bannerbannerbanner
Как бы фантастика. Собрание сочинений, том 14
Как бы фантастика. Собрание сочинений, том 14

Полная версия

Как бы фантастика. Собрание сочинений, том 14

текст

0

0
Язык: Русский
Год издания: 2016
Добавлена:
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
2 из 4

Мы сошли со скоростной кометы и своим ходом добрались до околоземной орбиты.

– Что дальше? – с любопытством и восхищением глядя на меня, спросила Туманка.

Еще оставалась надежда, что никто не согласится на обмен, и я с горечью скажу: «Ну вот, придется возвращаться ни с чем!» Но попробовать надо было по-честному.

– В книге написано, что люди на Земле живут в разных… э… как там?.. странах. Да. И что у людей совсем недавно появились разные волновые приборы, через которые они распространяют новости. Прямо как у нас! Так что можно засечь волны главной новостной станции какой-нибудь страны, выучить их язык и передать сообщение.

– А ты сможешь?

– Конечно. Я ведь Бог Вулканов, мне по работе положено улавливать любые волны, чтобы знать состояние земной коры, движения магмы… Я смогу!

– А что это за… страны? Я не поняла…

– Я тоже. Насколько я понял, в каждой стране люди общаются разным кодом.

– Зачем?

– Ну, чего ты пристала? Откуда я знаю? Вот побуду человеком, тогда все и расскажу!

– Тогда тебе надо выбрать самую большую страну.

– Ну да, чем больше страна, тем больше там поместится людей. А значит больше шансов, что кто-то согласится побыть богом. И еще я думаю, что взрослые люди не годятся. Обмен должен быть равнозначным.

Туманка кивнула, а я стал анализировать потоки волн, которыми так и кишело пространство вокруг Земли.

* * *

– Сынулька, вставай! Думаешь, суббота, так можно до обеда валяться?

– А что сегодня на обед? – промямлил Лешка и потянулся. Он уже давно не спал, а, как правильно кричала мама с кухни, просто валялся. Конечно, ведь сегодня не в школу. И завтра. Хорошо!

Он лежал и мечтал о том, чтобы каждый день были выходные.

– Давай, вставай! – папа зашел в комнату и ухватился за край одеяла. – Мама уже блины напекла.

– Ну, я еще немного… – сказал Лешка и цепко ухватился обеими руками за пуховую защиту. – Один раз в неделю хоть поспать досыта!

– Не один, а два! – поправил папа и потянул за одеяло. – И ты уже не досыта, а до обжорства наспался! Вставай, а то завтра не поедем на сноуборде кататься…

– Не честно! – воскликнул Лешка, но из кровати выскочил, словно спугнутый заяц из-под снега.


Блины со сгущенкой были вкусные. Лешка выливал прямо из банки на блин немного текучего молока, размазывал его ложкой, а потом сворачивал блин в трубочку. И только затем отправлял в рот. Целиком не получалось, так что приходилось кусать, от чего сгущенка вытекала и, словно живая, расползалась по рукам, щекам и подбородку.

– В понедельник контрольная по математике, – говорил Лешка с набитым ртом. – Сложная. Эх, вот бы отменили занятия! Или кто-нибудь бы за меня ее сделал…

– Пора подтягиваться по математике, – строго сказал папа. – Единственная тройка за полугодие!

– Я ее не понимаю, – отмахнулся Лешка. – Вот рисование… Мне учительница сказала, что у меня талант!

– Рисование – это даже не предмет, а математика пригодится. В институт поступить, профессию хорошую получить…

– А мне нравится рисовать, – вздохнул Лешка. – И лепить из пластилина. А математика скучная… Папа, а правда, что боги могут делать все, что захотят?..

– Ну… – папа чуть не подавился чаем от такого резкого перехода. – Наверное. А почему ты спросил?

