Дженнифер Ли Арментроут
Из крови и пепла

Его глаза теперь потеплели, и мне захотелось проверить, не пропала ли его боль, но я смогла удержаться. Наверное, боль ушла. Если так…

– По крайней мере, скажи, почему не остановила меня, – произнес он прежде, чем я уступила любопытству и потянулась своим чутьем.

Я понятия не имела, что отвечать, когда я сама себя не вполне понимаю.

Уголок его рта дернулся вверх.

– Уверен, что не только из-за моей обезоруживающей внешности.

Я сморщила нос.

– Ну разумеется.

Он опять издал короткий удивленный смешок.

– Похоже, ты только что меня оскорбила.

Я с досадой поморщилась.

– Я не хотела…

– Ты меня ранила, принцесса.

– Я в этом сильно сомневаюсь. Ты более чем хорошо осведомлен о своей внешности.

– Да. Из-за нее немало людей сделали сомнительный жизненный выбор.

– Тогда почему ты говоришь, что оскорблен?..

Осознав, что он меня дразнит, и чувствуя себя дурой оттого, что не сразу это поняла, я снова попыталась оттолкнуть его.

– Ты все еще лежишь на мне.

– Знаю.

Я набрала в грудь побольше воздуха.

– С твоей стороны грубо продолжать это делать, когда я ясно дала понять: мне хотелось бы, чтобы ты слез.

– Грубо с твоей стороны вваливаться в мою комнату, одетой как…

– Твоя любовница?

Он поднял бровь.

– Я бы ее так не назвал.

– А как бы ты ее назвал?

Хоук, похоже, задумался, по-прежнему наполовину распростершись на мне.

– Э… хорошей подругой.

Отчасти я испытала облегчение от того, что он не назвал ее неуважительным словом, какие я слышала в разговорах мужчин о женщинах, с которыми они имели интимные отношения. Но хорошая подруга?

– Хорошие подруги так себя не ведут.

– Держу пари, ты мало что знаешь о таких вещах.

Правдивость этого утверждения трудно игнорировать.

– И ты держишь пари, основываясь только на одном поцелуе?

– Только на одном поцелуе? Принцесса, много чего можно узнать по одному поцелую.

Уставившись на него, я не могла не чувствовать себя… очень неопытной. Единственное, что я могла сказать по его поцелую: у меня возникло ощущение, что Хоук хочет овладеть мной.

– Почему ты меня не остановила?

Он осмотрел маску и перевел взгляд ниже, туда, где плащ разошелся, открыв мое слишком тонкое платье с довольно смелым вырезом. Если честно, я не знаю, о чем думала, надевая этот наряд. Как будто подсознательно готовила себя… к чему-то. У меня внутри все сжалось. Вероятнее всего, это платье было фальшивой бравадой.

Хоук встретился со мной взглядом.

– Кажется, я начинаю понимать.

– Означает ли это, что ты собираешься встать и дать мне возможность двигаться?

«Почему бы тебе не сбросить его?» – прошептал тот глупый, очень разумный и очень логичный голос.

Это был серьезный вопрос. Я знала, как использовать вес мужчины против него же. Что важнее, у меня есть кинжал и я могу до него добраться. Но я не потянулась за ним и не попыталась отодвинуть Хоука. Что это значит? Я… наверное, я чувствую себя в безопасности. По крайней мере, в этот момент. Может, я очень мало знаю о Хоуке, но он не незнакомец, во всяком случае, не кажется мне таким, и я его не боюсь.

Хоук покачал головой.

– У меня есть предположение.

– Жду его, затаив дыхание.

На правой щеке опять появилась ямочка.

– Я думаю, ты пришла в эту комнату намеренно.

Он не ошибся, но, скорее всего, заблуждается насчет настоящей причины.

– Вот почему ты молчишь и не пытаешься опровергнуть мои догадки насчет того, кто ты. Наверное, позаимствованный плащ – тоже очень продуманное решение. Ты пришла, потому что тебе от меня что-то нужно.

Я хотела было возразить, однако слова не шли на язык. Молчание не было знаком возражения или согласия, но внутри опять все сжалось.

Он слегка сдвинулся, положил ладонь на мою щеку и развел пальцы.