Александр Дмитриевич Прозоров
Любовь ифрита

– Достаточно! – Толстушка придвинула стул ближе к столу, села и наклонилась вперед, опершись локтями о столешницу. – Я верю. Столько мелочей невозможно угадать. Ты действительно способна смотреть в воду, великая Умила Сохо! Ты на самом деле ведьма! Ты и вправду самая настоящая колдунья. Одно только остается непонятно… Почему ты до сих пор жива?!!

Гривастая дама стремительным рывком схватила хозяйку за левое запястье сразу двумя руками и…

И тут же с воплем отдернула ладони, словно бы обжегшись:

– Что это?! – Она смотрела на свои ладони с таким ужасом, будто те густо задымились.

– Ничего особенного, самодельный крем для рук, – ехидно ухмыльнулась Умила. – Масляно-восковая основа, немного сока из корня лопуха, чуть-чуть отвара копытня, самая чуточка серебряной пыли и настой вербены. Но вы не беспокойтесь, Елена, для людей крем совершенно безвреден. Он опасен только для вампиров. Серебро вызывает у них чувство сильного жжения, а растительная смесь приводит к онемению мышц, головокружению, потере координации. В общем, целый букет всяких пакостей. Особенно, если упырь собрался кого-то сожрать и хорошенько всосал эту гадость вместо ожидаемой магической силы.

– Ты… Ты… – Толстуха попыталась вскочить, но потеряла равновесие. Сделала несколько шагов в сторону, повернулась, взмахнула руками. Попятившись, врезалась спиной в стену и зло оттуда выдохнула: – Гнусная ведьма! Погань лупоглазая…

– Приятно видеть, упырь, как тебе понравилось мое лечение! – Умила с интересом склонила голову набок: – С вербеной не перебор?

Толстуха выпрямилась. Хищно уставилась ей в глаза. Сделала три глубоких вдоха и выдоха, сунула руку под кофту, выхватила нож и кинулась вперед.

Ведьма испуганно вскрикнула, быстро выдвинула верхний ящик, выхватила из него трехгранный стилет – но диетолог промахнулась, набежав не на Умилу, а со всего разбега врезавшись в край стола. От удара вампирша потеряла равновесие и грохнулась на пол.

– Я убью тебя, гнусная тварь! – откуда-то прошипела снизу гостья.

– Успехов, сударыня! – Ведьма с облегчением бросила оружие обратно в ящик, села в кресло, вскинула к уху прямоугольник телефона, недовольно рявкнула: – Где тебя носит, Сислей тебя побери?! Минут через пять она начнет приходить в себя!

– Сейчас! Сейчас! – с пыхтением ответила трубка. – Тут нет зеркал! В туалет бегу!

– Ну так шевели лапками!

Диетолог тем временем кое-как поднялась, попыталась устремиться к двери – но толстуху опять повело в сторону, и она обеими руками оперлась на подоконник.

– Все равно убью! – пообещала вампирша, тяжело дыша.

– А еще у меня за ширмой зеркало, – мстительно добавила галерейщица.

Как раз в этот миг легкая загородка вздрогнула, из-за нее к гривастой даме шагнул невысокий, неброский, коротко стриженный мужчина в вытертой кожаной куртке, крепко обнял упыриху за плечо, сильным движением рванул к себе, опрокидывая лицом вверх, и вцепился ей зубами в горло.

Толстушка взбрыкнулась, выгнулась дугой, взмахнула в воздухе руками, словно царапая воздух полусогнутыми пальцами – и обмякла. Бесполезный нож громко стукнулся об пол.

Еще несколько мгновений – и хищный гость разжал руки, уронив опустошенную жертву на пол. Распрямился и сладко, сильно, до хруста костей, с огромным удовольствием потянулся.

– Как же это хорошо! – громко прошептал он. – А то у меня, грешным делом, уже жилы от голода крутить начало…

– Карточка, карточка, карточка… – шустро метнулась к телу диетолога хозяйка галереи, выдернула из кармана вампирши бумажник, перебежала обратно к столу, перегнулась через него, достала с подставки ноутбук, подняла его панель. – Сейчас пин-код на записи посмотрим…

– Ай-яй-яй, волшебница, – укоризненно покачал головой мужчина. – Как нехорошо заниматься мародерством!

– Ага, Миша, тебе хорошо говорить! – отмахнулась Умила, не отрывая взгляда от экрана. – У тебя гостиничный бизнес в триста лет длиной, а у меня от галереи убытков втрое больше, чем дохода. Как могу, так и выкручиваюсь!

– Не триста лет, а двести, – невозмутимо поправил ее мужчина. – Триста лет назад я еще хвосты коровам в деревне крутил, да на пастушьей дудочке играл. И вообще! Кто тебя заставляет мучиться с этой мазней? Займись нормальной работой, что тебе мешает?

– Кто-то в нашем мире должен думать не только о своем брюхе, ифрит. – Женщина покрутила перед глазами карточку и сунула ее в терминал. – Если мы не станем помогать нормальным художникам пробиваться в люди, наверх опять выползут всякие кубисты и примитивисты. Опять же, городу нужна обычная светская жизнь. Рауты, презентации, балы. И сие тоже есть сплошные расходы для бескорыстных спонсоров вроде меня!

– Да-да, как же городу-то без балов и раутов? – криво усмехнулся Михаил. – Он вымрет, словно стадо динозавров!

– Именно вымрет! – возмущенно мотнула головой ведьмина внучка. – Людям требуется личное общение, а не только жратва и интернет! Кстати, нежить ты вечно голодная, добрую половину твоих жертв мы нашли как раз на этих раутах… Так что мог бы и спасибо сказать.

– Спасибо, моя непревзойденная чародейка, – слегка поклонился хозяйке ифрит. Но тут его взгляд упал на жертву, и Михаил удивленно хмыкнул: – На вид тетке лет сорок, должна быть опытной и сильной тварью! А на вкус всего лишь пескарь… Энергетика, как у малолетки. Ты в сравнении с нею могучая антилопа. И попалась вампирша слишком легко. Как ты ее вычислила?

– Нормальные люди, приходя в галерею, смотрят на картины. Пусть и без восторга, но смотрят. А эта интересовалась только людьми, – глухо стуча пальчиками по кнопкам клавиатуры, объяснила ведьма. – Принюхивалась, присматривалась… И к тому же, старалась к ним незаметно прикоснуться. Сразу понятно, что на охоте… Есть, открылась! – Умила радостно вскинула руки и тут же опустила: – У-у-у, да у нее всего сорок тысяч на счету! Понятно, почему так жмотилась. Сейча-ас, оформлю покупку репродукции Рубенса. Диетологу Рубенс должен нравиться…

– В ее возрасте упырь должен понимать, что, если ведьма не прячется, значит, есть какой-то подвох, – задумчиво потер подбородок ифрит. – Но она все равно полезла в капкан! Похоже, толстуха жутко недоедала. Потому и высосать из нее почти ничего не удалось, потому и на риск пошла. С голодухи недолго и свихнуться. – Мужчина прикусил губу и мотнул головой: – Да-а, грядут голодные времена. Охотников ныне стало куда как больше, нежели добычи. Скоро начнем целой стаей на каждую гадалку кидаться.

Умила ощутимо напряглась, подняла глаза на Михаила.

– Надо выяснить, какая у нее машина, и отогнать подальше. – Ифрит опустился перед жертвой на колено. – Если возле галереи найдут тачку пропавшей женщины, это может вызвать подозрение.

– Я на нее в воду смотрела. Она без автомобиля, – ответила ведьмина внучка и спохватилась: – Кстати, Миша, ты не мог бы по этой карте купить что-нибудь в другом городе, желательно в каком-нибудь придорожном магазине? На тот случай, если вампиршу все же станут искать? Ну, чтобы след обрывался не здесь, а где-нибудь в стороне. Я тысячу с мелочью на счете оставила, как раз на какие-нибудь сосиски хватит, банку пива и упаковку прокладок. Пусть все выглядит, как обычное затаривание к ужину.

– Подставляешь, волшебница? – обшарив толстуху, распрямился ифрит. – А вдруг я с женским именем на карточке на видео попаду? Я ведь на эту кобылу даже близко не похож!

– У тебя же друзья в ментуре! Как-нибудь отмажут, – пожала плечами Умила.

В тот же миг из кармана Михаила послышались раздражающие скрипичные гаммы. Мужчина достал смартфон, глянул на экран и недовольно скривился:

– Ты настоящая ведьма, моя девочка. Накаркала! – Ифрит поднес трубку к уху: – Хорошего дня, майор! Давненько вы про меня не вспоминали. Очень рад за успехи вашего следственного отдела, но мне, честно говоря, немного обидно.

– Миша, мне сейчас не до смеха, – устало ответил ему мужской голос. – У нас явный «глухарь». Поможешь?

– Само собой. Адрес?

– Соборная, девятнадцать. Я здесь. Осматриваюсь еще раз…

– Понял, скоро буду. – Ифрит отключил связь и пожал плечами: – Похоже, мой сегодняшний вечер пропал. Придется общаться с полицией.

– Жалко, – глубоко вздохнула женщина. – А я так хотела тебя пригласить…

– Только не говори, что на свидание. – Мельком глянув на Умилу, он опустился возле жертвы на колено. – Первое свидание после двадцати лет знакомства – это слишком романтично.

– Ну, если романтику опустить, то я опять разлаялась с хахалем и мне потребен упакованный самец для посещения раута в иранском консульстве. – Хозяйка галереи вся скривилась и сморщилась, старательно изображая приблатненную девицу.

– Понял, не дурак. – Ифрит прихватил усопшую толстушку за шиворот и поволок за ширму. – Постараюсь успеть.

– Там ждут к шести! – торопливо сообщила женщина.

– Сиречь, опаздывать можно до семи, – сделал вывод Михаил, перехватил свою обвисшую жертву под мышки, приподнял выше и через спину опрокинулся в высокое, от пола до потолка, зеркало.

– Щ-щ-щёрт! – выдохнула ему вслед ведьма, подошла ближе к стене и осторожно потрогала кончиками пальцев холодное стекло. Снова глубоко вздохнула.

Вопреки обещаниям ифрита, за минувшие двадцать лет он так и не научил Умилу путешествовать через зеркала…

Впрочем, Михаил ничуть ее не обманывал. Он много раз пытался объяснить девушке, как именно нужно входить в отражение, как представлять место, куда желаешь попасть, много раз таскал ее с собой, демонстрируя простоту упражнения. Но – увы. Проникать в зеркала самостоятельно у ведьмы так и не получалось. То ли у нее не хватало силы для прокалывания перехода, то ли недоставало какой-то мелочи среди ее врожденных чародейских талантов – но глянцевая поверхность так и осталась для Умилы твердым неодолимым препятствием.