Юрий Иванович
Дочь – повелительница Зари

Быстро хмелеющий от большой дозы спиртного старик прикрыл ладонью рот, приглушая вырвавшуюся отрыжку, и вновь начал говорить, но уже без излишней торжественности:

– Один раз в сто лет в Кариандену приходит Сапфирное Сияние – самый сильный и страшный демон на свете. Его еще называют в хрониках Сапфирной Смертью. Именно благодаря этому ужасному, строго периодическому событию и построили много тысяч лет назад столицу на этом месте, и именно благодаря этому Сапфирное королевство во все века считалось самым богатым на драгоценные камни. Но богатство это основано на жизнях сотен тысяч подданных, пленных, рабов и преступников. Ведь когда Сапфирное Сияние окутывает столицу, оно выпивает жизнь каждого оставшегося здесь человека, потом съедает его тело, а взамен оставляет драгоценный камень, чаще всего сапфир. Во все времена короли старались скрывать время прихода и само существование этого древнего непобедимого ужаса и даже порой использовать в своих целях. Например, к роковой дате короли оставляли здесь на ночь всех возмутителей спокойствия, осужденных и специально завезенных в тюрьмы рабов. А сами возвращались в столицу после обеда и собирали невероятные по красоте и величине драгоценности. Правда, несколько раз и сами правители превратились в камни, проигнорировав или забыв историю…

– Ха! – с сарказмом воскликнул хан. – Как же можно забыть такую… хм, привлекательную историю?

– Увы, Великий хан! Виной тому постоянные раздоры, вражда, сожженные библиотеки, страшные болезни, уносящие порой в могилу почти все население. Мне самому повезло несказанно, когда мои ученики случайно наткнулись на тайник с древними фолиантами и инструкциями для королевских потомков. А войны! Только за последний век эту столицу пытались захватить дважды, вдобавок один раз мор выкосил почти всех жителей, и только одиннадцать лет назад самый славный воитель всех миров взял это королевство в свои крепкие руки.

Попытка старика польстить Звездному не удалась по четырем причинам: подобные средства чрезмерно образованный шаман применял невероятно редко; хан был пьян, невероятно зол и уже подспудно настроился услышать от старика явную пакость. Поэтому сейчас он лишь ощерился и вкрадчиво спросил:

– Что еще важного происходит при этом Сиянии?

– Не знаю, существенно ли это, но Сапфирная Смерть всегда оставляет в живых одного-единственного человека. Он обязан выйти перед полуднем на восточную дорогу и передать встречающему его королю указания Сапфирного Сияния насчет дальнейшего правления. Этих единственных называют Загребными, по той причине, что они несут с собой множество самых лучших камней, стремясь обеспечить себе безбедную жизнь до самой смерти. Обидеть или ослушаться Загребного – верная смерть. Сапфирное Сияние сразу уничтожает любого, кто только поднимет оружие на его избранника, а если убийцы действуют по приказу, то оно приходит в дом к тому, кто отдал приказ, чуть позже и уничтожает его вместе со всей семьей.

Хан громко рыгнул, сплюнул на пол и процедил:

– Это действительно несущественно.

– Да, о, Великий хан! – с согласием склонился старик.

– А вот всякие указания королям – дело интересное. – Покоритель целого материка сжался, как перед прыжком, и глаза его опасно заблестели. – Что же ты мне посоветуешь сделать?

– Звездный! – Шаман явно не заметил предупреждающих знаков, которые пытался подать ему протрезвевший визирь. – Тебе надо срочно вывести все войска из столицы в предгорья и там дождаться завтрашнего полудня. Времени для отхода вполне хватит…

Яростный рев хана наверняка оглушил всех пирующих за столом:

– Что?!! Вывести войска?!! И сбежать самому?! Жалкий урод! Неужели ты подумал, что я испугаюсь какого-то демона?! Да ты хочешь испортить мне праздник?! Лишить моих воинов заслуженных привилегий?!

Шаман попытался что-то возразить, даже голос повысил, но этим еще больше разозлил и так взбешенного властителя. Лучше уж старику было пасть ниц и покорно дожидаться относительного затишья, но он опять продолжил что-то выкрикивать о долге, чести и рассудительности. Чем и подписал себе смертный приговор.

