Юрий Иванович
Жемчужный орден

– Очень, очень красиво! – высказался Кремон, ускоряя шаг и одновременно сожалея, что не догадался оставить корзинки возле родника.

– Но запах здесь просто омерзительный. – Элиза потешно наморщила носик.

– Значит, эти ракушки дополнительно питаются какой-то гадостью. Как ты думаешь?

– Уверена. Ведь подобных им нет в озере.

– Получается, этот ваш Сторож их подкармливает чем-то особым.

Принцесса старалась бодриться, но при упоминании о неизвестном владельце логова сжалась от страха и пробормотала:

– Не вспоминай, а то услышит…

Словно в подтверждение ее слов где-то далеко позади послышался непонятный шум и скрежет, а воздух вокруг словно всколыхнулся. Молодой колдун приостановился:

– Воды не зальют проход?

– Пока я не сообщу маме о нашем выходе, вода и держащие ее стены останутся нерушимы. – Теперь принцесса уже открыто дрожала от ужаса, но видя, что ее сопровождающий остается невозмутимым, попыталась прижаться к нему.

– Прекрасно! Но все равно поспешим.

Вот только спешить больше было некуда. Прямо перед ними тоннель заканчивался округлым углублением, причем явно природного происхождения. То есть ни о каком Утерянном Пути или хотя бы продолжении этого прохода не могло быть и речи. Полный тупик.

– Что ж, зато все проверили и можем возвращаться со спокойной совестью! – озвучил очевидное Кремон, развернулся на каблуках и зашагал обратно, чувствуя, как затихшая наследница цепко держится за его локоть. «Будет что напомнить при случае, – самодовольно усмехнулся он про себя. – А то вся из себя такая горделивая, смелая и отважная. В поход рвется… Ха!»

Тоннель был длиной метров восемьсот. Когда они прошли примерно половину пути, Элиза опомнилась, воспряла духом и решила, что не с руки венценосной особе плестись сзади. Она обогнала колдуна и зашагала впереди, каждое мгновение ожидая увидеть светлое пятно выхода из тоннеля. Неожиданно ее остановило тревожное восклицание:

– Назад! Вернись!

Волна паники вновь накрыла первую наследницу, и она метнулась назад, за спину остановившегося Кремона.

– Смотри, через пятьдесят метров светящихся ракушек уже не видно, – сказал он, внимательно вглядываясь в своды тоннеля. – Их что-то закрывает… и медленно движется в нашу сторону.

Действительно, внутреннее освещение тоннеля постепенно гасло, словно стены заволакивало что-то невидимое.

– Сторож! – сдавленно выдохнула принцесса и затряслась от ужаса. Однако молодой колдун казался совершенно спокойным. Он создал огромный светящийся шар и послал его перед собой со словами:

– Ну что ж, полюбуемся сейчас на вашего Сторожа.

То, что они увидели, не могло быть плодом даже больного воображения. Заняв весь проем тоннеля, на них надвигалась чудовищная раскрытая пасть. Огромные губы терлись о камень свода и пола, подрагивая на каждой неровности. За губами шло нечто в виде сужающейся глотки, по контуру которой вращались скользкие, кровоточащие валики не то языков, не то огромных присосок. Все эти наросты располагались в несколько рядов на всем пространстве между губами, сочились кровавой кашицей и источали такую жуткую вонь, что Невменяемый не потерял сознание только потому, что успел прикрыться щитом, фильтрующим самые тяжелые дымы и запахи. Судя по вцепившимся ему в спину пальцам и еле слышному попискиванию, Элиза тоже оставалась на ногах, но не могла вымолвить ни слова.

Пока они пытались отдышаться, невиданное чудовище придвинулось еще на пару метров, что плачевно закончилось для большого шара освещения. Откуда-то из губ взметнулись два усика, хищно схватили мерцающее сияние и протолкнули его между вращающимися жерновами языков. Шар погас моментально, не раздалось ни треска, ни шипения.

– Ха-ха! – Кремон попытался изобразить беспечный смех, но это получилось у него с трудом. – Наша улиточка проголодалась и хочет кушать? Хорошо! Сейчас мы тебя покормим…

Он быстро отступил метров на десять, закрывая спиной принцессу, сконцентрировался и нанес мощнейший огненный удар прямо в сочащиеся вонючей сукровицей переплетения. Шар еще не достиг своей цели, а в другое место уже летела синяя парализующая молния. Почти одновременно прошелестела ледяная стрела, способная моментально замораживать все живое до смерти.

Каково же было удивление Невменяемого, когда все его огромные по силе удары просто растворились в пространстве! Помотав ошарашенно головой, он в панике воскликнул:

– Заливной щит! – Затем торопливо забормотал, не столько для принцессы, сколько чтобы самому собраться и сконцентрироваться: – Невероятно! Заливной щит! Он отражает атакующую магию. Второй раз в жизни мне доводится видеть такое чудо. Гандарра тоже его имела и тоже отражала все наши магические удары… Да еще и сама выпивала нашу магию. Но ведь Гандарра была во много раз больше! Не может же этот Сторож быть таким же длинным…

Постепенно отступая, Кремон создал еще два больших шара освещения, но на этот раз поместил их чуть дальше от наползающего чудовища, чтобы проворные хищные усики не могли схватить источники света.

Из-за его спины теперь слышался стук зубов, сквозь который донеслось сдавленное рыдание:

– Мы теперь погибнем?

В такой сложной обстановке молодой колдун неожиданно для себя перешел на совершенно недопустимый панибратский стиль общения.

– Ну что ты, красотка! Нас так легко не взять. Смотри, какие у нас сувениры для этой бяки!

С этими словами он повесил обе корзинки на левую руку, достал из внутреннего кармана небольшую коробочку, открыл и продемонстрировал Элизе, робко выглядывающей из-под его руки. Увидев шесть светящихся шариков, выглядевших отнюдь не солидно, девушка недоуменно протянула:

– Такие маленькие…

– Зато какие сильные! Вставай опять за мной и не выглядывай.

Обычно Кремон жалел расходовать заряды для литанры, но сейчас был не тот случай.

Привычные приготовления – и вот уже заряд, обернутый Зажигательной Паутинкой, стремительно летит в глотку приближающегося монстра. Лишь только заряд скрылся во внутренностях, Кремон, мстительно улыбнувшись, послал импульс для зажигания. К его удивлению, рвануло очень слабо и тихо, а огромный рот продолжал неумолимо надвигаться.

– Ах так! – Молодой колдун со злостью обернул Паутинкой все оставшиеся шарики и без раздумий послал вслед за первым, скомандовав Элизе: – Ложись и не бойся, если нас чем-нибудь зальет, щит не пропустит.

Принцесса свернулась калачиком на каменном полу, а молодой колдун прикрыл ее своим телом и только тогда послал импульс. На этот раз тряхнуло ощутимо, словно совсем неподалеку раздался громовой раскат, а почву качнуло небольшое землетрясение.

Так и не дождавшись фонтанов слизи, Кремон поднял голову и окаменел от ужаса: жуткий Сторож продолжал двигаться вперед! Шесть убийственных зарядов литанры не нанесли чудовищу никакого вреда, да и аппетит его ничуть не убавили.

Становиться едой Кремону совсем не хотелось. И надо же так глупо попасть в эту дурацкую ловушку для рыб! Позор!!!

Кремон резко вскочил на ноги и в бессильной ярости выкрикнул несколько ругательств прямо в приближающуюся глотку. Затем запнулся и виновато посмотрел на смертельно побледневшую принцессу. В голову полезли запоздалые сожаления, что не послушался категорических запретов и теперь погибнет не только сам, но своей самонадеянностью погубит и это прекрасное создание. А уж скандал между королевствами подымется…

Последняя мысль не дала покаянным словам сорваться с языка. Вместо него хрипло выдохнула Элиза:

– Все? Нам конец?

В ее взгляде одновременно с безысходностью сквозила такая надежда, что Невменяемый резко отвернулся и принялся лихорадочно осматриваться в поисках выхода, решив сражаться до последнего. Мысли заметались словно ураган, ища выход из положения.

«Можно пробить углубление в своде, сил у меня хватит. Туда губы не достанут! Нет… – он с содроганием взглянул на извивающиеся усики монстра. – Хотя… могу попробовать порубить их своим хостом. Буду сражаться с ними до последнего! Вот только когда этот последний момент наступит? Вряд ли нам повезет и придет помощь извне. Тут и все асдижоны со своими отрядами, и Эль-Митоланы со всего Спегото окажутся бесполезны. Значит… Надо выбивать в своде углубление!»

Кремон решительным движением вознамерился сбросить висящие у него на локте корзинки, и вдруг по всему телу пробежали мурашки от невероятной догадки. Конечно, это могло и не подействовать, но почему бы не попробовать?!

С загоревшимися от радости глазами он повернулся к наследнице:

– Элиза, придется воспользоваться плодами.

Глаза у девушки округлились, но она лишь растерянно кивнула.

– Не сомневался в твоей щедрости! Иди в самый конец тоннеля и жди меня там, – деловито приказал Кремон. – Мне нужно подобраться к пасти как можно ближе.