Юрий Иванович
Жемчужный орден

– Тогда возвращайте коробочку, и я вас больше не задерживаю.

Кремон с поклоном вручил сокровище, поцеловал царственную ручку и чуть дерзко проговорил:

– Благодарствую, ваше величество, за оказанное доверие.

Но королева уже отвернулась от молодого героя, спрятала коробочку под нагрудную кирасу и оттуда же достала кружевной платочек. Затем капризным голосом обратилась к раздающему приказы герцогу Каррангаррскому:

– Фелис! Здесь такой неприятный запах… Нельзя пробить тоннель прямо вверх для лучшей вентиляции?

Тот с завистью посмотрел вслед поспешно покидающим логово Кремону и Бабу и смиренно согласился:

– Можно… Но на это у нас уйдет часа четыре. А может, и все шесть. Приступать?

Что ему ответила владычица Спегото, Невменяемый не расслышал. Сдержанно посмеиваясь, он со всех ног бросился к ожидающему снаружи Торнадо. Радовало, что дело оказалось пустяшным, времени на него ушло мало и теперь можно устроить поход в банк, а потом объявить день отдыха. После всех треволнений солидная гулянка просто необходима. Тем более что и королева, и первая наследница сегодня будут очень и очень заняты.

При воспоминании об Элизе перед мысленным взором колдуна предстала ее фигурка в изодранном костюмчике, отчего настроение поднялось еще больше. «А не пригласить ли принцессу на сегодняшний праздник? – мелькнула мыслишка. – Да нет, раз занята, значит, танцы будут без нее. К тому же если она захочет, то сама вечером отыщет нашу компанию. С ее-то талантами!..»

Опоздавших на завтрак Невменяемого и Бабу встретил град вопросов. Молодой колдун сообщил всем, что к вечеру все мелочи выяснятся окончательно, и объявил сегодняшний день праздничным.

– Что же мы будем праздновать? – озадаченно спросил Такос Однорукий.

– Помнится, на этих днях пятисотлетие какой-то битвы с Чингалией… – попытался угадать барон Тулич.

Так и не дождавшись ответа от Кремона, который с улыбкой лишь качал головой, Мирта Шиловски переключила внимание на Бабу. А чтобы гигант отвечал быстро и вразумительно, ткнула ему под ребра кулачком:

– Рассказывай, что он там натворил! А не то…

Хотя ему ничего и не поясняли, но Бабу увидел сегодня очень много чрезвычайно интересного. Он напустил на себя вид опытного ветерана, прошедшего огонь и воду:

– Алехандро, уйми свою сестренку! А то ненароком чихну в ее сторону, и…

– Ах ты… – Мирта опять вознамерилась повторить удар, но гигант ловко пересел на другую скамью.

– Чего ты в меня вцепилась? – возмутился он. – Захочет Кремон, сам расскажет. Мое дело маленькое – за его здоровьем присматривать.

– Не твое, а наше!

Заметив, что начинается ненужный спор, Невменяемый первым встал из-за стола:

– Ладно, вы можете отдыхать, а я иду в банк.

– Не выпендривайся, – на правах боевого старшего товарища посоветовал Такос Однорукий. – Мы ведь все вместе собирались идти. Я вот ночью припомнил, что у меня еще кое-какая сумма набежала за выслугу лет. А поскольку в запас я уходить не собираюсь…

Кремон на ходу толкнул его локтем:

– Липон Бравый, мне помнится, рассказывал, что у тебя в каждом приграничном городе дети есть. Может, лучше им помочь?

Полковник с гордостью задрал подбородок:

– Я награждаю радостью материнства только тех женщин, которые имеют ну о-о-очень большой достаток. Они еще и меня прокормят в лихую годину!

Довольный мужской хохот перебило язвительное замечание Мирты:

– Вот будет смеху, если эти женщины соберутся и начнут тебя кормить одновременно. Никакие магические силы не спасут…

Глава 9

«Пятикратный» банк

До цели своего визита компания добралась быстро, благо отделение всемирно известного банка находилось на центральной улице, отходящей от дворцовой площади вдоль озера по правую руку. И здание оно занимало соответствующее: добротное, высокое и респектабельное, хотя многочисленные колонны придавали строению немного фривольный вид, что у несведущего обывателя могло вызвать некоторые сомнения в безопасности хранимых здесь денег. Однако у большинства огромная вывеска вызывала лишь уважение и вполне понятную зависть.

