Николай Александрович Метельский
Без масок

– Довольно приземленно, – заметил я.

– Реалистично, я бы сказал, – поправил он меня. – Более-менее реалистично.

Ну да, догнать и перегнать Ветерана попроще, чем Учителя. Тем не менее…

– Да нет, Пятнистый, это именно что приземленно, – усмехнулся я. – И, если честно, я от тебя другого ожидал. Если ты хочешь всего лишь догнать и перегнать девчонок – вперед. Для этого у тебя есть талант и учителя. Все в твоих руках. Ничего сложного я здесь не вижу.

– По-твоему, – произнес он осторожно, – догнать и перегнать Ветерана для Воина легко и просто?

– Не для Воина, для тебя, – уточнил я. – Я тебе еще во время турнира говорил – ты обладаешь весьма достойным потенциалом, Тейджо. Ты действительно талантливый парень. Просто заниматься надо не под какое-то событие вроде того же турнира, а постоянно. Но даже так ты сумел достичь очень хорошего результата.

– Я… – провел он ладонью по волосам, а потом и вовсе взлохматил свою рыжую шевелюру. – Я жилы рвал, а в итоге…

– Надо не жилы рвать, – произнес я, когда понял, что продолжать он не будет, – а заниматься регулярно.

– Я занимался! – возмутился он. – Каждый день. И сейчас занимаюсь.

– Но активно начал только перед турниром? – улыбнулся я, глядя на него.

– Ну, не то чтобы… – замялся он. – Не совсем. Скажем так, жилы рвать я начал перед турниром. Да и то, – махнул он рукой. – Ничего я, похоже, себе не рвал.

– Просто продолжай заниматься в таком же темпе, – пожал я плечами.

– Вот, собственно, об этом я и хотел поговорить, – сказал он неуверенно. – О тренировках.

Ну кто бы сомневался… Все к тому и шло, что он попросится тренировать его отдельно. Как Мамио.

– Я слушаю, – глянул я на него.

– Понимаешь… Кхм, кхм… Я, возможно, залезу туда, куда лезть не стоит, поэтому заранее прошу прощения. Ты меня останови, если что. Так вот. После турнира я обращался к отцу… и к братьям, и к учителям, да я весь род на уши поставил, но сколько бы мы ни рассчитывали, получается так, что я подошел к своему пределу и дальнейшие усиленные тренировки, скорее, сделают хуже. Я подошел к пределу своего потенциала, дальше лишь обычное медленное развитие. Может, и не такое медленное по сравнению с простолюдинами, но в целом мне не догнать Ветеранов-ровесников. А если продолжу тренироваться в прежнем темпе, просто буду слишком уставать, из-за чего плохо воспринимать новое и в целом делать себе только хуже.

К концу его речи я даже нахмурился.

– Знаешь, я сейчас не совсем тебя понимаю, – произнес я. – Во-первых, ты определенно не достиг потолка, а во-вторых, как вообще тренировки могут выявить твой предел? Тренировки, они… Нет, общий смысл сказанного я понял, но… Предел выявляется, когда ты перестаешь прогрессировать и просто поддерживаешь форму.

– Ну, может, я просто не так выразился, – пожал он плечами. – Просто даже при интенсивных тренировках мой прогресс очень небольшой. То есть все – дальше идет обычное развитие, без каких-то резких скачков, как перед турниром.

– Да так, в общем-то, всегда и бывает, – проговорил я задумчиво. – Но из-за того, что раньше ты… не особо стремился тренироваться, мне казалось, что твой скачок будет побольше. Странно как-то. Не мог же я…

Ошибся. Я тупо ошибся с оценкой его потенциала. Мм… Некрасиво как получилось. Да не, бред, что я, в боевом потенциале людей не разбираюсь? Определенно разбираюсь. Да я бы давно помер, будь иначе. Может, я и не прирожденный учитель, который умеет с одного взгляда человека оценить, но мы с Тейджо знакомы уже довольно давно, и я не мог ошибиться. С другой стороны, ошибаются все. Рано или поздно, в том или ином, но все. Блин…

– Думаешь, ошибся в оценке моих сил? – спросил Тейджо.

С любопытством спросил. Негатива в его голосе не было.

– Не сил, – поправил я его. – А в том, какого уровня ты можешь достигнуть.

