Николай Александрович Метельский
Без масок

– Знаю, иначе это был бы не ты, – кивнул я ему, после чего посмотрел на Ёсиду. – Ну а теперь перейдем к тебе. – Уж не знаю, взгляд у меня такой или парень просто перенервничал, – все-таки он понимал, к чему все идет, но стоило мне на него глянуть, и он вскочил со стула, вытянувшись по струнке. – Икеда-сан порекомендовал тебя как человека, способного решать самый широкий спектр задач. А я доверяю Икеда-сану. Поэтому с завтрашнего дня именно ты займешь место Нэмото и будешь моим мастером на все руки. Тебе он начнет передавать все свои дела. По факту именно ты будешь управлять секретариатом, главное, помни, что между тобой и Нэмото не должно быть конкуренции, вы делаете одно дело. И именно Нэмото, как ни крути, – будущий глава секретариата. Тебя, Безногий, это тоже касается – вы должны быть единым механизмом, во всяком случае, в профессиональном плане. – Произнеся это, я вновь посмотрел на Ёсиду. – Несмотря на то что я доверяю мнению Икеда-сана, ошибаться могут все, и он, и я, так что не расслабляйся. Нэмото свои навыки подтвердил делом, тебе это еще предстоит.

– Я не подведу, господин, – низко поклонился он. – И после смерти я буду служить вам верой и правдой.

– По поводу службы после смерти ты с собакой моей пообщайся, – пошутил я, не удержавшись. – Бранд много интересного может рассказать. Но лучше завязывай с подобными высказываниями. Чревато, знаешь ли.

Шутку, судя по расширенным глазам всей троицы, не оценили.

– Даже псом, господин, – вновь поклонился Ёсида.

– Говорю же, завязывай, – вздохнул я и, черт возьми, опять не удержался, все-таки эти японцы слишком легковерны: – Кем ты после смерти будешь, я без понятия. Бранд и раньше псом был.

Да и ладно, в конце-то концов. Идзивару с Брандом и так, по-моему, весь дом ёкаями считает.

* * *

Секретариат, особенно такой, как у Аматэру, – это довольно крупная структура. Десятки человек только тех, кто работает непосредственно в офисе. Сам офис, к слову, располагался в небоскребе Кояма, но после выхода Аматэру из клана переехал в гостевой домик главного онсэна, стоящего на родовых землях. Сейчас Атарашики – правда, между делом, – подыскивает им более удачную контору: все-таки место работы в паре часов от города – не самое лучшее. В моем доме находился, можно сказать, филиал секретариата – ну или главный офис, тут как посмотреть. В части дома, выделенной для слуг, под это отдали целую гостиную, благо помимо Икеды и моей секретарши Лены там работало всего шесть человек. Теперь еще и Нэмото с Ёсидой. Правда, эти двое будут здесь не только работать, но и жить. Как и Лена, как и их начальник Икеда, но последний переехал сюда вместе со своей госпожой и живет с нами с самого начала.

Штат слуг расширяется, и на самом деле я еще много кого хотел бы иметь под рукой, так что план по «захвату» квартала надо ускорить. Пока что помимо друзей Казуки в соседних домах живут только охранники, на большее мест просто нет.

Ну да ладно. Я, в общем-то, к чему про секретариат вспомнил? Есть там парнишка девятнадцати лет, один из тех шести человек, что работают в моем доме, – Исаяма Момо. Парень с женским именем. Уж не знаю, что там было в голове у его родителей, но что есть, то есть. Впрочем, в Японии такое случается, и сам Момо не парится на этот счет. А еще у него эйдетическая память и знание восемнадцати языков, плюс он сейчас на юриста учится. Весьма способный и перспективный парень… но конкретно в здешнем отделе секретариата Аматэру – самый молодой. И именно он постоянно у всех на побегушках. Соответственно и важную новость принес мне именно он. Принес в виде папки, в которой была всего пара листов.

– Понятно, – произнес я, прочитав все, что там было. После чего посмотрел на троицу друзей, что сидели возле сакуры и медитировали. Вернув папку парню, кивнул. – Спасибо, Момо. Можешь идти.

– Господин, – поклонился он коротко, после чего ушел по своим делам.

– Что-то важное? – спросил Вакия Тейджо. – А то ты какой-то слишком серьезный вдруг стал.

Мы находились в центральном дворе дома, только если Мамио, Мизуки и Казуки сидели в позе лотоса у дерева, то мы с Тейджо расположились на энгаве, опоясывающей весь двор.

– Важное, – откликнулся я, бросив на него взгляд. – Серьезное, важное, но не… – запнулся я, подбирая слова. – Не требующее от меня каких-либо действий. – После чего немного помолчал и все-таки пояснил: – Инициирован суд Права и Чести над членами рода Тоётоми.

– Что-о-о? – поднял брови Тейджо. – Да с какого… Что вообще… В чем их обвиняют-то хоть? И что там с Кеном? Его тоже… – замялся он.

– Нет, – ответил я. – Кен не при делах. А за что… – вздохнул я. – За дело, Пятнистый, за дело. И лучше в него не лезть.

Потерев лоб, Тейджо уточнил:

– С Кеном точно все нормально будет?

– Нормально? – приподнял я бровь. – Нормально – вряд ли, но он в безопасности, если ты об этом.

– Демоны… – выдохнул Тейджо. – Как же все сложно.

Это да. С одной стороны, мы все друзья, но с Кеном Пятнистый все же был более близок. Причем переживать за него при мне еще и не очень красиво – если бы мы с Кеном реально врагами были.

– Давай не будем о грустном, – вздохнул я. – Лучше скажи, о чем ты поговорить хотел?

О разговоре он попросил еще на приеме, после того, как Тоетоми признали свое поражение. Наверняка хочет обсудить вопрос Кена и наших дальнейших взаимоотношений. Я был не против его выслушать, но время… В общем, у меня все равно была запланирована тренировка с ребятами, вот на этот день я его к себе и пригласил. То есть на сегодня.

– Поговорить? – произнес он и ненадолго замолчал. Видимо, с мыслями собирался. – Дело в том, Син, что я хочу стать сильнее, – сумел он меня удивить, все-таки я несколько иного ожидал. – Последний турнир Дакисюро показал, что у меня в лучшем случае есть потенциал, да и то… – поморщился он. – Многие в моем возрасте уже Ветераны.

– Многие? – усмехнулся я. – Тут ты малость перебарщиваешь.

– Перебарщиваю? – взлетели его брови. – Скорее преуменьшаю. Мизуки, Анеко, Торемазу – и это только из нашей компании. Райдон вообще Учитель, Кояма Шина постоянно перед глазами, а теперь еще и Кен… Слышал, что он на днях сдал на Учителя?

– Слышал, – ответил я. – Только…

– Про тебя я вообще молчу, – перебил он.

– Тейджо, – глянул я на него, – ты не учитываешь тысячи людей, которые на твоем уровне, а то и еще слабее. Одна женщина однажды сказала, что моя проблема в том, что вокруг меня слишком много сильных людей, отчего я стал считать их силу нормой. Ветеран? Пф, слабак. Учитель? Ну более-менее. Мастер? Вот это нормальный боец. Но это ведь все не так. Даже Ветеран – по факту редкость. А Ветеран в твоем возрасте – вообще гений. Ну или около того. Учитель, в свою очередь, это элита, которую еще фиг найдешь, а Мастера – монстры. Твой уровень, Тейджо – это уже чуть выше нормы. Ты очень сильный Воин и на фоне остальных восемнадцатилетних заметно выделяешься.

– Знаешь, Син, – вздохнул он и глянул на медитирующих ребят. – Ты вот вроде прав, но кое-что не учитываешь. Говоришь, что вокруг меня очень много сильных людей? Да, так и есть. Только вот этого уже достаточно. Да, вокруг меня монстры, но это и есть мой мир. Какое мне дело до реальности, если вокруг меня такое происходит? Ветеран – слабак? Да, демоны его подери, он слабак, но я-то вообще Воин!

Что тут скажешь? Он прав и не прав одновременно. Я никогда не мог себе позволить закукливаться в своем мирке, а Тейджо из него еще не вырос. Для него реален мир, в котором Ветеран – слабак.

– Это твоя жизнь, дружище, – пожал я плечами. – Но я тебе все-таки советую ориентироваться на реальный мир, а не на свой собственный.

– Легко тебе говорить, – усмехнулся он. – Ты-то всегда сильным был.

– Надо мной лет до десяти постоянно в школе издевались, – произнес я, наблюдая за Идзивару, который лениво подходил к медитирующей троице. – Лет до тринадцати я постоянно бегал от ситуаций, где пришлось бы драться. Там, правда, и уровень противников был не школьный. Впервые я почувствовал себя более-менее… защищенным лет в пятнадцать, да и то, – усмехнулся я. – Чем сильнее я становился, тем более серьезными становились соперники. Я постоянно ощущал себя слабаком. Даже сейчас я не чувствую себя достаточно сильным.

– Так я о том и… – начал Тейджо.

– Таков мой мирок, – прервал я его. – Но это не значит, что я отбрасываю объективную реальность.

– Ты утрируешь, – замялся он. – Я вполне понимаю, что накручиваю себя.

– А еще наши ситуации совершенно не похожи, – продолжил я. – У тебя просто нет врагов моего уровня. У тебя даже нет врагов уровня моего пятнадцатилетия. Ты просто… как ребенок, врубил хотелку. Вот скажи мне, для чего тебе сила?

Банальный вопрос, озвученный в тысячах книг, фильмов, сериалов и комиксов. Только вот банальность не отменяет актуальности. Тейджо не стал отвечать сразу. Задумался. Меня тоже, кстати, интересовал вопрос – к чему он вообще завел этот разговор? Ну а пока мы оба думали о своем, Идзивару подошел к Казуки. Точнее, сначала он покрутился возле Мамио, избегая Мизуки, и лишь потом подошел к моему воспитаннику – младшему, так как Мамио по факту тоже воспитанник. В общем, подошел, залез на колени, оперся передними лапами о его грудь, потянулся, а потом одним прыжком забрался на голову. Где и улегся, свернувшись в клубок. Казуки на это внимания не обратил, продолжая изображать каменную статую.

– Для комфорта, – нарушил тишину Тейджо.

Я даже в первое мгновение не понял, о чем он, так увлекся наблюдением за Идзивару.

– Забавно, но я понял, о чем ты, – усмехнулся я. – Хотя твой ответ был довольно пространный.

– Мне просто нужно понимание, что я…

– Да понял я, понял, – произнес я с улыбкой. – Говорят, девчонки другие, хотя с этим я бы мог поспорить, но нам, парням, всегда хочется быть лучше других. Хоть немного, но лучше. Пусть и не во всем мире, а лишь в своем окружении. Я могу тебя понять. Проблема в том, что окружение у тебя… то еще.

– Ну да, – усмехнулся он горько. – Куда ни посмотри, то Ветераны, то Учителя. А то и вовсе, – бросил он на меня взгляд, намекая на Мастера. – Демоны, да даже Мамио сильнее меня!

– Что ж, с причиной мы определились, – сказал я, глянув на стоящую рядом пустую чашку. Чай мы выпили еще до того, как начался этот разговор. – Теперь другой вопрос – насколько сильным ты хочешь стать?

– Хотя бы сильнее девчонок, – пожал он плечами. – Соревноваться с Рэем, Кеном и тобой смысла особого нет.

А став сильнее девчонок, он автоматом станет сильнее Мамио.

this