«Пятикратный» банк был основан султаном Онтара около пятидесяти лет назад и вначале назывался Онтарским. Чуть позже банк начал открывать свои отделения в Энормии и Чингалии. Когда же правители Баронства Радуги и королева Спегото подписали межгосударственное соглашение, банк очень удачно переименовали в «Пятикратный». Это название осталось при нем даже после того, как артерии денежного сотрудничества протянулись в Баронство Стали, Морское королевство, Менсалонию, некоторые Южные княжества и даже в Царство Огов. Поговаривали, что и в Сорфитовых Долинах представители «Пятикратного» банка появились в последние месяцы самыми первыми из людей, обогнав и политиков, и вездесущих шпионов. Помимо этого, как ни кощунственно это звучало, представители султана полным ходом вели подготовительные работы не где-нибудь, а в самой Ледонии. Если уж колабы дадут государственные гарантии этой геополитической банковской структуре, то «Пятикратный» банк можно будет смело переименовывать во Всемирный. Невзирая на полное затворничество Альтурских Гор, где среди самых высоких Каррангаррских хребтов творилось неизвестно что, и Кремниевой Орды, куда вообще никто не желал соваться из-за несусветной дикости и непредсказуемого поведения тамошних обитателей.

Пока же отделения банка имелись в каждом городе первых пяти государств-основателей, в столицах всех остальных территориальных образований и в населенных пунктах почти всего мира с достаточным количеством жителей.

Естественно, возле королевского дворца в Салии располагалось самое фешенебельное его представительство. Здесь поддерживалась самая дорогостоящая постоянная магическая связь с центральным банком в Онтаре. Разумеется, и клиентов здесь принимали лишь самого высокого ранга.

Вышколенный персонал вежливо и радостно улыбнулся шумной компании, которую привел за собой Кремон Невменяемый. Гостям предложили присесть в удобные кресла, угостили горячим чаем, и только потом один из встречающих распорядителей в белоснежной форме, обязательном атрибуте всех служащих Онтара, поинтересовался:

– Чем мы можем помочь уважаемым путешественникам?

Он уже давно рассмотрел посетителей колючим, пронзительным взглядом, определил их происхождение и примерный вес каждого в конвертируемой валюте. Оставалось выяснить сумму, в которой гости нуждаются, и при этом не забыть о процентной доле для «Пятикратного» банка. В том, что перед ним задолжавшие просители, распорядитель не сомневался. Полковник Такос Однорукий понял это своим воинским чутьем и решил пошутить:

– Да вот думаем тоже заняться банковским делом. Присмотрели ваше здание, может, и купим…

Глаза онтарца оставались холодны и насмешливы, хоть голос тек словно мед:

– Отличное решение, господа! Это здание – самое лучшее, что можно выбрать для банка. Да и стоит совсем недорого, чуть более миллиона энормианских стасов.

Хоть Кремон впервые был в таком учреждении и не совсем представлял себе процедуру проверки наличности и выдачи ее на руки, однако тратить время без толку ему не хотелось, и он сразу перешел к сути вопроса:

– Мы все пришли проверить свои счета, а потом снять имеющиеся у нас деньги. Как это сделать?

Онтарец, решивший и дальше придерживаться саркастического тона, спросил многозначительно:

– Вы будете снимать все свои средства?

– Может быть. А что?

– Просто так много наличности может и не оказаться в верхних кассах. Придется подождать, пока достанут из подвальных хранилищ.

– Мы никуда не спешим! – раздраженно проворчал баронет Шиловски. – Так что…

Но Кремон незаметно тронул его за локоть и заговорил:

– Хорошо, тогда давайте начнем с меня. Мои сбережения, пожалуй, самые мизерные.

– Заполните этот бланк, господин. – Медовая улыбка служащего становилась все ехиднее.