– И как? Думаешь, действительно ошибся? – задал он новый вопрос.

Я даже глянул на него. Любопытство и некоторое нетерпение.

– Я в таких вещах редко ошибаюсь, – ответил я. – В общем-то, еще ни разу такого не было.

Точнее, было, но, скажем так, на стадии оценки. А вот после того, как я свои мысли озвучивал, то есть после окончательного вывода, такого не было.

– Я вот тебе в этом тоже доверяю, – кивнул он. – Хочется верить, что я не серая посредственность. Потому стал разбирать ситуацию, и знаешь, к чему пришел?

В ответ я немного помолчал, глядя на него.

– Ты реально ответа ждешь? – спросил я.

– Скучный ты, – вздохнул он. – В общем, все дело в тренировках. Помнишь, ты рассказывал, что есть два вида обучения? Вроде как мирного времени и военного.

– Помню, – ответил я.

– Так вот, – произнес он, после чего замолчал, явно подбирая слова. – В общем, нет у Вакия никакой системы военного времени. Мы все учимся и тренируемся по одному шаблону. У нас даже гвардия по нему учится. С небольшими упрощениями из-за отсутствия у них родовых техник.

– Не могу сказать, что я сильно удивлен… – произнес я. – Но удивлен. Немного. Вам же восемьсот лет вроде – как так получилось-то? Те же Кояма не сильно старше вас, а у них, я точно знаю, есть подобное разделение.

– Ну, во-первых, – усмехнулся Тейджо. – Разница в пятьсот лет – это все же немало. А во-вторых, подобная ситуация не только у нас. Действительно разные системы обучения существуют у по-настоящему старых родов. Либо у таких, как Кояма, в клане которых полно древних родов.

А ведь и правда. Кояма в клане чуть ли не самые младшие.

– Охаяси, – сказал я. – Рэй говорил, что тренируется по упрощенной схеме, то есть у них…

– Нет, Син, – прервал он меня, еще и головой покачал. – Я его тоже спрашивал. И уточнял. А потом вновь спрашивал и уточнял. У Охаяси одна система обучения, просто, как и сказал Рэй, – обычная и упрощенная. Он, кстати, уже давно на обычной системе сидит.

– Бред какой-то, – хмурился я. – Это же просто жизненная необходимость. Как вообще можно по одним лекалам всех подряд обучать? У нас вон этих систем пять штук, пусть Вакия не Аматэру, но хотя бы две системы должны быть.

– Как-то и одной все это время справлялись, – пожал плечами Тейджо. – Видимо, предки решили не плодить сущности и использовать то, что и так работает. И не только наши предки; я поспрашивал у знакомых, в лучшем случае народ лишь слышал о легендарных, практически волшебных тренировках Аматэру, Отомо, Кагуцутивару и так далее. А мы, простые смертные, используем одну, зато отработанную и хорошо знакомую систему обучения.

Помолчали. Не знаю, о чем думал Тейджо, а я… не то чтобы офигевал, просто был в некотором недоумении.

– Знаешь, Пятнистый… – нарушил я тишину.

– Я вообще-то…

– Ты для меня навсегда останешься Пятнистым, – улыбнулся я. – В общем, твои слова, Тейджо, показывают, насколько вы, да и не только вы, ленивы и недальновидны.

– С чего бы это? – не понял Тейджо. – Тут, скорее, «старички» вроде Аматэру в очередной раз свою крутость показали.

– Тейджо, – изобразил я усталый вздох. – Армейская система обучения ни разу не секретная, пусть и урезанная, но все еще та самая система военного времени. То же самое и с вашей гвардией. Да, там все более… монументально и неспешно, более качественно, но я уверен, если сказать, что вот-вот начнется война, и ужать их по времени, они тоже выдадут нечто подобное. Это основа. Все, что вам нужно, это нарастить мясо на эту основу. Переработать ее под развитие пользователя бахира. И сделать это можно довольно быстро. А вы? Что вы делали восемьсот лет?

– Так меня разэдак… – почесал он макушку. – Не может все быть настолько просто…

– Боги, Тейджо, – провел я ладонью по лицу. – Да оно всегда так и начинается. С легкотни. Это потом десятилетиями, а то и тысячелетиями все дорабатывается и усложняется, но основа всегда простая.

– И в чем эта основа состоит? – посмотрел он на меня.