– У нас вчера вместо истории открытый урок был. Приходил священник из церкви и рассказывал про разных богов. Какие они бывают, и что самый настоящий – это Иисус Христос, потому что он за нас муне… мунечиску… мученическую смерть на кресте принял. Еще про других говорил, но я всех не запомнил, больно их много. Только троих. Христоса, Будду и Кришну… Да. И еще дядя священник, сказал, что Бог – Он всемогущий, а значит, может делать все, что захочет.

– Да, боги могут все, что захотят, – согласился папа, а мама подложила блинов и вытерла сыну подбородок.

– Какой же ты поросенок!

– Я не поросенок!.. А если они все могут делать, то, значит, могут и ничего не делать? – Никто не ответил, поэтому Леша продолжил размышлять сам. – Тогда непонятно, почему все боги, про которых священник рассказывал, постоянно что-то делают, вместо того, чтобы отдыхать и ничего не делать. Христос вон проповедовал много, даже убить себя разрешил, а ведь это больно, наверное. Будда тоже… Вот я, если бы богом был, ничего бы не делал! Ни в школу бы ни ходил, ни на работу. Как Кришна!

– А это еще кто? – насторожилась мама.

– Тоже Бог. Священник рассказывал. Говорит, «мелкий пастушеский бог древней Индии». Ненастоящий. Потому что ничем не занимается. Только спит, ест да по лесам гуляет. Священник, наверное, этого Кришну не очень любит, потому что долго на него ругался, а я подумал, что пусть Кришна и маленький Бог, но все равно настоящий. Потому что он один из всех ничего не делает!

– Слишком умный ты стал, – вздохнула мама. – Иди, давай, умывайся, Будда. Кришна Иисусович…

Лешка облизался, но его все равно заставили умыться водой из-под крана. Папа ушел смотреть телевизор, а Лешка пошел следом, надеясь выпросить разрешение включить компьютер.

– О, что еще за новая передача?.. – озадаченно спросил папа, когда сын вошел в комнату. – Смотри. «Кто хочет стать Богом?» Это специально для тебя, наверное…

Леша уставился на экран, тут же забыв о компьютере.

Надпись сменилась странной цветной рябью, а потом зазвучал голос. Еще более странный. Потому что каждое слово произносили разные люди, словно кто-то надергал голоса из разных передач и фильмов, а потом соединил вместе. Получилось вот что:

– Внимание всем детям-людям планеты Земля. Я Бог… (неразборчиво) … который хочет побыть человеком. Пожалуйста, отзовитесь те, кто согласен поменяться со мной местами и побыть неделю мной, то есть Богом… Не бойтесь, это… (неразборчиво) …и может быть даже любопытно для вас. Надеюсь, найдется желающий. Заранее спасибо. Я буду ждать ответа до конца этого дня…

Рябь пропала и на экран телевизора вернулась обычная земная реклама.

– Это что еще за розыгрыши на главном канале? – удивился папа. – До первого апреля еще почти два месяца, вроде.

– А как согласиться, я не понял? – серьезно спросил Лешка.

– А ты бы согласился?

– Не то слово! Представляешь – побыть Богом! О-го-го!..

– Мама бы не отпустила, – рассмеялся папа, а Лешка мигом исчез из комнаты и оказался на кухне.

– Мам, мам, разреши мне на недельку побыть Богом! Пожалуйста…

– Да вы с твоим папашей и так, словно боги живете! А я ваша единственная служанка. Хотя по всем правилам должно быть наоборот. Бог – один, а у него много слуг…

– Ну, мама, можно? На недельку только…

– Да будь ты хоть кем!

Алешка тут же снова оказался рядом с папой.

– Мама разрешила! Как согласие послать, скажи? А то ведь другие быстрее согласятся…

– Слушай, сын, ты чего, всерьез этот розыгрыш принял? – сообразил папа и удивленно посмотрел на Лешу.

– А вдруг?! Представь, что это взаправду. А все подумают, что розыгрыш. Ну, как посылать согласие?

