Юрий Иванович
Жемчужный орден

Конечно, возле Салии Каррангаррские горы уже не имели такой высоты, как в Зачарованной Пустыне или тем более в государстве драконов, но и здесь они считались фактически непроходимыми. А те несколько крепостей на перевалах, которые всадники проехали немного ранее, вообще преграждали дорогу к столице любому неприятелю. Именно в этом и заключалась главная местная легенда – ни одно вражеское войско за всю историю не смогло ступить на улицы древней Салии.

Очевидно, прибывшим некуда было спешить, да и смотровая площадка явно предназначалась для любования столицей, поэтому оба воина еще долго стояли возле перил, указывая руками то на одно, то на другое здание. Они делились друг с другом своими знаниями по истории этих строений, вернее, делился один, а второй, на голову выше своего дюжего товарища, в основном только спрашивал. На любой вопрос он тут же получал исчерпывающий ответ, словно рассказчик прожил здесь всю жизнь и знал историю каждого камня в округе.

Наконец гигант не выдержал и спросил с пристрастием:

– Не могу понять, откуда ты все так досконально знаешь? И в дороге ничего не читал, и не знал заранее, что тебя именно сюда отправят. Странно…

Обращался он к своему знаменитому другу со светящейся в глазах гордостью и с самой искренней привязанностью и уважением. Потому что молодой Эль-Митолан Кремон, со знаменитым колдовским прозвищем Невменяемый, совсем недавно в одиночку совершил невероятный подвиг: уничтожил целую армию врагов, которые со страшным оружием двигались через Гиблые Топи. И цель у них была только одна: залить Энормию кровью ее мирных жителей. Конечно, о том, как произошло сражение, где и в какое время, знали в огромном королевстве считаные единицы, но Бабу искренне радовался, что и он удостоился такого огромного доверия – быть личным телохранителем великого героя, и был готов носить Невменяемого на руках и сдувать с него пылинки. А сейчас вообще удивлялся поразительной памяти своего кумира и невероятному объему знаний.

Его товарищ перед ответом поправил на голове теплую шапку, но взгляда от Салии так и не оторвал.

– Ничего странного, Бабу. Когда мне было лет пятнадцать, мне в руки попало два тома «Салия – город чудес». Эти описания с гравюрами составил знаменитый путешественник и географ Хонкар. И сделал это так увлекательно, что я выучил раритет буквально за две недели. Как видишь, те знания из моей головы не выветрились до сих пор.

– Это тот самый Хонкар, который несколько лет пытался решить ту же задачу, которую поставили перед нами?

– Точно. И будем надеяться, что все описания его попыток и исследований хранятся в дворцовой библиотеке Салии. Иначе мы будем повторять те же ошибки, ведущие в тупик.

Бабу кивнул и зябко повел огромными плечами:

– Кремон, а ветерок тут с Каррангарр протягивает насквозь. Да и скакуны наши уже пляшут от холода…

Словно поняв, что речь идет о них, один из коней, вороной красавец, требовательно ухватил Невменяемого губами за плечо. И тут же получил из руки хозяина свое привычное лакомство – дольку вишневого мармелада.

– Что, Торнадо, застоялся? Уже рассмотрел внизу зеленую травку? – Кремон поправил попону, перекинул уздечку и легко вскочил в седло. – Ну тогда вперед!

Бабу последовал примеру товарища, и оба всадника устремились по вырубленной в скалах дороге в долину. Дорога проходила наискосок вниз, по склону горы, и, хотя была очень широка, порой нависающие скалы заставляли опасливо втягивать голову в плечи. А на одном, самом ненадежном, участке Бабу даже высказал опасения вслух:

– Если вот та глыба рухнет на нас, твой магический щит выдержит?

– Щит? Выдержит! – с уверенностью ответил Кремон и тут же добавил: – Но только полмгновения. А потом мы превратимся в кашицу.

– Брр! – Его товарищ зябко поежился. – Ну у тебя и шуточки!

– Мне кажется, бояться нечего, – рассуждал Невменяемый. – Смотри на ездовых: они с караванами здесь ежедневно проходят. И что? Никто вверх и не взглянет. Лишь под ноги смотрят да пытаются половчей разъехаться со встречными повозками. А отдельные всадники вообще возле самой кромки проносятся. Привыкли.

– И никогда здесь обвалов не бывает?

– Ну как же, видишь свежий раскол в скале? Судя по всему, недавно рухнуло. Но днем здесь скосы наверняка поддерживают магией. А ночью пусть себе валится сколько хочет.

– Спасибо, успокоил, – улыбнулся Бабу. – Но все равно зря мы такой большой крюк сделали. Если бы озером двинулись, на четыре дня раньше в столицу прибыли бы.

– А ты куда-то спешишь? – удивился Кремон.

– Нет, конечно.

– Вот и я не спешу. Нам ведь сроки не указали? Не указали. К тому же хотелось сразу на Каррангарры полюбоваться. Заодно и твоя боязнь высоты притупилась, осталось только тебя в замкнутых пространствах опробовать.

В ответ на это Бабу лишь презрительно хмыкнул. Однако связанные с этим воспоминания вызвали на его лице добрую улыбку:

– Меня как-то в пятилетнем возрасте на три дня в темном подвале заперли. В наказание…

– И что?

– Да ничего, даже понравилось. И бочку квашеной капусты слопал. Ха-ха!

Кремон тоже беззаботно засмеялся в ответ, пожалуй впервые за всю дальнюю дорогу:

– Странно, что только одну!

Через два часа оба всадника уже ехали по столичным улицам, разглядывая знаменитые здания и стягивая с себя теплые одежды.

– Да здесь еще самый разгар лета! – ворчал Бабу, вытирая со лба испарину. – Или сюда зима не доходит?

– Редко. Лишь иногда сильные и затяжные бураны заметают Салию на несколько дней сугробами. А потом за считаные часы талые воды стекают в озеро. Чувствуешь, какой теплый ветерок оттуда дует?

– Ага. – Всадникам как раз открылся чудесный вид на огромный порт и раскинувшиеся за ним водные просторы. – И волны, гляди, какие большие!

– Поэтому его еще иногда называют не озером, а морем. Морем Печали. Особенно те, кто пытался атаковать Салию с той стороны.

– Неужели ни один корабль не смог добраться до порта?

– Ни один. Все лежат на дне.

Бабу о чем-то задумался, а потом спросил с большим сомнением:

– А кто же были те бесчисленные завоеватели?

– Увы! В основном подданные нашего королевства Энормия. Много веков древние короли пытались аннексировать эту территорию. Всего четыреста лет назад династии обоих королевств связались семейными узами и государства стали союзниками. Потом, правда, еще долго Спегото пытались захватить чингалийцы. Несколько раз они полностью оккупировали королевство, но столицу взять так и не смогли, хотя пробовали это сделать и со стороны гор, и со стороны озера Печали.

Кремон улыбнулся, заметив, с каким недоверием Бабу осматривает ласковые волны распростертого за портом синего великана, и смилостивился дать пояснения:

– Королевы Спегото могут создавать в озере любые течения и управлять ими. Для окончательной победы этого более чем достаточно. Но самое страшное их магическое оружие – это превращение воды на отдельном участке в леденистую взвесь. А то и вообще магически разводят воды в стороны. Тогда любой корабль падает вниз и просто разбивается о дно, и тут же его накрывают сходящиеся стены воды. За всю историю выжило всего несколько счастливчиков.

– А как они это делают? – еще больше удивился гигант.

– Вот у королевы и спросишь, ведь основные инструкции по заданию она будет давать лично. И, надеюсь, не откажет в такой сущей безделице, как посвящение тебя в главную тайну королевства.

Оба товарища хохотнули, но тут же придали своим лицам выражение должной серьезности: до главного входа в королевский дворец оставалось несколько шагов. Хотя об их прибытии знали, но добрых полчаса ушло на просмотр бумаг всеми командирами, вплоть до начальника стражи, затем на согласование места жительства с интендантом, и только потом какой-то франт в чересчур пышных одеждах с высокомерием зазнавшегося аристократа принялся инструктировать прибывших:

– Ее величество королева Спегото Дарина Майве Вторая примет вас после захода Занваля. Пока же вас проводят в выделенные вам апартаменты, где можно отдохнуть и привести себя в порядок перед аудиенцией.

– Мы вам очень признательны, – с тщательно скрываемым сарказмом поблагодарил Кремон Невменяемый придворного распорядителя и вместе со своим огромным товарищем поспешил за молодым, расторопным слугой.

Комнату им предоставили весьма скромную, одну на двоих и в самом дальнем крыле дворца. Назвать такую обитель апартаментами язык не поворачивался, но друзей приятно удивило наличие в ванной комнате вместительной бадьи с притоком горячей воды. Чем они тут же с блаженством и воспользовались, тем более что в бадье могли вольготно разместиться и четыре персоны. А когда служка принес им на подносе нечто вроде обеда, то вообще решили перекусить, не вылезая из горячей воды, попутно размышляя о предстоящей аудиенции.

– Кремон, ты слышал, как этот павлин настаивал на приведении себя в порядок?

– А мы чем занимаемся?