться лишь на слова посланца, как уполномоченного лица, снабжённого вами соответствующим документом.

– Почему неофициально? – скребя подбородок, задумчиво спросил сам себя сэр Сэнди. – Похоже, проблема у нас возникла такая, что обратись мы официально, и вся планета будет наводнена агентами и исследователями. Нам не нужен шумный интерес, вслед за которым внешний, суетный мир бросится сюда и уничтожит весь наш привычный и тихий жизненный уклад. Король-президент согласен со мной, что нужно сначала самим понять, что происходит. Может быть, удастся справиться с напастью, не привлекая никого извне, кроме вас.

– Мне кажется, что только я ступил на вашу планету, так почти сразу с какой-то непонятной проблемой уже столкнулся. Если это именно то, о чем вы ведёте речь, то мне уже интересно. А также мне было бы полезно понять, что это за такой необычный пост у главы планеты, как король-президент. Одно исключает другое.

– Вот как? Столкнулись? И в каком виде? – обеспокоенно спросил министр.

– В виде большого фонтана, который вдруг возник на площади перед «Памплоной» через несколько минут после того, как я о нём подумал.

– Вы его не трогали?

– Кого не трогал?

– Фонтан.

– Трогал. Как же не потрогать-то. Нужно же было убедиться, что это не я сошёл с ума, а местный мир.

– Ох, вы меня успокоили, – со вздохом облегчения произнёс сэр Сэнди. – Фонтан так фонтан. Пусть теперь будет и фонтан на Соляной площади. Слава Богу, что от этого никто не пострадает.

– Так что же всё-таки у вас такое происходит, что фонтаны вдруг растут, словно грибы после дождя?

– Ах, если бы только фонтаны! Это началось с полгода назад. Да, полгода. Не удивляйтесь. Обращение Пармезана по орбите почти такое же, как и у нашей родной Земли. Мелочью разницы можно пренебречь. Она почти незаметна. В пармезанских сутках двадцать три с половиной земных часа. Не зря кое-кто из наших предков, вдруг оказавшись здесь, осел на планете лет пятьсот или больше назад. Не добром осели, раз одичали до своеобразного, совсем не земного средневековья. Наверное, их просто бросили здесь. Что делать. Несколько сот лет назад космическое пиратство процветало. Возможно, пираты высадили здесь на произвол судьбы экипаж и пассажиров какого-нибудь звездолёта. От этих первопоселенцев нам и досталось как аппетитное название планеты и столицы, так и название должности главы государства. Наверное, так своеобразно выразилась тоска по дому. Хотя, нужно заметить, сыры у нас делают замечательные. Экспортируем даже. Предупреждаю ваш очередной вопрос. На Пармезане что-то вроде социализма, но только без ведущей роли государства. Защищаться не от кого и поэтому нет и армии. Плывём безмятежно по течению. Вернее, плыли до недавних пор.

В дверь постучали, и вошёл подтянутый, аккуратно одетый в обычный костюм господин примерно моего возраста, роста и с любопытством глянул на меня внимательными, серыми глазами.

– Вызывали, сэр Сэнди?

– Проходи, проходи, Мишель. Знакомься. Это тот, кого мы ждали – инспектор Дега.

Вошедший приблизился, и протянул руку.

– Мишель Пауэр.

– Анри Дега.

– Вот и хорошо. Познакомились и ладно. Мишель будет вашим помощником, если вы, инспектор, согласитесь посодействовать нам в разрешении задачи. Он полицейский. И при этом очень неплохой полицейский. Понимаю, понимаю, господин Анри, вы ещё не в курсе дела. Мишель, я только начал говорить с инспектором о нашей проблеме. Может, ты изложишь всё с самого начала? Инспектор как прибыл, так мимоходом успел соорудить на Соляной площади фонтан. Так что ему уже интересно, что за волшебные таланты у него вдруг открылись.

Сэр Сэнди позвонил в колокольчик и приказал вошедшему слуге принести всем чай. Напиток оказался приятным, с довольно своеобразным вкусом и цветочным ароматом.

– Это местный чай – не привозной, – сообщил хозяин кабинета. – И при этом без всяких ароматизаторов. Тоже экспортируем. А вот кофе у нас растёт неважный, несмотря на подходящий климат. Почему так никто понять не может.

– Давайте всё же начнём о деле, – бесцеремонно остановил словоизлияния министра Мишель. – Не чай же у нас проблема. Так вот, Анри, всё началось внезапно месяцев шесть назад. На равнине между городом и космопортом неподалёку от дороги вдруг ни с того, ни с сего возникла огромная каменная пирамида. Сэр Сэнди говорит, что она похожа на сооружения в Египте у вас на Земле. Не знаю, на Земле я не был и тамошних пирамид не видел. Но вид нашей громады поразил меня и не только меня.

– Странно, – заметил я, – никакой пирамиды я по пути от космопорта не заметил.

– Верно. Её там нет. Пирамида бесследно исчезла на следующий день. Вот после этого первого события в Рокфоре и начались всякие странности. Вдруг что-то необычное возникает, а на следующий день исчезает. А бывает, что и не исчезает. Это могут быть самые неожиданные вещи. Большие или маленькие. Простые или сложные. Безобидные и опасные. Но все без исключения совершенно непредсказуемые.

– Какие это вещи? Хотя бы некоторые конкретно, пожалуйста.

– Кресло-качалка в номере гостиницы. Странная повозка на улице. Деревянный дом вместо каменного тут неподалёку. На Соляной площади вдруг в первом этаже одного из домов возник небольшой магазин ювелирных изделий. Со всем характерным содержимым, но без людей. На городском рынке появилась и на следующий день исчезла лавка с разной и очень странной посудой непонятного назначения. Прежде, чем лавка исчезла, половину посуды растащили. У нас есть несколько предметов из этой лавки. Сможете посмотреть. Они почему-то не исчезли вместе с лавкой. О чём-то до нас доходят только слухи. Предметы мелкие и если и не пропадают сами по себе, то уходят по рукам жителей. На магазин на Соляной площади можете сами полюбоваться. Он так и стоит пустым. Мы его заперли.

От жителей всё это не скрыть. Это их удивляет и пугает. Особенно потому, что есть и жертвы. На месте нового дома был старый с людьми. На месте магазина на Соляной площади тоже было жильё. Люди, находившиеся в строениях в обоих местах, бесследно исчезли. Неизвестно живы они или нет.

– И ни с чем не удаётся сопоставить это появление предметов?

– Не сразу, но удалось. Одному или двум предметам ничего ведь не сопоставишь из окружающих событий. Но вот когда сложилась множественность, тогда выявилась и закономерность. Предметы возникают после прибытия в космопорт очередного транспорта. Мы были озадачены. Какая тут может быть связь? Странное технологическое вторжение? Почему вдруг и кому это нужно? Потом оказалось, что явление возникает с прибытием не каждого транспорта. А только того, где есть пассажиры. Ещё не легче! Не волшебники же прибывают.

Начали анализировать списки пассажиров за последние месяцы. Выяснилась удивительная вещь. Предметы возникают лишь тогда, когда с транспортом прибывают люди, которые никогда ранее на Пармезане не были. Слава Богу, что их очень мало по сравнению с местными непоседами. Вот такая штука.

– Я никогда на Пармезане не был.

– Вот вам и удалось явить миру фонтан на площади, – подал голос сэр Сэнди. – Не беспокойтесь. Такое возможно лишь раз. Можете думать и воображать, что угодно. Всё останется лишь у вас в голове. Но ваш фонтан не исчезнет. Вы говорили, что прикоснулись к нему. Исчезают только вещи, которых их творец не коснулся. Это абсолютно точно. Удивительное явление. Не было бы оно иногда опасным, то мы особо и не беспокоились бы.

– Верно, – подтвердил Мишель, – мы не можем оставить без внимания пропажу людей. Ведь можно вообразить и новый город на месте нашего. Да и хотя редко появляются новые люди, но неизвестно с какими мыслями. Живём теперь, как на вулкане. Король-президент предложил временно закрыть въезд на планету новым лицам. Но это палка о двух концах. Сразу во внешнем мире возникнут вопросы и шум по поводу нашей самоизоляции. Нам этого не надо.

– Занятная проблема, – пробормотал я себе под нос. – Уж на что много странного происходит в космосе, но о чём-то подобном и слышать не приходилось. А ведь странности – это как раз тот хлеб, которым кормится Галактическая инспекция. Могу совершенно определённо сказать, что такое явление не встречалось ещё нигде. Оно противоречит всем законам природы и поэтому наука нам ничем помочь не сможет. Вполне определённо можно сказать только одно, до чего вы, господа, наверное, и сами догадались. Явление не местного происхождения. Оно пришло или принесено извне.

– Уж до этого-то мы дошли, – тяжело вздохнул сэр Сэнди. – Только от такой догадки не легче. Что будем делать?

– Начнём с организации рабочей группы. Как я понимаю, Мишель поступает в моё полное распоряжение.

– Поступает, – подтвердил сэр Сэнди. – Со всем своим аппаратом в случае надобности. Полицейскими делами займётся его заместитель.

– Отлично. Нужно ещё пару-тройку толковых агентов для поручений, возможно, охраны и черновой работы. Думаю, у вас такие найдутся, если принять во внимание довольно квалифицированное сопровождение меня от космопорта до гостиницы.

– Какое сопровождение? – в один голос с явным беспокойством спросили мои собеседники. От чего у меня по спине пробежал едва ощутимый холодок. Я же не супермен какой-то – нервы всё же есть.

– Вот это да! – не сразу нашёлся я что сказать. – Кто же это тогда шёл за мной по пятам с момента прибытия?