– Откуда же я знаю? В сообщении ничего об этом не говорилось. Но, если всерьез прикинуть, то радиоволнами, наверное, можно. Раз сообщение пришло по волнам, то источник их же и принять сможет…

– А через компьютер?

– Нет, тут передатчик нужен. А компьютер в основном на прием работает. Да и то не волн, а… даже не знаю чего!

– Я бы все свои диски с играми сейчас отдал за такой передатчик… – тихо сказал Лешка. – Где его можно купить?

– Даже и не знаю. Я в молодости увлекался радио…

– Да-да! – перебил Леша и снова возбужденно забегал по комнате. – Я видел в кладовке много-много… Ты еще говорил, что подаришь мне, когда подрасту, а пока не трогать.

– Эх, а может, уже и пора? – папа вдруг просветлел лицом и встал с дивана. – Давай представим, что нам и вправду надо связаться с этим инопланетянином.

– Он Бог, а не инопланетянин, – поправил Леша.

– Да какая разница?! – отмахнулся папа и пошел в кладовку. Долго возился там и минут через пять, стараясь не запнуться о сына, вертящегося под ногами, принес в комнату огромную коробку с платами, радиодеталями и тому подобным.

– Только не это! – сказала мама. – Опять достал свои игрушки. Потом же полдня прибираться после вас!..

– Ничего, пусть к технике приучается. Может, хоть у него получится…

– Что получится? – спросил Алеша.

– Я тебе разве не рассказывал? Я с детства мечтал стать радио-конструктором, изобретать разные приборы. Ты бы знал, какие мы с ребятами схемы паяли! Даже компьютер самостоятельно собрали из всякого барахла. А радиопередатчик так и вообще – запросто! На любой волне могли передавать на полгорода любую ерунду…

– А сейчас ты кто? – спросил Лешка и смущенно добавил: – Я забываю все время…

– Торговый представитель, – вздохнул папа. – Нашего завода по производству обуви и кожзаменителей.

– А почему не конструктор?

– Ну… как-то так получилось. В институт удалось поступить на экономический, а потом зарабатывать надо было, а не в игры играть… Может, хоть у тебя получится заниматься тем, чем ты хочешь, а не тем, чем должен…

– Тогда почему ты ругаешься, когда я рисую, а не учу математику? Я рисовать хочу, а не задачки про бассейны решать.

– Потому что без математики ты… Сын, не морочь мне голову! А то я до вечера тебе передатчик не соберу.

Лешка зажал рот ладонью, чтобы ненароком еще чего-нибудь не сказать. Папа с увлечением разбирал платы, бормоча заклинания со множеством непонятных, но несомненно волшебных слов: транзисторы, диоды, эпоксидка, паяльник…

– Знаешь, сын, я тут подумал, – вдруг сказал отец, – что боги – это просто люди, которые знают, зачем они. Но не только. Они еще и занимаются только тем, для чего они.

Лешка вежливо помолчал на это, потому что ничего не понял, а потом спросил:

– Передатчик готов?

– Да. Вот здесь включишь, а сюда надо говорить. И в эфир отправится твое послание. Пробуй…

Папа, закончив работу, вдруг сник, отдал сыну прибор, а сам включил телевизор и упал в кресло.

Лешка пошел к себе в комнату, сел на пол и торжественно стал повторять в маленький микрофончик:

– Я согласен побыть Богом. Я согласен стать Богом…

* * *

Туманка устала ждать и заснула. Что еще с девчонки взять?.. А я ждал ответа. Его не было. Что ж, наверное, не повезло. На всякий случай подожду до вечера, а потом с последним рейсом скоростной кометы возвращаемся домой. В конце концов, стану взрослым, и тогда честно смогу побыть человеком сколько захочу!..

Разнообразные волны с Земли пронизывали меня. Сразу после своего сообщения я слушал эфир внимательно, но сейчас расслабился и больше поглядывал на спящую девчонку, чем вслушивался в людскую болтовню. И чуть не пропустил его!..

