Юрий Иванович
Жемчужный орден

– Ага, попробуй тут не испугаться…

Из своей спальни выскочил Бабу, деловито пристегивая на ходу пояс с мечами. Видимо, он проснулся от стука в дверь, услышал разговор и не терял времени на раздумья. О чем и доложил, как всегда немногословно:

– Доброе утро. Я готов!

– Утро, оно, конечно, доброе, – замялся Бриг Лазан, – но тебя вроде никто не звал…

Кремон тем временем незаметно спрятал фляжку с водой среди своих вещей, а взамен выбрал посудину большей емкости и подвесил ее к поясу.

– Но и не запретили? – подмигнул он Бабу. – А мне ведь повсюду положено ходить с телохранителем.

Асдижон настороженно оглянулся на дверь и заговорил тише:

– Не хватало сейчас всей твоей свиты с врачами и военными советниками…

– До подъема полчаса, – улыбнулся Кремон. – Спят они. Но, по-моему, кое-кого ты разбудить не поленился бы.

В последние дни крепнущие любовные отношения между Миртой Шиловски и Бригом Казаном служили постоянной темой для одобрительных шуток и перешептываний. Но сейчас асдижон лишь в нетерпении махнул рукой, открыл дверь и первым устремился по коридору. Уж он-то понимал, что долгое ожидание может разозлить Дарину Вторую еще больше.

Торнадо встретил своего хозяина взглядом, полным укора и обиды. И даже вишневый мармелад съел так, словно сделал большое одолжение. Всю последнюю неделю конь простоял в королевской конюшне, покидая ее лишь для обязательной прогулки, да и то на внутреннем дворе. Такое положение строптивому и шаловливому коню не нравилось. Хотя в последнее время он стал сравнительно дисциплинированным и смирным, но сейчас жалобы от конюха так и сыпались:

– Злой, как шейтар! Гулять идет охотно, а вот назад мы его всем гарнизоном загоняем. Кусается, что твой дракон! Нескольких человек лягнул так, что их потом Эль-Митолан из придворного госпиталя на ноги ставил. Сил наших нет, и наказать прав не имеем.

Кремон с сочувствием кивнул, шевельнул уздечкой и попытался оправдать своего вороного друга:

– Это у него от скуки…

Торнадо сорвался с места в карьер, но до ушей молодого колдуна успело долететь ворчливое восклицание конюха:

– Сейчас, будем мы ему цирковое представление устраивать!

Выехав через западные ворота замка, трое верховых за двадцать минут достигли нужного места на берегу озера. Здесь уже готовился сходить на раскрытое озерное дно весь цвет колдовского мира Спегото, возглавляемый своей королевой. На этот раз проход был сделан не от тайной расщелины внутри скал, а гораздо западнее, но его конец по-прежнему упирался прямо в логово Невидимого Сторожа. Причем сразу бросалось в глаза, что и сам Источник остался в толще вод и вряд ли на него обратят внимание. Свою главную тайну правящая династия хранила свято.

Сама королева была достойна отдельных слов. Впору было писать портрет под названием «Дарина Вторая – победительница», настолько величественно, непобедимо и прекрасно смотрелась владычица Спегото в своих уникальных и невероятно дорогих доспехах и в шлеме с открытым забралом. Однако даже самые талантливые художники не смогли бы передать и сотую часть той силы, которая окружала ее величество. Кремон даже не попытался подсчитать магическим зрением, сколько на первой даме было навешано защитных амулетов, непроницаемых колдовских щитов и полностью активированных артефактов. Оставалось только изумляться такому количеству совершенно незнакомых устройств, ради изучения которых тот же Хлеби Избавляющий без раздумий расстался бы со своим замком. Судя по всему, правящая династия в Спегото была обеспечена средствами не только на покупку таких редчайших деликатесов, как плоды Поднебесного сада, но и на тотальную защиту своих владычиц от любой опасности. Если бы вчера наследная принцесса надела на себя все эти защитные устройства, то могла бы и сама справиться с «улиточкой».

