Юрий Иванович
Жемчужный орден

– В нашем багаже есть прекрасный рисунок, сделанный одним известным художником со слов нашего героя. Мы обязательно вам покажем, как выглядит эта прародительница Гандарра. Страшно, жутко, но в то же время потрясающе величественно.

– Ладно, посмотрим. Хоть вы и не угадали. – Дарина снисходительно улыбнулась. – В моем дворце проявился монстр похлеще – сам Кремон Невменяемый.

Выдержав эффектную паузу, расстроенная мать продолжила жаловаться:

– Он сразу же, при самой первой встрече, довел мою дочь до истерики. А ведь она так ранима, так чувствительна ко всякой грубости и несправедливости! В общем, девочка так и не уснула за ночь от расстройства. Мало того, утром она решила поприсутствовать на собрании формирующегося отряда, узнав заблаговременно о месте встречи. Но ее опять довели до нервного срыва тем, что попросту не явились на место встречи. Кремон забрал всех моих подчиненных, своих телохранителей и помощников и потащил их на осмотр тоннеля.

– Да, не совсем тактично… – согласно закивал Такос Однорукий, прекрасно понявший подноготную возникших разногласий. – Надо было хотя бы послать записку ее высочеству, предупредить о внезапном отъезде. Почему этого не сделали?

– К сожалению… – королева от собственного смущения начала сердиться, – принцесса хотела сделать им сюрприз своим присутствием, и они не знали, что она их ждет.

– Все равно бестактно. – Полковник, всегда отличавшийся язвительностью и постоянным желанием поиздеваться, вошел в раж, переходя пределы дозволенного, и барон незаметно пнул его носком сапога по голени: мол, не переигрывай! Гримаса боли на лице Однорукого уверила королеву, что гости полностью сочувствуют ее дочери, недостаточно восхваляемой другими. Поэтому она с горячностью продолжила:

– А совсем недавно, несколько часов назад, он даже не соизволил расплатиться за погром в одном из лучших трактиров, когда случайно со своими друзьями оказался за одним столом с принцессой. Да еще не просто показал свою редчайшую скаредность, а затеял бессмысленную драку с моряками, переломав при этом часть мебели и нанеся невинным парням существенные побои. А потом, пользуясь тем, что моя дочь была там инкогнито, дал хозяину заведения слово, что все расходы будут оплачены из моей казны. Каков нахал, однако?! Как можно такое себе позволять в моем королевстве?

– И что, пришлось оплатить?

– Как ни странно – да! Моя дочь подтвердила слово Кремона. Только вот почему она это сделала, я так и не поняла. Девочка опять в жуткой истерике, и от нее нельзя добиться ничего вразумительного. Мне кажется, она дала казначею распоряжение лишь ради того, чтобы в этом случае не всплыло ее имя, и без того упоминаемое слишком часто. А вот с Эль-Митоланом Невменяемым я сегодня поговорю! И нечего переглядываться между собой. Хоть вы тут мне и рассказали о нем кучу небылиц, обижать свою дочь и будущую правительницу Спегото я не позволю!

Гости благоразумно молчали, ожидая, пока разошедшаяся мамаша-владычица выпустит пар. Скорее это ее великовозрастная дочь, слывущая самой роковой женщиной в мире, может обидеть и довести до белого каления кого угодно, особенно свою озабоченную мать. Оставалось лишь посочувствовать Кремону по поводу предстоящего разговора или по возможности поддержать хотя бы своим присутствием, о чем и поторопился договориться Шеслан Тулич, добавив своему голосу понимания и сочувствия:

– Увы! Иногда большая слава может вскружить голову кому угодно. Но наставления опытной и искушенной во всех перипетиях жизни правительницы, скорее всего, воспримутся с должным почтением и уважением. Разрешите и нам поддержать ваши наущения. Пусть он получит порицание и от своих старших коллег.

– Если вы, конечно, не станете его покрывать…

– Ни в коем случае, ваше величество! – Однорукий заговорщицки понизил голос: – Опять-таки если его вина будет доказана…

– Докажем! – Королева коварно улыбнулась. – Тем более что и в моем королевстве имеются Сонные Покрывала.

Как ни странно, подобное напоминание не произвело на гостей должного впечатления. Вместо обиды или переживаний они лишь слегка обеспокоились отсутствием главного объекта своего внимания, хотя вряд ли Невменяемый за свои прегрешения перед принцессой и короной Спегото уже находился в подземельях.

– Может, мы его сразу и… – Шеслан запнулся, подбирая слово. – Начнем ругать?

Дарина Майве вновь недовольно нахмурилась:

– Так ведь он после трактира скрылся в неизвестном направлении. Точнее, просто-напросто отправился с друзьями по торговым лавкам.

– По каким?

– Похоже, что по книжным. Именно по такому следу идут мои посыльные. Ведь не буду я для розыска нескольких человек поднимать на ноги всю свою службу безопасности! Как только его разыщут, передадут приказ о немедленной явке ко мне. А вы пока можете отдохнуть с дороги.

Со словами благодарности гости принялись раскланиваться, пятясь к выходу, как того требовал этикет. Но в дверях мимо них проскользнул взволнованный секретарь:

– Ваше величество! Эль-Митолан Невменяемый уже в приемной и дожидается вашего позволения войти.

– Очень кстати! Асдижон горных егерей прибыл?

– Да, ваше величество, Бриг Лазан тоже там ждет, как вы и приказывали.

– Пусть заходят оба! – приказала правительница Спегото и обратилась к гостям: – Господа, возвращайтесь, сейчас и выясним все подробности плохого поведения вашего подопечного!

После этого Дарина Майве незаметно нервно облизнула губы и несколько раз обмахнулась роскошным веером. Похоже, она не слишком-то доверяла дочери и, прекрасно зная экспансивный характер своего чада, не была однозначно уверена в виновности знаменитого, пусть даже в очень узком кругу, героя. Чего скрывать, в душе владычица Спегото откровенно восхищалась молодым Эль-Митоланом из соседнего королевства. Но она уже торжественно пообещала дочери наказать наглеца и нахала, пусть даже нахала симпатичного и милого. Ибо еще никто до этого времени не смел открыто перечить и спорить с первой наследницей престола, а подобные прецеденты всегда чреваты неожиданными последствиями.

С такими мыслями венценосная особа уселась обратно в кресло, придав своему лицу суровое, строгое и надменное выражение. Гости сместились чуть в сторону от входа, удивляясь тому, как быстро исчезли стулья, на которых они только что сидели. Видимо, прислуга научилась угадывать все желания своей владычицы заблаговременно и молниеносно их выполнять.

Два Эль-Митолана вошли в малую приемную спокойным, деловым шагом, и было похоже, что, лишь открыв двери, они прекратили оживленный разговор. Хотя по старшинству и регалиям асдижон горных егерей должен был идти впереди, но он скромно расположился чуть сзади своего нового друга. Их изящный поклон выглядел настолько слаженным, словно они только и занимались посещениями их величеств. На лице Брига Лазана просматривалась еле сдерживаемая улыбка, а глаза открыто лучились довольством – судя по всему, он успел узнать суть дела и теперь нисколько не волновался.

Сразу же после поклона Кремон Невменяемый выжидательно уставился на Дарину Майве, ведь по этикету только она могла заговорить первой. Пауза затягивалась, хотя по задумке молодой колдун должен был сникнуть под обвинительным взглядом, занервничать и как минимум покрыться потом от страха. Но все происходило наоборот, и первая фраза ее величества получилась чуть ли не извиняющейся:

– К нам прибыли ваши знакомые, можете поприветствовать друг друга.

Наверное, она ожидала, что старые знакомые лишь кивнут головами в знак приветствия, но солидные колдуны крепко обнялись со своим молодым коллегой, словно близкие родственники. Причем делали это с таким трепетно-почтительным волнением, что королева сразу же пожалела, что не выставила их на время разговора. Эти будут горой стоять за своего кумира.

Более того, Кремон, не испрашивая высочайшего соизволения, совсем простецки познакомил своих старых друзей с асдижоном, добавив, что Бриг Лазан отличный парень и профессионал в своем деле. От таких рекомендаций и рукопожатий, которыми обменялись мужчины, сердце Дарины Майве кольнуло непонятной ревностью. Как же они так быстро подружились?

Поэтому в следующую фразу она постаралась добавить сухости и канцеляризма:

– Эль-Митолан Невменяемый, отчитайтесь о сегодняшнем дне! Особенно меня интересует ваша щедрость за счет моей казны.

Кремон напустил на себя благочестивый вид, выражая величайшее почтение, и начал свой рассказ с отрицания очевидного:

– Никогда бы не посмел распоряжаться деньгами, которые не принадлежат мне лично! Дело в том, ваше величество, что сегодняшняя щедрость была оказана не мной, а наследной принцессой Спегото. Именно она проявила сегодня истинную заботу о своих подданных, не преминув при этом уникальным образом проверить лояльность простых жителей вашего королевства.

Королева в недоумении наморщила лоб:

– Как это?

– О, ваша дочь сегодня была воистину величественна! – Невменяемый с восторгом прикрыл глаза и молитвенно сложил ладони перед собой. – Начну с того, что она решила довольно изысканным способом проверить честность, отвагу и готовность к самопожертвованию своих подданных. Для этого она стала подавать сигналы самой многочисленной и мощной группе посетителей трактира. Жестами она сообщила им, что она несчастная девушка и что ее похитили, а теперь принудительно таскают за собой. Затем она попросила освободить ее на любых условиях. Естественно, молодые парни сразу же прониклись негодованием и бросились спасать прекрасную незнакомку. При этом они не подумали о смертельном риске нарваться на колдуна или воинов, обладающих наивысшей способностью убивать. Сражались моряки отчаянно, не щадя своего живота, тем самым доказав ее высочеству, что в Спегото всегда есть решительные и отважные люди, способные грудью встать на сторону, обиженных и бесправно ущемленных.

– Значит, вы играли роль нехороших злодеев? – хмыкнула королева. – И договорились об этом заранее?

– Что вы, конечно нет! Эту сцену придумала принцесса исключительно на ходу, никого не поставив в известность. Нам пришлось спонтанно подыгрывать ей по ходу дела. Естественно, она не могла потом встать и во всеуслышание похвалить особо отличившихся бойцов и пообещать им щедрую награду… Поэтому это сделал я с ее молчаливого согласия.

Владычица Спегото подавила готовый вырваться стон, тяжело вздохнула и спросила уже больше по инерции:

– Как же отнеслись к этому моряки?

– С большим пониманием! – усердно закивал Кремон. – Перед уходом я им вкратце обрисовал ситуацию, что таким образом иногда проверяются и выявляются самые преданные короне люди. Посоветовал им и в дальнейшем блюсти все законы королевства, собственные высокие нравственные устои и всегда защищать слабых и обиженных. Уверен, их патриотизм теперь удесятерится. А после пересказов по всей столице сегодняшнего события в трактире лояльность к короне поднимется еще на одну ступеньку. А если бы они еще и знали, что их подвиги лицезрела первая наследница престола, то тогда их энтузиазм…

– Хватит! – грубовато перебила Дарина молодого колдуна. – О внутренней политике есть кому беспокоиться и без вас. Отчитайтесь лучше о проделанной работе по вашему главному заданию!

Невменяемый лишь виновато развел руками:

– Пока хвастаться нечем. За одни сутки ничего выяснить не удалось.

– Тогда занимайтесь этим постоянно, не отвлекаясь на развлечения ее высочества.

– Слушаюсь, ваше величество.