Великий Звездный Завоеватель и Покоритель Всех Миров, не прекращая кричать, протянул руку назад, где уже стоял с топором наготове его самый старый, проверенный сотнями схваток оруженосец. И в следующее мгновение вращающийся топор понесся в тщедушного шамана.

Бросок был великолепен своей силой и точностью. Но шаман недаром считался самым могущественным человеком в окружении хана. Он попытался спастись, и возможностей у него для этого было предостаточно. Старик призвал на помощь все свое магическое умение – и тяжеленный топор, летящий с убийственной скоростью, вдруг с противным визгом срикошетил от мерцающего кокона, который окутал шамана. Тогда хан метнул тяжелое копье. Тут же с леденящими кровь криками со своих мест повскакивали остальные военачальники, и воздух загудел от вырвавшегося из их рук оружия. Но и оно не достигло цели. Хрупкая фигурка в мерцающей оболочке лишь пошатнулась, когда целый ворох металлических предметов осыпался у ее ног. Медленно отступая к выходу, старик умудрялся отклонять и останавливать все летящее в него оружие, а порой и приседать, пропуская наиболее тяжелое над головой. До спасительной двери оставался всего пяток шагов, и шаман набрал в грудь побольше воздуха, намереваясь призвать на помощь своих учеников. Магически усиленный голос они услышат лишь вне стен этого зала, который он сам когда-то на свою беду «обеззвучил» пологом тишины, и молодые маги сумеют защитить уважаемого и любимого учителя.

Но именно в этот момент Звездный пустил в ход свое главное оружие. Однажды умирающий от его меча король захваченного врасплох и жестоко покоренного государства стал вымаливать жизнь и предложил в обмен уникальное копье. Оно висело на стене пиршественного зала, совершенно неприметное среди себе подобных, но, по утверждению короля, могло убить даже бога. Если таковой, естественно, когда-нибудь снизойдет до борьбы со смертным. Никакие силы, ничье бессмертие не могут удержать копье от поставленной перед ним цели – убийства.

Король все равно умер, но с тех пор Звездный неизменно носил страшное для богов копье с собой, а преданный оруженосец в любой момент был готов вложить это оружие в руку своего повелителя после оговоренного слова «смерть!». Втайне от всех хан уже опробовал этот метательный снаряд на рабах, но по-настоящему оценить его в деле до сих пор не удавалось. Демоны не попадались, а мощные в магическом плане подчиненные не давали повода для того, чтобы их убить. И вот сейчас представился просто уникальный случай.

Сделанный из неизвестного металла наконечник на древке из синей древесины с громким звоном пробил мерцающую защиту и вонзился шаману чуть ниже сердца. Тот с ужасом замер, чувствуя, как набранный для крика воздух просачивается через пробитые легкие, и инстинктивно ухватился за торчащее из тела древко.

В наступившей тишине раздался хриплый голос Звездного:

– А ведь покойный король не обманул…

Шаман покачнулся, рухнул на колени и из последних сил выдавил из себя жуткое оскорбление:

– Безграмотный ишак!

Он знал, чем можно обидеть кровавого диктатора. Пожалуй, лучше всех вместе взятых знал. Ишаками безбоязненно могли обзывать только подневольных, закованных в цепи людей. А вот «безграмотными» никто и никогда не обзывал даже самых тупых рабов. И хан на глазах замерших приближенных вновь пришел в ярость. Своими руками выхватив последний, самый огромный топор из стоящей сзади пирамиды, он в два прыжка преодолел стол, с рычанием пронесся через зал и со всего размаха раскроил умирающего шамана на две половинки. Но и на этом не успокоился, а с жуткими завываниями принялся рубить поверженное тело старика на мелкие кусочки. При этом неосознанно, но вполне практично не попадая по упавшему на каменный пол магическому копью.

Сотрапезники реагировали на это зрелище по-разному. Кто с немым ужасом, опасаясь, что и сам когда-нибудь окажется точно в таком же положении. Кто с тупым равнодушием привыкшего к постоянным убийствам садиста. А кто и с веселым оскалом, упиваясь фонтанами крови и злорадствуя над долей слишком много о себе возомнившего колдунишки. Да и нужен ли этот старый повелитель магии? И без него любое сражение запросто выигрывали ударные группы войск. А в мирное время всякие шаманы лишь пускались от безделья в мерзкие интрижки да своими тягучими голосами порой пугали даже самых бесстрашных воинов.

Большинство сидящих за столом соратников считали, что хан поступил правильно. И когда он отбросил скользкий топор в сторону и повернулся к столу, из десятка глоток вырвалось поощрительное рычание и улюлюканье. Само собой, что им тут же начали вторить и все остальные.

Звездный дал выход напряжению и теперь шумно дышал. Злость его постепенно испарялась. Одобрение приближенных даже вызвало на его лице кривую улыбку. Не спеша он обошел длинный стол справа, поощрительно похлопывая по плечам каждого пирующего. Даже выигравшим дорогие камни командующим досталась немалая толика благосклонного внимания властелина.

Усевшись на свое место, хан придирчиво осмотрел новую скатерть и новые блюда с кушаньями, которые прислуга поменяла после его варварского топтания по столу. Взяв наполненный кубок, он немного подумал и неожиданно с большим чувством провозгласил:

– Этот человек был мне как отец родной, да и все наше войско сегодня постигла тяжелая утрата… Погиб самый лучший колдун нашего времени! Он заслужил достойное место в царстве мертвых. Надо почтить его память… За нашего великого шамана!

Сотрапезники опять заорали с завидным рвением:

– За шамана!

Поглощали вино и закусывали, не обращая внимания на подвыпивших, но все еще проворных слуг, которые сноровисто убрали окровавленные останки и обильными потоками воды вновь привели «сцену для забавы» в надлежащий вид. Да и личные телохранители не мешкали, собрали оружие своих хозяев, тщательно его отмыли, вытерли насухо и поставили в пирамиды. И копье под названием «Убийца богов» вновь заняло свое скромное место за спиной хана.

Отбросив в сторону обгрызенную берцовую кость тропической обезьяны, мясо которой считалось деликатесом, хан сыто отрыгнул, осоловевшими глазками осмотрел зал и с некоторой ленцой скомандовал распорядителю празднества:

– Выкатывайте колесо! Я сам буду метать топоры!

Подбрасывая в руке средний топор, Звездный вытащил из пояса очередной драгоценный камень:

– Кто хочет на спор? С первого броска! Ставлю этот сапфир.

– Согласен, – подал голос первый визирь. – Ставлю вот этот камень.

Хан повернулся к нему:

– Низидин, и не жалко тебе будет расставаться с такой драгоценностью?

– Для тебя, Великий, ничего не жалко. А если вдруг я выиграю, то все равно все мое имущество и так принадлежит тебе. Так что какой может быть разговор о жалости?

– Спасибо, друг, – впервые за весь вечер расчувствовался хан. – Хоть раз я услышал достойный ответ великого мужа…

Тем временем барабан с рабами выкатили на исходную позицию.

– Как убить этого раба? – спросил хан.

Визирь засмеялся:

– Отруби ему голову, и дело с концом!

– Как скажешь…

Отмашка, крик распорядителя – и колесо покатилось вдоль дальней стены. Рабы сразу же решили набрать максимальную скорость, желая быстрей достичь спасительной ниши. Но для хана так было даже лучше. Он сделал выверенный замах, и средний топор после стремительного полета вонзился в шею распятому рабу. Голова не упала на пол, а продолжила мотаться на оставшихся целыми жилах, но это уже никого не волновало: «мишень» была поражена превосходно.

Новые здравицы, новые закуски и очередные восхваления хана. Но, похоже, пир стал ему надоедать. Уничтожив ненавистного шамана и доказав всем, что даже в нетрезвом состоянии он лучший воин всех миров, Звездный возжелал новизны. Поочередно оглядев приближенных и поняв, что от них, напившихся, уже ничего оригинального не услышишь, он вскинул руку, подзывая распорядителя. Морда у того тоже была красная от чрезмерного употребления вина, но здравомыслие еще присутствовало.

– Что желает Звездный Завоеватель и Покоритель Всех Миров, Отец…