Вспомнив об Элизе, Кремон внимательно осмотрелся и только тогда сообразил, что ее тут быть не могло. Ведь если королева здесь, то ее наследница, находясь в замке, должна держать расступившиеся воды в статичном состоянии.

Спешившись, все трое преклонили колени перед Дариной Второй, а та вместо приветствия ехидно спросила:

– Кого-то ищете, господин Невменяемый?

– Просто выглядываю знакомые лица, – выпрямившись, ответил Кремон и чопорно кивнул находящемуся недалеко Фелису Райне, герцогу Каррангаррскому. Тот многозначительно метнулся взглядом к королеве и вежливо кивнул в ответ. По плотно сжатым губам и покрасневшим глазам Дарины Второй можно было предположить, что она мало, а то и вообще не спала этой ночью и про этой причине раздражена до предела.

– Конечно, если герои живут долго, то знакомых у них немереное количество. Только вот и геройские поступки приходится делать безостановочно…

Поскольку повисла многозначительная пауза, Кремон не стал строить из себя скромника:

– Ваше величество, всегда готов по мере своих возможностей!

– Это хорошо, что возможностей вам не занимать. Поэтому вы пойдете впереди нашего отряда и первым удостоверитесь, что опасностей вон в той большой дырке нет никаких.

– Понял, ваше величество! Тогда я спускаюсь?

– Спускайтесь, – сморщила носик королева, видимо вспомнив что-то очень неприятное. И нехотя добавила: – Только не бравируйте и ведите себя благоразумно.

Поворачивая своего коня, Кремон постарался спрятать довольную улыбку: наследная принцесса и тут добилась кое-каких обещаний от своей матушки.

– Постойте! – вдруг окликнула его Дарина Вторая. – Вот вам на всякий случай!

Один из гвардейцев передал Кремону маленькую коробочку. Дождавшись, пока молодой колдун заглянет в нее и хорошенько рассмотрит содержимое, королева продолжила:

– Стоимость вы знаете. Поэтому вам же во благо эти драгоценности не использовать, поскольку оплачивать их вам придется самостоятельно.

Невменяемый бережно положил коробочку в нагрудный карман, стараясь выглядеть равнодушным и холодным. Но то, что теперь у него в распоряжении оказалось еще два плода из Поднебесного сада, вызвало у колдуна в душе бурю эмоций. Все-таки королеве ничто человеческое не чуждо, если она отдала два имеющихся у нее плода, наверняка последних, к тому же возрожденных и свежих, словно они только что побывали в целебной воде. Возникало предположение, что принцессе ради этого пришлось повторно ходить к Источнику этой ночью, однако, учитывая собранное войско Эль-Митоланов, это совершенно не отвечало здравому смыслу. Пока королева лично не убедится в гибели монстра, ее дочери никогда не ступят на озерное дно. Значит, опять получается, что набранная в Источнике вода все-таки целебна длительное время. Оставалось только проверить как-нибудь при случае эту гипотезу.

Место для спуска действительно было выбрано очень умело. Дно опускалось сравнительно полого, и особых преград перед всадниками не возникало. Хотя перед самым спуском Торнадо проявил знакомые признаки беспокойства, явно показывая свои уникальные способности замечать чье-то отделенное сознание. Значит, при всей масштабности и секретности совершаемого сейчас действа кто-то из неизвестных Эль-Митоланов подсматривает за происходящими на берегу озера событиями. Это могли делать как свои же, специально для этого предназначенные колдуны, так и окопавшиеся в столице разведчики и шпионы всех мастей. Как бы то ни было, но асдижон горных егерей наверняка знает, как распорядиться этим сообщением. Поэтому Кремон успокоил верного Торнадо похлопыванием по шее, наклонился в сторону, и прошептал готовому ко всяким неожиданностям Бригу Лазану:

– За нами явно следят. Как узнал – расскажу потом.

