Ольга Васильевна Чемерская
Атлантида. В поисках истины. Книга первая. Начало

Атлантида. В поисках истины. Книга первая. Начало
Ольга Васильевна Чемерская

Фантастический роман «Атлантида. В поисках истины» повествует об истории Атлантиды – Института Времени сотрудники которого попали в далекое пришлое и создали историю человечества сами того не желая. Как это случилось, тайны и загадки человечества которые им открылись можно узнать прочитав эту историю до конца.

Ольга Чемерская

Атлантида. В поисках истины. Книга первая. Начало

Книга первая. Начало.

Введение.

– Здравствуйте, Георгий. Весь мир уже знает о том, что испытания прошли успешно, и сейчас совсем немного событий отделяет человечество от путешествий во времени. Нам стало интересно, вас все ещё не покидает прежняя идея – своими глазами увидеть и услышать Христа?

– Да, я считаю, что из всех загадок истории, эта – тайна, которая дольше остальных занимает умы человечества.

– Видимо, сейчас уже стоит говорить «занимала»? Уже лет сто, как интерес к религии практически угас. Вы, Георгий, настолько старомодны или всё-таки искренне верите, что старые традиции могут вернуться?

– Трудно сказать по какому пути пойдет человечество, но в трудные периоды истории вера в Бога, как защитника, возобновлялась. Когда нет надежной опоры, человек стремиться ее найти, хотя бы в своем воображении. Да и ответ на вопрос – в чем же смысл жизни? – так до сих пор и не найден. А он напрямую касается вопроса существования Бога. Если Бога нет – то в нашей жизни нет никакого смысла, – рассмеялся Георгий.

Репортёр уточнил:

– Значит, по Вашему мнению, отсутствие одного, глобального, для всех, смысла жизни – главная проблема человечества?

– Когда мы взрослеем, приходится самим искать смысл своего существования и доказывать самим себе необходимость жить. А от смысла жизни зависят и правила нашей жизни. Законы помогают нам придерживаться «светлой стороны» и ограничивают нашу «тёмную сторону», но полностью её контролировать можем только мы.

– Значит, Георгий, главной целью Ваших поисков, по сути, является нахождение доказательств существования Бога?

Георгий смущённо рассмеялся:

– Да, можно и так сказать. Существование Бога или его отсутствие. Я мечтал увидеть собственными глазами, что это был за человек, Иисус Христос, и понять, был ли он тем самым, из-за которого ломали копья три тысячелетия, а главное узнать, что говорил Он своим ученикам, какие знания он им передал. Почему они смогли поверить в него, как заговорили на всех языках, как могли творить чудеса, исцелять и воскрешать мертвых. Знания, которые потеряла церковь. Тайные знания о мире, о Боге и о Человеке. Знания, без которых, возможно, мы никогда не сможем понять смысл жизни. И существовали ли вообще все эти знания, происходили ли эти события в принципе, – уже с немного печальной улыбкой на лице закончил он.

– Похоже, Вам недостаточно верить. Вы как апостол Фома, который тоже не мог просто верить, он хотел доказательств!

– Да. И, если Вы помните, Иисус не выгнал его, не исключил из числа апостолов, Он с радостью предоставил ему доказательства.

– И напоследок, один из самых главных вопросов о Вашем исследовании. Есть ли надежда на успешное проведение испытаний в ближайшем будущем? Ведь пока выход в прошлое составляет не более 2-3 минут, так?

– Сейчас наша проблема не в том, как попасть в прошлое, а в том, как из него вернуться. Пока наша установка работает по принципу бумеранга – отсюда и время. Зашел-вышел. Как оставить портал открытым для возвращения? Не хватает, казалось бы, какой-то мелочи, некоей «частицы бога». Ещё один «бозон», одна капля, одна мысль, которая вертится в голове, да никак не найдет выход, – снова улыбнулся он.

– Спасибо за то, что уделили нам время, Георгий Маркович. Я желаю вам удачи! Мы будем надеяться, что у вас всё получится, и вы узнаете истину от первого лица!

– Спасибо.

Глава первая. Вперёд в прошлое.

