Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

– Предложить вам место для обучения на практикующего хирурга мы можем, но вот с вашим специальным направлением, а тем более с научной деятельностью, помочь не в силах. Хотя…

Вот это мне сразу не понравилось.

– Вот если вы возьмете в партнеры готового специалиста, скажем, первой степени, то Академия сможет обеспечить вам изучение этого дополнительного направления и даже поможет с научными изысканиями, если у вас будет что представить комиссии.

Она за дуру меня принимает? Хотя, не будь я медиком в третьем поколении, у нее могло бы получиться.

Если я возьму партнера, то получу то же стандартное обучение, потому что все мои заслуги будут присвоены старшему по рангу специалисту, а также патенты, если таковые появятся. Я не для того корпела над книгами и посвящала все время медицине, чтобы эта расфуфыренная леди присвоила мои труды кому-то из своих приближенных.

Из всех рас были только три – земляне, авито и ракши, – лечение которых требовало прямой медицины, то есть с косвенным участием приборов. У меня был этот опыт, и она это знала.

– Нет, благодарю вас.

Глаза моей собеседницы сузились. Было видно, что мой ответ ей не понравился.

– Это ваше окончательное решение?

Ой, как мы недовольны…

– Да.

– Что ж, жаль. Тогда только место практикующего хирурга.

После этого я поднялась и сказала:

– Спасибо, я подумаю.

Скривившись, она с превосходством отдала мне мою личную карту и пропела:

– Будем рады видеть вас на нашем отделении.

Понятно.

Взяв документ, я покинула помещение.

В перерыве между собеседованиями я решила позвонить Женьке и посоветоваться.

– То есть они предложили тебе место практикующего хирурга?

– Да.

– Соглашайся!

– Что? Но я не хочу. Мне нужно развивать направление в лечении ракш. Мой дедушка приложил немало сил, использовал массу знакомств, чтобы дать мне знания о прямой медицине и обеспечить практику. Это что, все коту под хвост? Тогда зачем вообще учиться дальше? Я и так в жизни неплохо устроюсь.

– Ты амбициозна.

– Нет, я просто хочу чего-то добиться. Медицина – это моя страсть. Я буквально с детства, на коленях у деда, слушала сказки про печень и сердце. Потом он стал меня учить теории. Не покладая рук, я работала по вечерам после колледжа и оперировала. Ради чего? К тому же космос…

– Поэтому я и говорю: соглашайся на предложение этой тетки.

– Конечно, Звездная Академия не то место, где можно позволить себе неразумный поступок – здесь все очень строго и тем не менее я подозреваю, что она может оказывать давление на меня во время учебы. А ее предложение неприемлемо. И проходить практику по ракшам на стороне мне нельзя.

– Кстати, об этом. Знаешь…

– Нет. Говори, что еще случилось?

– Ничего не случилось, просто…

– Женя!

– Понимаешь, я сегодня проходила психологическое освидетельствование перед поступлением и встретила нашего сокурсника, который сейчас работает в земном медицинском центре…

Уже предчувствуя неладное, я спросила:

– И?

– С сегодняшнего дня на Земле начинается проверка прямой медицины и, соответственно, областей, где она применяется. Прохождение практики вне Звездной Академии временно приостановлено.

Все поняв, я прикрыла глаза.

– Перезвоню.

– Фиса, я уверена, она… – начала Женя, но, не дослушав, я прервала связь.

Мама устроила этот рейд. Она узнала по своим каналам, что место по специализированному направлению ракш мне здесь не светит и, значит, я буду поступать в медицинский институт Земли. Чтобы меня включили во временно прикрытый проект практики, я должна была прийти к ней и попросить ее использовать свои связи среди коллег-медиков.

Вот, значит, как…

Сморгнув набежавшие на глаза слезы и приведя себя в порядок, я отправилась ждать приглашение на второй отборочный этап. В этот раз мой номер высветился на табло через несколько минут после начала собеседования.

Проводилось оно в той же аудитории, только за столами сидели уже человек тридцать, может, больше. И свободное место было перед ракшем, находящимся в самом центре помещения.

Неудачно попала. Неуверенно подойдя к нему, я села.

– Добрый день.

– Добрый день, – пророкотал представительный мужчина в возрасте. Он был облачен в черный мундир – значит, относился к высшим чинам, а золотая вышивка на воротничке говорила о том, что передо мной адмирал.

– Меня зовут Оров Надаро. Говорить о том, кто я, думаю, нет необходимости?

Глава Звездной Академии!

Заметив что-то такое на моем лице, он едва заметно усмехнулся. Остальные же военные разговаривали с другими претендентами и не обратили на нас никакого внимания.

– Вот и прекрасно, тогда приступим. Прежде чем я попрошу вашу личную карту, необходимо выяснить, стоит ли вообще это делать. Рассматриваете ли вы возможность обучения на военном отделении?

Всю свою жизнь я мечтала и строила планы относительно Звездной Академии. И о том, что делать, если у меня не получится сюда поступить, думать не хотелось. Все будет разрушено, а значит, необходимо быть зачисленной, пусть даже не на то отделение, которое я предпочла бы.