Сигнал согласия. Неужели?!

Я хотел разбудить Туманку, но испугался потерять слабый сигнал и проследил источник… Ага, вот он где. Сейчас можно и напрямую поговорить…

«Слушай, ты точно согласен?» – уточнил я.

«Да».

«Здорово! Тогда давай меняться. На неделю, хорошо?»

«Подожди, а что значит быть Богом…»

«Ну…» – я замялся. Не хотелось говорить, что в данном случае – это в основном чистить вулканы.

«Я смогу взрывать планеты, например?»

«Зачем?! – я чуть не сошел с орбиты от удивления. – В принципе, сможешь, конечно. Запереть магму, изменить химический состав, потом направить в одно место все давление. Или, например… Только зачем?..»

«Да я просто так спросил, – заторопился голос с Земли. – Просто я никогда не был Богом, так что не знаю, что делать…»

«Ну, завтра воскресенье, можешь по Млечному Пути покататься. Хочешь?»

«Круто! Хочу! Я согласен меняться! Согласен!..» – закричал землянин. Я вздохнул, закрыл глаза и сказал:

– Да будет так!..

* * *

Да, прикольно, – оказывается, у людей тоже есть родители. Да и вообще, почти все, как у нас, даже странно немного. Но зато освоюсь быстрее. Я вышел из комнаты и спросил:

– А правда, что люди не знают кто они и могут стать, кем хотят?

– Только не говори опять, что хочешь стать художником! – сказала мама. – Это детские глупости. У нас дядя – ректор на юридическом, так что пойдешь после школы в университет, а потом станешь хорошим юристом.

Это, наверное, моя новая мама. Что-то говорит, но непонятных слов пока еще слишком много.

– Хорошо, значит, я юрист? – переспросил я.

– Нет, ты станешь юристом. Скорее всего.

– Что значит «стану». Как можно кем-то стать, а не быть? А сейчас я кто?

– Не умничай. Сейчас ты никто пока!

– Вот это здорово! Я – никто! Неужели это всё правда про людей! – я так развеселился, что непроизвольно заносился по комнате. Наверное, бывший хозяин этого тела так выражал свою радость. – А если я не захочу стать юристом, то смогу стать кем-то другим?

– Конечно, – сказал папа и с удивлением на меня посмотрел. Я понял, что веду себя подозрительно и попробовал успокоиться. – А чем ты хочешь заниматься?

– Ну… – я задумался, а потом честно ответил: – Вулканы чистить.

– Вулканологом? Это что-то новое! – рассмеялся мой новый папа. – Ну, можешь, конечно, попробовать стать вулканологом. Да хоть космонавтом!..

Как у них тут весело. Можно обсуждать вопрос, кем быть. У нас, у богов, такого развлечения нет.

– А пока иди-ка спать, – сказала мама. А то ты весь вечер провозился с папиной игрушкой, не заметил, как стемнело. Удалось хоть с инопланетянами связаться?..

Я притих, не зная, что ответить. Оказывается, Леша и не скрывал от родителей, что пойдет на обмен. Видимо, у них это не запрещено. Вот ведь несправедливость!

– Не-а, – наконец соврал я.

– Вот и ладно. Тогда иди, ложись, а то завтра рано вставать, и нам совсем не хочется тебя будить до вечера.

– А что завтра? – неосторожно спросил я.

– Ну, вот, а кто целую неделю просился на лыжную базу кататься?!


Воскресенье прошло замечательно! Мы с новым папой катались на сноуборде по снежным холмам. Очень необычно! Даже не знаю с чем сравнить. Уже сейчас думаю, как буду рассказывать Туманке и понимаю, что это не опишешь! Тут надо… как это?.. самому чувствовать! Да! Мороз, снежинки и ветер в лицо, замерзшие щеки и пальцы… Эх, надо было ее уговорить со мной спускаться. Нашли бы девчонку какую-нибудь и поменялись… А то за неделю соскучусь по ней. Хотя… Нет, не соскучусь! У меня же будет самая удивительная неделя! Я, как и любой человек, смогу делать, что захочу… Даже не верится.

Дома вечером мы пили компот. Это такая штука почти целиком из воды, но все равно вкусная. Я было попросил привычного газированного спирта, но мне сказали, чтобы я не болтал глупостей. Странно.

Но самое странное началось позже. Вдруг мама сказала, что пора спать, хотя еще было не поздно.

– Почему? – спросил я.

– Что ты, как маленький? Завтра понедельник, нам на работу, а тебе в школу…

– На работу? – я так изумился, что забыл о конспирации. – Но я же читал, что люди могут не работать!

– Люди все могут, – успокаивающе сказал папа. – А теперь, марш в кровать! И не забывай, что у тебя завтра контрольная по математике!..

* * *

Лешка долго не решался открыть глаза, прикидывая, что теперь будет. Не хватятся ли его за неделю? Хотя не должны, ведь на его месте будет Бог. Тогда, не заметят ли подмену родители? Скорее всего, нет, потому что по будням они приходят после работы уставшие и вообще ничего не замечают, кроме телевизора. Но вот в школе могут заметить. Особенно Светка. Бог же не будет ей записки с дразнилками посылать, кнопки подкладывать… Хотя Бог должен все знать. И про Светку. Но, по крайней мере, математику – точно должен знать. Хоть контрольную на «пятерку» напишет, да и вообще, может, по всем предметам за неделю подтянет…

Лешка устал думать о земных делах и сдерживать любопытство. Он сжал кулаки, собрался с духом и открыл глаза.

– Ух, ты! – Нет, конечно, он знал по фотографиям, как выглядит родная Земля из космоса, но одно дело какие-то маленькие снимки, а другое – висеть в космосе самому!

Леша не мог оторваться от зрелища внизу, пока там не стало темно.

– Солнце сейчас на другой стороне, – зачем-то сказал Лешка, видимо, вспоминая уроки географии. Потом огляделся. Рядом, в отраженном свете Луны, висела красивая девочка. Она вся переливалась и перетекала, словно сделанная из текучего блестящего пластика.

«Я бы с такой даже за одной партой сидеть не отказался», – подумал Лешка и робко сказал:

– Привет! Ты кто? Меня зовут Алексей. А тебя?

– Ой, Вулканчик, я задремала тут не много, – сказала девочка и протерла глаза. – Как там у тебя дела?

– Я не Вулканчик, – еще больше смутился Леша. – Меня зовут Алексей, можно – Леха… А ты кто?

– У тебя получилось что ли?! – засмеялась девочка и закрутилась, словно водоворот. – Ты теперь человек, да?

– Нет, наоборот, я теперь Бог! – важно сказал Лешка и быстро добавил: – Все по честному! Он сам согласился со мной поменяться на неделю.

– Понятно, – девочка успокоилась и мирно заструилась вокруг Алексея. – Тогда давай заново знакомиться. Меня зовут Богиня Тумана на Венере. А бог, с которым ты поменялся, мой друг.

– Класс! Я теперь и правда Бог! Круто! – Лешка хотел запрыгать от радости, но у него не получилось, и он только закрутился вокруг своей оси. – А что я теперь умею?

– Ну… – Богиня Тумана задумалась. – Например, красивые фигурки из лавы выплавлять.

– Я и человеком хорошие фигурки мог лепить! – отмахнулся Лешка. – Что-нибудь божественное. Например, мир во всем мире сделать.

– Это как? – заинтересовалась девочка-богиня.

– Ну, или хотя бы по Млечному Пути погонять, – вспомнил Лешка слова Бога, с которым поменялся и так опрометчиво не расспросил о своих новых возможностях.

– Это можно. Завтра как раз воскресенье… Только нам надо сначала домой добраться. Посмотри, когда ближайшая комета до Венеры?