Утро было туманным, сумрачным и довольно неприветливым. После бессонной ночи Георгий поднялся на террасу первого этажа из своего «глубокого подземелья» подышать свежим утренним воздухом. Голова пухла от расчетов и размышлений – почему эксперимент провалился? Что пошло не так? Он долго бродил по террасе опоясывающей по периметру огромную территорию Института Времени, почти в два раза превышающую площадь Ватикана, пока не вышел на северную сторону по периметру здания. Его восприятие окружающего мира сильно притупилось, он глубоко ушёл в раздумья. Утренние прогулки в длинных, наполненных глубокими тенями анфиладах колонн, часто были очень продуктивны для идей и поиска решений. Он не замечал, что вот уже полчаса двигается не по чистой поверхности тротуара, вымощенного розовым мрамором, а по некоей рыхлой субстанции, внешне чем-то напоминающей снег. «Снег», падающий с неба большими серыми хлопьями.

Георгий шёл, низко наклонив голову, руки были сложены в замок за спиной, шагал он широко и размерено, подкидывая этот «снег» носками своих поношенных ботинок. «Снег» взлетал над землей и, медленно паря, опускался обратно на тротуар. Это действие было столь завораживающим, что мысли его все-таки переключились на «снег», превращаясь в некую игру, от которой он получал эстетическое удовольствие. Только пару минут спустя его мозг заинтересовало, наконец, происхождение этой пушистой серой массы. Он поднял голову. Туман стоял плотный, и «снег» неумолимо падал с неба. Ещё пару минут он изучал это явление: брал в руки снег, нюхал, оглядывался, растирал эту субстанцию, пока и нос и пальцы рук не почернели. Он обтряс руки друг об дружку и быстрыми шагами отправился назад в лабораторию.

Уже в семь часов утра у него обрывались все телефоны внутренний связи, хотя рабочий день начинался только в девять. Он понял, что причина этого беспокойства – «снег». Георгий оделся и приготовился, если не морально, то физически точно. Ректор Института Времени Клаус Густав Вебер лично пригласил его в главный зал обсерватории. Путь туда был не быстрый, нужно было миновать несколько длинных переходов и подняться на пятнадцать этажей вверх.

Георгий намеренно не использовал гироскутер и лифт. Час назад он уже несколько раз проверил показания всех приборов, посетил место, где находился контрольный пункт и стояли независимые датчики времени. А теперь он, обходя стороной эскалаторы, поднимался по лестнице пешком. Ему нужно было ещё немного времени для того, чтобы обмозговать всё. Сейчас он сопоставлял все свои знания о произошедшем вчера, пытаясь систематизировать информацию, дабы суметь внятно обо всём доложить.

Вскоре цель его пути была достигнута. Он подошел к двери большого зала обсерватории. За дверью стоял шум голосов, перебивающих друг друга, спорящих и срывающихся до крика. Он приоткрыл дверь. В зале были только мэтры, старые профессора, которые рано встают и никогда не могут сойтись во мнениях. Большинство деканов, что были помоложе, отсутствовали.

«Видимо в силу возраста им не спалось, и они увидели за окнами то же, что и я… – подумал Георгий. – Но они понимают происходящее ещё хуже меня, и ещё меньше, чем я, будут обрадованы ответом на свои вопросы. Даже я пока не знаю – огорчаться или радоваться?».

Огромные панорамные окна зала демонстрировали всё тот же пейзаж, что и ранее – это завораживало и пугало одновременно. «Что скрывается там, за туманом?», – думал Георгий, и, наверняка, все присутствующие тоже. Георгий вошёл, и все присутствующие взволновано оглянулись на него. Учёный сразу почувствовал на себе давящее бремя ответственности.

– А вот и Георгий Маркович, – громко сказал ректор, указывая открытой ладонью на Георгия. – Извините, что разбудили вас в такую рань, но нас встревожил, если не сказать больше, вид за окном и, извините, отсутствие всякой связи с миром. У вас есть по этому поводу какие-то соображения? Мы уж и не знаем, что думать. Кажется вчера вы проводили решающие испытания на своей установке…уж не конец ли света наступил? – с некоторой иронией начал ректор.

Георгий стремительно подошёл к кафедре.

– Здравствуйте, коллеги. Вчерашний запуск, как мне показалось, закончился вопреки ожиданиям, провалом. Это вчера. Но сегодня я несколько другого мнения. У меня есть одно предположение…и подтвердится оно сможет только, когда туман рассеется…Но нас не трясет, это уже хорошо, – так же иронично попытался ответить Георгий. – Извержение, значит, уже произошло, – продолжил он. – И вулкан достаточно далеко, судя по тому, что количество пепла незначительное.