Опытный колдун лишь радостно улыбнулся и приветственно помахал рукой кому-то из сопровождения королевы. Ничего не значащий жест, но когда Кремон оглянулся второй раз, в сторону столицы уже мчалась слившаяся воедино тень лошади и всадника. Видимо, пошла команда «общий просмотр» – мера чаще всего малоэффективная, но иногда позволяющая выявить скрытого врага банальным сканированием свободными Эль-Митоланами всех подозрительных лиц. А потом нужно будет сопоставить их бесчувственные тела с интересными моментами в жизни государства и дальше уже следить с большим пристрастием.

Спускались осторожно, но довольно быстро. В нескольких местах пришлось применить магическую силу, убирая с дороги валуны, недавно затопленные коряги и нагромождения водорослей. В одном случае обломок киля просто развернули вдоль прохода, и теперь он абсолютно не мешал спуску следующей за троицей всадников кавалькады. Королева передвигалась в центре всей этой живой колонны, а впереди, сразу по пятам Кремона, несли длинные трапы-сходни. Похвальная предусмотрительность: ведь если Сторож все еще пришпилен в конце тоннеля, то большая дырка в дне, где он отдыхал раньше, все так же заполнена водой и лучше, да и проще перейти ее посуху.

Невменяемый так и загадал: если колодец будет открыт, значит, монстр все-таки мертв. По крайней мере тяжело ранен. Вряд ли он быстро сумеет восстановить те реки зловонной жидкости, которая заменяла ему кровь.

Так и оказалось: колодец был открыт. Но вода в нем теперь стояла совершенно чистая. Видимо смыкаясь, а потом повторно расходясь, волны воды хорошо промыли норку мерзкой, зловонной «улиточки».

Быстро установили сходни, скрепили их между собой по ширине, и вновь назначенный королевой герой отправился вперед. Ни Бриг, ни Бабу не отставали от него ни на шаг. Колдуны подвесили над собой и чуть впереди несколько ярких осветительных шаров, а телохранитель старался выдвинуться вперед с оружием на изготовку. В правой руке Бабу держал хост, а в левой зажимал жессо, весьма редкостный и так до сих пор и не разгаданный артефакт. Действовал жессо как тяжеленный невидимый бич. Уже само наличие этого артефакта делало из Бабу весьма опасного противника. Хотя Кремон тут же вспомнил о Заливном Щите, которым бездумно пользовалась жившая здесь тварь, и тяжело вздохнул, понимая, что вчера ему просто повезло. Чудом повезло.

Невидимый Сторож оказался мертв. К тому же его тело еще больше скукожилось, и теперь под сводом темнела гораздо большая щель, чем вчера. Первым смерть чудовища констатировал асдижон горных егерей, потом все остальные Эль-Митоланы из свиты королевы, а потом и сама Дарина Вторая соизволила взглянуть на хвостовую часть тысячелетнего ужаса. Как ни странно, зрелище бронированного хвоста ее совершенно не поразило, и Невменяемый с некоторым злорадством представил, что будет, когда ее величество заглянет в раскрытую пасть – ибо именно это она и вознамерилась сделать.

– Господин герцог! Сколько вам понадобится времени, чтобы вытащить эту тушу наружу?

Фелис Райне, вместе с несколькими коллегами успевший побывать у самой морды чудовища, как раз спустился вниз из-под свода и теперь не сводил с Кремона восхищенных глаз.

– Самое важное – обломать все торчащие в стороны шипы, – принялся лихорадочно подсчитывать он. – Тросами обвязать хвост и закрепить… Попытаемся пробить дыру в броне. Потом приподнять тушу левитацией и постепенно вытянуть ее наружу… Часа три, а то и четыре, ваше величество!

– А на берег?

– Дальше будет легче: час-полтора.

– Справитесь своими силами?

Герцог Каррангаррский прекрасно понял, на чье присутствие намекает владычица Спегото, и дружески подмигнул Кремону. А королеве ответил со всей серьезностью:

– Конечно, ваше величество.

Дарина Вторая повернулась к Невменяемому и требовательно протянула ухоженную ладошку: