Максим Андреевич Шаньгин
Право Терпения

Право Терпения
Максим Андреевич Шаньгин

В Новосибирске, в течении нескольких лет, пропадали девушки. Волшебника, Артура Усенко, привлекает к работе более квалифицированный маг, с целью содействия. Все началось как обычное проклятье. Но проклятия обычными не бывают.

Максим Шаньгин

Право Терпения

“Никогда не теряй терпения – это последний ключ, отпирающий двери”.

Антуан де Сент-Экзюпери

– Артур! Артур подъем! – Разнеслось эхом внутри головы.

Усенко Артур открыл глаза, выполз из-за кресла, за которым уснул и подобрал сползшие очки. В помещении общего офисного пространства было пусто. В принципе, ничего неожиданного. В Новосибирском крыле Клана Aquanosis массовые отпуска. Особенно в Поисковом Русле – отдел, который занимается, как раз, поиском и разработкой новых кандидатов на вступление в клан – будущих волшебников.

Штат из восьми человек, но в отпуске отказали только ему. Не выполнил норму по обнаружению потенциалов – близких к Эфиру людей. Так было написано на отказном письме, но лично Артур считал, что причиной всему его слабый магический уровень. Он был всего лишь Первым Потоком. Это не значит, что-то плохое в общей массе. Многие его коллеги были Первыми. Но он, местами, не дотягивал даже до них. Не мог с такой же скоростью собирать Эфир, формировать знаки и формулы. Концентрировать невербальные формы. Пусть официальная политика клана и трубила о том, что уровень Потока не помеха для соблюдения социальных гарантий, но до справедливости, местами, было далеко.

– Артур! – раздалось еще раз, более властно. Маг почувствовал раздражение, нужно было ответить. Он зажмурился.

– Это Артур.

– Поднимись на третий этаж.

Артур открыл глаза и еще раз осмотрелся. Он не мог понять, каким образом с ним связываются. Возникло желание наложить базовые заклинания, типа “Спектрального Следа” или “Чистой Слезы”. Но это была бы пустая трата эфира.

Артур вышел из кабинета. В коридорах не было даже редких магов. Лето все-таки. Работают единицы. И как подозревал Артур, такие же слабенькие, как и он сам. Но он на свою слабость не жаловался. С одной стороны, без отпуска, с другой, никакой сверх тяжелой ответственности. Как у боевых магов, варов или сенсоров. У этих, что ни задача, то риск остаться без части тела.

Он поднялся по бетонной советской лестнице. Вообще советским здесь было все – резиденция Aquanosis располагалась в зданиях ГЭС, за городом, построенной еще в пятидесятых. Магам, практикующим школы элементальных сил гораздо лучше рядом со своими элементами. Это давало бонус к эффективности обороны в случае нападения врага – магоборцы это или враждебный клан. Артур, честно, не мог припомнить, когда вообще случалась хоть какая-то серьезная стычка в городе, хотя волшебник он уже почти третий десяток лет.

Новосибирск – город кормушка. Здесь нет ничего интересного, кроме потенциальных магов. Которых Артур так мало нашел. То есть, ни одного.

На третьем этаже было также мелководно. Так называемое Оперативное Русло почти в полном составе в своем крыле, но оно почти не показывается. Хотя у них бывают отпуски. Артур слышал, что раз в пять лет.

– Сюда, – Прозвучало со стороны другого крыла. Все также внутри черепной коробки. – Двести двадцатый.

Артур развернулся и направился к нужному кабинету. Это был нейтральный кабинет, в стороне русла Охотников. По-другому, “Отдел контроля за сверхъестественными образованиями”. Так они называли монстров. Потому что некоторые монстры были разумны и могли на это обидеться, что не переставало делать их монстрами. Какую роль играла обида тварей на магов, Артур не знал, но раз ради этого ввели целый термин, значит что-то серьезное.

Зашел Артур, как и всегда, предварительно постучав, и только, когда услышал ответ.

Внутри сидел мужчина средних лет, с короткой русой бородой и резкими, угловатыми чертами лица. Его куртка была перекинута через вешалку небрежно и наплевательски. Сам он читал какой-то документ, правая его рука поглаживала шар из розового хрусталя, стоящего на пьедестале из небольших прозрачных кристаллов.

Арутра осенило.

Омником.

Интерфейс связи внутри русла. Их совсем недавно закупили у бельгийского отделения Cerebral. По слухам, эта система может достучаться до мага, даже когда он крепко спит.

– А я-то думал, эта система Нипель не работает. – скривился он, поднимая глаза над листами бумаги.

– Еще не тестировали.

– Я полагаю, Усенко Артур Ярославович. Магическое имя – “Мардигон”. Пятьдесят два года. Правильно? – мужчина опустил документы на стол. Артур увидел свое личное дело и немного приподнял брови.

– Да, господин. – Артур отвечал уважительно. Без сомнений перед ним сидел не только сильный, но и стоящий иерархически выше, маг.

– Я “Аарил”. Борис Юркин. Отдел СО. Охотник, Второй Поток. – мужчина внимательно смотрел на Артура не сводя глаз, фразы он говорил устало, но отчетливо.

– Не совсем понимаю, зачем здесь я? – пожал плечами Артур.

– Я запросил помощь в этом регионе, и мне порекомендовали тебя. – сказал он спокойно, положив левый висок на кулак.

– В чем?! Я уже двадцать лет сижу на одном месте, особых успехов нет. Даже выше первого потока не скакнул.

– В твоем личном деле указано особая чувствительность к Эфиру.

– Которая ничего мне не дает. Да, ощущаю его лучше. Мои мои волновые показатели синфазности почти максимальные, но это мне ничего не дает. – развел руками Артур.

– Дает. Слышал про Эфирную Трансляцию?

– Судя по названию, передача чего-то через Эфир?

– Ну что-то типа того. Ты можешь улавливать особые спектры. Так сказано в твоем личном деле.

– Так, – Артур поднял палец вверх. – На меня дали рекомендацию. Я могу отказаться? Правильно?

– Можешь. Но разве тебе не хочется в послужном списке нормальную работу иметь. Встать на первую ступень корпоративной лестницы и все такое? – Борис не отрывал взгляда от Артура, пусть и сдержано жестикулировал.

– Да меня моя работа устраивает. Все тихо, спокойно. Без динамики. Ни вниз ни вверх. А до повышения как-нибудь доживу.

– Будешь терпеть, что тебя за твои способности ни во что не ставят?

– У меня есть право на терпение, знаете ли.

– Терпеть в одном русле, потом в следующем. Я думаю, у терпения тоже есть право однажды лопнуть, как думаешь? – Борис немного подался вперед.

– Что вы имеете в виду?

– Давай парень…

– Мне пятьдесят два!

– Ну тогда – сынок. – едко усмехнулся Борис, откинувшись на стуле. – У тебя нет никаких задач сейчас. Я спросил у твоих. Все русло в отпуске. В охотничьей заводи – полтора землекопа, да и те не подходят. Мне нужна помощь. Твоя. Обещаю – риск только в том, что ты можешь испачкать штаны. Не изнутри. Доплата – будет.

– Двойная премия?

– Она самая.

– Что мне нужно делать?
this