Люди в аудитории стали с волнением перешёптываться.

Георгий говорил медленно, с расстановкой, делая длинные многозначительные паузы и неловко перебирая руками.

– Пылевое облако может достигать сотни километров, и то, что мы видим за окном, катастрофой нам не угрожает, – закончил свою мысль Георгий.

– Мы понимаем, чёткую логику ваших размышлений, но в этой части света не осталось действующих вулканов, – нервно парировал Вебер.

– Сейчас нет, а двадцать-тридцать тысяч лет назад были, – виновато улыбнувшись, сказал Георгий.

– Нас сейчас не волнует, что было двадцать тысяч лет назад, нас волнует, что происходит сейчас у нас за окном, – голос ректора на пару тонов повысился, ведь кто-то должен ответить за это безобразие. Но все остальные присутствующие замерли и смотрели на Георгия во все глаза, явно понимая, о чем он хочет сказать.

– Я представлял себе, что наш научный центр организован с одной целью – изучение времени? Как с точки зрения физики, так и с точки зрения истории. Времени, которое представляет собой будущее, настоящее и, извините…прошлое.

– Да, но ближе к делу, ближе к делу? – проявлял нетерпение ректор, желая добиться чёткого и решающего ответа.

– В результате вчерашнего эксперимента мы, вероятно, переместились во времени, – собравшись с духом, заявил Георгий. – Наш портал, как я могу предположить, синхронизировался с некоей природной электромагнитной аномалией, имеющей место в прошлом, далеко в прошлом, и мы, буквально, провались в него.

Вчера во время проведения испытаний уровень электромагнитного поля сильно возрос, оборудование сигнализировало об опасности, и я резко прервал эксперимент. Что послужило тому причиной, я пока сказать не могу. Приборы показывают сегодняшнее время как ~20 000 лет до н. э.. При этом портал до сих пор открыт. Только нашей мощности…у нас нет таких мощностей, которые позволили бы вернутся обратно. Уровень электромагнитного поля снизился в несколько раз по сравнению со вчерашними показателями. Факт перемещения во времени, пока не рассеялся туман, можно подтвердить только отсутствием связи со спутниками, внешней сети интернет. Да, даже простой телефонной связи с миром также нет. Вы правильно это заметили.

Я прошелся по территории кампуса и…не нашел контрольного пункта. Это вынуждает меня сделать единственный вывод – мы переместились, всем островом. Это та площадь института, под которой тянется БАК – закончил Георгий.

В наступившей тишине было слышно, как кто-то из женщин заплакал. Пожилая профессор Дафна обняла плачущую женщину за плечи и попыталась утешить её. При этом Георгию стало вдруг неловко так, что он опустил голову и, глядя в пол, долго рассматривал грязные от пепла ботинки.

Институт Времени стоял на островах, вернее был островом. Полностью стационарный многофункциональный центр. Маленькие магазинчики, больница, технический парк, лаборатории и мелкие производственные мастерские. Но многое из перечисленного находилось за территорией кампуса.

Остатки древней Атлантиды были найдены здесь в начале двадцать первого века, заболоченный участок национального парка плохо поддавался изучению. Лишь спустя некоторое время этот район попал в объятия великой засухи, начались большие археологические изыскания. Весь мир кинулся копать. Археологи со всего мира требовали разрешения на раскопки.

Кто-то, как Шлиман, хотел найти золото, но большинство археологов искали легендарную Атлантиду, чтобы наконец-то поставить точку над «и», и найти место погребения этого таинственного и могучего государства. Тогда был раскопан целый комплекс из фундаментов, образующих собой город, найдено множество артефактов и мир наконец-то возликовал – Атлантида найдена. Разгадана ещё одна загадка. Раскрыта ещё одна великая тайна человечества.

Но не прошло и двух столетий, как этот район снова оказался затоплен после глобального катаклизма охватившего мир – взорвался древний, неисправный котел, извержения которого боялись веками – Йелоустоунский вулкан.

К моменту принятия решения о строительстве Института Времени, он уже получил свое рабочее название – «Атлантида». Как никакое другое оно прекрасно отражало весь смысл и функции этого учреждения: найти ответы на вопросы прошлого, решить проблемы с неточностями исторических датировок, раскрыть все загадки, которые тысячелетия подряд мучили человечество.