– Где посмотреть?

– Да вон, у тебя же атлас.

– Ой, здесь не по-русски! – Лешка полистал книжки и, пожав плечами, отдал их Богине Тумана.

– Ладно, Мелкий, пойдем пока своим ходом. Вроде, вон туда лететь надо. А я с атласом попробую разобраться… – вздохнула она, а когда Лешка послушно поплелся следом, то прошептала: – Да, это точно не Вулканчик. Он бы обиделся…


Туманке уже порядком надоел этот новый Бог Вулканов со странным именем Леха. Он каждую минуту останавливался и пялился на какую-нибудь ерунду. И задавал кучу вопросов, которые казались глупыми из-за того, что непонятно было, как на них отвечать.

– Отстань, Мелкий! – в сотый раз сказала она. Судя по всему, они наконец добрались до нужной орбиты. – Из-за тебя опоздали на последнюю комету! – Туманка сверилась с расписанием и совсем разозлилась. Тем более что виноват был не Лешка, а она сама, когда в самом начале выбрала неправильное направление и заплутала в трех созвездиях. – Следующая только завтра!..

– И что делать?

– Либо ждать, либо ловить частников. Давай, сделай огненный столб, а то мои завихрения далеко не видно.

– А как? – оробел Лешка.

– Ты бог или кто?! Перестань думать как человек, просто делай!

Лешка замолчал, а потом вдруг поднял руки, ухнул, и из его головы вырвалось пламя, на которое довольно быстро прикатил частный метеор.

– Получилось! Получилось! – на полвселенной закричал Лешка.

– Рад за вас, – вежливо сказал Бог Метеора. – Куда ехать, молодые люди?

– Нам бы на Венеру, – попросила Туманка.

– Нет, не поеду. Далеко. Я тут на местных перевозках, около Земли.

– Ну, тогда к ближайшей орбите…

– Что, рейсовую комету пропустили? – понимающе усмехнулся Бог Метеора и кивнул назад: – Садитесь!

Лешка чуть не визжал от восторга, на каждом повороте выкрикивая что-то вроде: «Круче чем на американских горках, правда?!» Туманка с трудом вытащила его с метеора и потащила к комете, которая уже подлетала.

– Прыгай! Если и эту пропустим, я тебя обратно на Землю отправлю!..


В полете Туманка немного успокоилась и стала думать, как же это странно скучать по Вулканчику, когда он, можно сказать, сидит рядом и во всю вертит головой.

«Наверное, зря я на него сержусь. Сама же виновата… Да и негостеприимно как-то…»

– Слушай, Бог Леха, – мягко сказала она. – Ты извини, если что. Я тут выяснила, что это пассажирская комета, она идет по большой орбите, так что мы на месте будем только утром в понедельник…

– Ну, ничего, – к ее удивлению Лешка совсем не расстроился, что не сможет в воскресенье покататься на звездоборде. – У меня же еще целая неделя будет. А тут так здорово! Представляешь, я лечу по космосу! Ребята не поверят. Смотри, смотри, это кто?..

– Где? – Туманка обернулась, но никого не заметила.

– А, исчез…

– Ну, ты тогда смотри, развлекайся, а я посплю немного. Устала очень. Я же первый раз кого-то водила. Не очень хорошо, правда, получилось, но ты уж на меня не обижайся… Обычно меня водят. Или родители или вон Вулканчик. А тут так уж получилось… Родители ругаться будут в следующие выходные… – Так бормоча, Туманка заснула.

Она очнулась только на конечной станции. Вышла позевывая и посмотрела на подозрительно молчащего Леху.

– Ты чего?

– Я же бог сейчас, да?

– Ага. – Туманка выспалась и была в хорошем настроении, думая о работе.

– Вот именно. Значит, могу делать, что захочу.

– А чего ты хочешь?

– Ты только не смейся, – шепотом сказал Лешка. – Но я, пока ехал, вдруг понял, что не хочу ни по звездам кататься, да и на комете уже скучно… Знаешь, чего я по-настоящему хочу?.. Забраться в вулкан и что-то там такое сделать…

– Ты вулканы чистить хочешь, – уверенно сказала Туманка.

– О, точно! – обрадовался Леха. – Никак не мог сформулировать. Я ведь смогу чистить вулканы, правда?

– Конечно, ты же бог! – кивнула Богиня Тумана на Венере и, загадочно улыбнувшись, добавила: – Полетели! Я тут совершенно случайно знаю одно место, где этих вулканов полным-полно!..

Конструктор не для всех

Фрэнк начал приходить к зданию «Безупречного комплекта» с первого дня начала родов. Он прекрасно понимал, что это глупо, и что детей за один день не рожают, но все равно каждый день на протяжении целой недели приходил с большим букетом зеленых филисий, которые потом потихоньку расползались по приемной в поисках субстрата.

Девушка-информатор быстро привыкла к молодому романтичному папаше, и уже на третий день кокетливо ему улыбалась, вытаскивая из принтера лист с процентами.

– Уже скоро! – сказала она в конце недели. – Ваша жена очень быстро рожает. Уже девяносто процентов стандартного комплекта.

– Да? – забеспокоился Фрэнк. – У нее точно все нормально? Ведь это наши первые роды…

– Да, обычно, за неделю первородящие весь комплект не выдают, – согласилась девушка. – Бывают задержки с второстепенными органами, и врачи рекомендуют в первый раз рожать хотя бы две-три недели, чтобы потом не было проблем, и в последний момент сборки родители не хватились нужных деталей. Но у вашей жены все на редкость гладко проходит…

Фрэнк с облегчением вздохнул.

– Хорошо…

– Думаю, завтра-послезавтра ваши филисии пригодятся! – улыбнулась девушка. – Они, наконец, смогут свить гнездо, а не хулиганить в приемной.

– Они доставляют вам много хлопот? – забеспокоился Фрэнк.

– Нет-нет, просто ведь это дорого! Каждый день по букету, к тому же зная, что по-настоящему они не пригодятся…

– Я ее очень люблю, – обиженно ответил Фрэнк. – И нашего ребенка тоже! Мне не жалко филисий!

– Да, конечно! – спохватилась девушка. – Надеюсь, он у вас будет не такой, как все!

– Обязательно, – серьезно кивнул Фрэнк на стандартное пожелание. – Я позабочусь об этом.

Через два дня роды закончились.

Фрэнк приехал на машине готовый забрать любимую жену и новорожденного.

– Ну как? – привычно спросил он в приемной.

– Сто процентов! – радостно откликнулась девушка-информатор.

– А вдруг чего-то не хватает? – Фрэнка начали одолевать типичные для молодого отца страхи: вдруг комплект не полон? вдруг что-то подменили или припрятали? И самый главный страх всех родителей: а вдруг в комплекте не окажется активатора?

На счет подмены или укрытия частей набора Фрэнк, конечно же, беспокоился напрасно. Этим давно никто не занимался, тем более в таком престижном роддоме, как дом «Безупречного Комплекта». А вот с Активатором было сложнее…

– Не беспокойтесь, у нас лучшие доктора в районе! – заверила его девушка-информатор. – У вашей жены замечательные первые роды. Никаких задержек даже с второстепенными органами.

– А как она сама?

– Ну что вы меня спрашиваете, когда можете сами к ней подняться?! Четвертый этаж. Она уже час ждет.

– И вы молчали?! – возмущенно выкрикнул Фрэнк, взлетая по винтовой лестнице.

Келли сидела в глубоком кресле и потягивала питательный бульон. На четвертом этаже роддома располагался большой, наполненный зеленью зал с прозрачной крышей. Маленькие фонтаны, голоса живых птиц…

На страницу:
2 из 4