Сергей Козлов
Операция «Олигарх». Премия им. Ф. М. Достоевского

Стало очевидно, что под маркой запуска питерского предприятия идет продуманное растаскивание выделяемых Штальком средств. При закупках оборудования повсеместно присутствовали посредники, обеспечивавшие откаты организаторам сделок. В инфраструктуру по доброй российской традиции вообще зарывалось до половины средств, разлетавшихся затем по карманам основных «участников» процесса. Неудивительно, что по всей стране асфальт отваливался много раньше нормативного времени, трубы сгнивали на третий год после установки, а фасады зданий пугали своим странным видом уже после первого сильного дождя. Кого это волновало, если «вытащенные» из строек деньги трансформировались в собственные виллы и прекрасные автомобили, в доходные дома и гостиницы на Лазурном берегу или в Майами, а жены и дети скромных чиновников становились неожиданно миллионерами и миллиардерами.

Естественно, что, поскольку сотрудники представительства Шталька зарабатывали именно на «процессе реконструкции», то и заканчивать перестройку старого ладожского завода под новое производство им особо не хотелось. Что касается маркетинговой политики в отношении действующего бизнеса в Подмосковье, то ее вообще не существовало. Конечно, в документах и дорого оформленных буклетах все было красиво расписано, но де-факто это был лишь фантик, призванный скрыть полное отсутствие мысли. Как выяснил дотошный аспирант, практически вся продукция подмосковного гиганта продавалась его директором генеральному дилеру с явно завышенной по размеру скидкой. Элементарный запрос через одного из «питейных» друзей помог Алексею установить, что учредителем компании, контролирующей сбыт, является некая фирмушечка, единственным владельцем которой является сын директора завода, как и положено у богатых, имеющий отличающуюся от папы фамилию.

Однако это не проясняло основную проблему: где и как реализуется товар. Пройдясь по сетевым супермаркетам, Глядовкин сразу понял, что к крупным ритейлерам он вообще не попадает. Установить истину помог случай. Алексей, никогда не любивший подземные переходы еще со времен Калининграда, где в центре был всего один, да и тот с дурной славой тоннель, быстро пробегая грязный переход под Пушкинской площадью, задержался взглядом на вывеске киоска «Соки-воды». На витрине в разномастных упаковках стояли до боли знакомые пакетики марки «Эльменштальк». Поднявшись к стоявшей наверху палатке фирмы «Твой хот-дог» он сразу увидел, что и здесь соки завода Шталька явно доминировали и на витрине, и в руках любителей фастфуда. Стало ясно, что основной сбыт товара происходит через тысячи лавчонок, точек питания и мини-магазинчиков, наводнивших Москву в лужковский период правления столицей. Расположенные в проходных местах и вблизи магистралей, они вне сомнений давали директору завода по производству соков огромный, неконтролируемый хозяином доход, явно превышавший балансовую прибыль предприятия.

О торговых палатках, покрывших плотной паутиной всю Россию, надо сказать особо. Именно эти точки, уродующие облик российских городов, но работающие под милицейской крышей, стали основной сбытовой сетью для гигантских потоков контрафактной продукции. Через них под видом хозяйственно-бытовых товаров, курительных смесей и благовоний, энергетических напитков и другой дряни активно распространялись по России новые наркотики и близкие по их действию препараты. Гигантский поток идущей здесь налички, распределяясь по карманам «интересантов», сформировал мощное криминально-коррупционное сообщество, конкурировавшее по масштабам с легальной экономикой страны.

Алексей сразу осознал серьезность опасности, связанной с раскруткой подмосковной ситуации. Соваться в нее самому не хотелось. В то же время было ясно, что такого масштаба сбыт не мог происходить без прямого участия или, как минимум, молчаливого согласия со стороны руководителя представительства. Здесь был нужен нетривиальный подход. Идея пришла, когда хитромудрый Роман Михайлович Фишман, начинавший еще директором кооперативного заводика четверть века назад, сам приехал пообщаться со слишком инициативным консультантом. То, что тот является близким к Штальку человеком, он быстро разведал через получавших у него регулярные «подарки» сотрудников представительства. Наличие кавказской строчки в биографии Глядовкина и «секретного папы» заставляло действовать предельно аккуратно. Ему ли было не знать, что хорошо организованные ветераны необъявленных войн давно научились давать отпор, нередко вооруженный, и рэкетирам, и зарвавшимся сотрудникам милиции.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу