Оксана Петровна Панкеева
О пользе проклятий

– А где?

– Ради такого случая сними отдельную комнату. Деньги есть или тебе дать?

– Есть, конечно… А что я еще должен делать? – растерянно спросил Эспада.

– То же, что и обычно. Что ты, как маленький, – успокоил его Кантор.

– Просто я никогда не встречался с нимфой…

– Не бойся. Я подойду к тебе чуть позже, – засмеялась Азиль и повернулась к Кантору. – Ты умеешь танцевать фламмо?

Кантор прислушался к музыке и в очередной раз одарил присутствующих ослепительной улыбкой.

– Какой же мистралиец этого не умеет?

– Потанцуешь со мной?

– Ну конечно!

Они одновременно подхватились со стульев и вприпрыжку направились в центр зала. Эспада проводил их взглядом и спросил:

– Ну что, вы уйдете или останетесь?

– Мне-то все равно, – пожал плечами Торо. – Не думаю, что я настолько двуличен, чтобы бояться этого заклинания. Но мне до смерти интересно, что же еще, кроме танцев, отмочит Кантор, став собой.

– Не знаю, что отмочит Кантор, – вздохнул Эспада, – а вот мне надо уходить поскорее, потому что меня начинает одолевать сильное желание вызвать кого-нибудь на поединок.

– И чего я сюда пришла? – ворчала Клара – Что интересного в том, чтобы есть, выпивать и плясать? Я вообще плясать не люблю. Лучше бы почитала дома книжку. Или пошла в гости к Жаку. Он стольким интересным вещам научился от переселенцев, с которыми работает… Я тоже хочу работать с переселенцами. Это интересно.

– А я хочу замуж, – заявила Лаура. Ее кавалер обреченно вздохнул.

– А я не знаю, чего хочу, – сказала Ольга. – Зато точно знаю, чего не хочу. Не хочу ходить в этом траханом чепчике и этом платье. Не хочу, чтобы каждая засранка, которой бог ума недодал, хихикала тут непонятно над чем. И вообще, думаю, не надрать ли ей задницу.

– Ты имеешь в виду Зиану? – уточнила Клара. – Она, конечно, вредная, но драться некрасиво. И ругаться такими словами тоже. Пусть себе пляшет со своим младшим писарем. А ты не хочешь потанцевать?

– Не умею, – вздохнула Ольга. – Я ваших танцев не знаю. А Зиана, кстати, танцует как корова. Я бы на ее месте и не выходила позориться. То ли дело Азиль.

– По сравнению с ней мы все коровы. А посмотри, какой у нее кавалер!

– Да, он красивый, – согласилась Ольга.

– Не сказала бы, что он такой уж красивый, но танцует здорово. И как Азиль не боится с мистралийцами связываться?

– А ей-то чего бояться? Она же, наверное, затем и подошла к ним, чтобы найти себе мужчину на ночь. Да и кто обидит нимфу?

– Всякие бывают люди, – наставительно заметила Клара.

Музыка сменилась, и пары стали возвращаться на места. Азиль со своим кавалером направилась почему-то к их столу, издали махая рукой.

– Ольга! – крикнула нимфа, приблизившись. – Подойди сюда.

«Значит, это все-таки он, – подумала Ольга, выбираясь из-за стола. – И она хочет нас познакомить».

– Здравствуй, – улыбнулась нимфа. – Вот, познакомьтесь. Это Ольга. А это Кантор.

Ольга решительно протянула руку для рукопожатия, расположив ладонь так, чтобы у нового знакомого не возникло сомнений и он не попытался поцеловать даме ручку. Мистралиец спокойно пожал ей руку, не высказав никаких сомнений, и улыбнулся.

– Очень рад. Только не зовите меня так. Это имя… для узкого круга.

– А как вас звать? – спросила Ольга.

– Как хотите.

Ольга еще раз посмотрела на нового знакомого, перебирая в уме красивые испанские имена. Почему-то ей захотелось назвать его непременно испанским именем, то ли потому, что для нее мистралийцы говорили по-испански, то ли из-за экзотической внешности. Смуглый, черноглазый, с прямыми и длинными волосами, тоже жгуче-черными, Кантор чем-то напоминал выходца из Латинской Америки. А мистралийский национальный прикид делал его похожим на персонаж из какого-то костюмированного фильма. Кантор был облачен в узкие черные штаны с очень широким поясом, украшенным бляхами, короткую черную же куртку и такую же черную рубашку с распахнутым воротом. Дополняли образ черный же шейный платок и длинная сережка в ухе.

– Я буду звать вас Диего, – сказала Ольга.

– Почему? – спросил Кантор, и в его голосе промелькнули удивление и замешательство.

– А вы на Зорро похожи, – пояснила Ольга.

– А-а, – успокоился свеженареченный Диего, даже не поинтересовавшись, кто такой Зорро и чем он на него похож.

– Ладно, вы общайтесь, – сказала Азиль, – а я пойду. Твоему другу, Кантор, пора убираться из зала, а то ему, похоже, уже хочется подраться. Так что уведу его… И вы уходите.

– Мы скоро, – кивнул мистралиец. – А тебе правда так понравился Эспада? Или в нем что-то есть такое… что нуждается в твоей помощи?

– И то и другое. Мне понравились его косички. Он хороший человек. А еще у него два рубца на сердце, которые до сих пор болят.

– Два? Если это то, что я думаю, то должно быть три.

– Два. Или ты не о том думаешь, или не все знаешь.

– Ребята, о чем это вы? – подала голос Ольга.

– Извините, – спохватился Кантор. – Вам это… непонятно. Я немного разбираюсь в том, что видит Азиль, об этом мы и говорили.

– До встречи, – сказала Азиль, чмокнула его в щеку и смылась.

Тут-то Ольга и поняла, что капитально влипла, поскольку совершенно не знает, что теперь делать со своим новым знакомым. Как-то надо продолжать знакомство, поговорить о чем-нибудь… Советовал же король с ним закорешиться… В гости его пригласить, что ли? Он вроде музыкой интересовался… Так ведь в квартире такое, что хоть не заходи, как туда мужчину приглашать? Говорила же Тереза, опомнись, Ольга, и прибери этот хлев, вдруг кто чужой в гости зайдет. А она еще расфыркалась, кто это к ней чужой в гости может зайти… Вот и красней теперь, неряха несчастная! Мало того что сама, как идиотка, в этом белом передничке, так еще и в доме… не то что хлев, а полнейший свинарник.

– Мы прямо сейчас пойдем? – спросила она, чтобы хоть что-то сказать.

– Пожалуй, прямо сейчас не стоит. Давайте еще немного посидим, я доем свое мороженое, вы тоже… А куда бы вы хотели пойти?

– Еще не знаю, может, домой… – неуверенно предположила Ольга, надеясь, что он откажется. Ну, хотя бы из вежливости поломается. – А сейчас… разойдемся по своим столам?

– Зачем же? Давайте посидим вместе. Прошу к нашему столу.