Юрий Иванович
Невменяемый колдун

– Господин Хлеби! Молодым жеребятам надо много места. Они и так ютятся в немыслимо плохих условиях!

– Ну, так уж и плохих…

– Конечно! Для их развития необходимо пространство. И чем больше, тем лучше! И не забывайте: в ближайшие дни ожидается еще пополнение. Так что советую продать похасов срочно! Прямо сегодня. Я схожу к старосте, и до обеда мы все организуем.

– Как у вас все быстро делается!

– А как вы думали? Люди уже давно ждут похасов и рассчитывают на существенное подспорье в хозяйстве. Они готовы хорошо заплатить и совсем не против, если мы и дальше будем продолжать селекцию и укрепление выведенной породы.

– Значит, сегодня? И сколько ты наметил на продажу?

– Восемь. Ну и шесть гужевых, как раньше планировали.

– Ох! – тяжело вздохнул хозяин замка. – Как бы нам потом не пришлось пожалеть. Ведь похас – самое проверенное и надежное ездовое животное. Как вспомню, в какие трудные места мы на них добирались в молодости. А когда мы служили на границе…

– Кг-кгм! – Коперрульф деликатным кашлем оборвал ненужные воспоминания. – Господин Эль-Митолан, вы же сами прекрасно знаете: за лошадьми – будущее!

– Думаешь? А мне некие силы приоткрыли совсем другие знания. И лошади в весьма недалеком будущем, возможно, будут заменены гораздо менее приятными штуками… – Хлеби заметил, что Кремон наконец-то насытился и с затуманенными глазами откинулся на спинку стула. – Хорошо! Продаем! Осталось только утвердить цену.

– Цена! – воскликнул скептически усатый капитан в отставке. – Наши красавцы стоят гораздо больше, чем триста тридцать и шестьсот стасов!

– Но мы будем исходить из средних цен! – твердо возразил хозяин.

– Значит, вы хотите продавать гужевых за триста, а ездовых по пятьсот пятьдесят?

– Выходит, что так. Примерно десять процентов сбрасываем. Но зато все похасы останутся под боком!

– Да они бы и так остались, – Коперрульф так расстроился, что едва не всхлипнул. – Вы же чуть ли не тысячу стасов теряете!

– А тебе-то что? Деньги-то мои! – Эль-Митолан засмеялся и дружески похлопал своего дворецкого по плечу. – Может, мы сейчас немного потеряем, зато потом вернем сторицей.

– Ага, потом! Да мало ли что потом может случиться?

– Вот именно! Может, мы еще и обрадуемся, что так выгодно продали. Все! Не горячись! Иди в поселок и обо всем договаривайся. – После этих слов хозяин встал, давая понять, что обсуждение текущих дел окончено. За ним поднялись и все остальные, поблагодарив тетушку Анну за превосходный завтрак. – А мы с господином Кремоном пройдем в мой кабинет и побеседуем с глазу на глаз. И пока мы сами не спустимся вниз, прошу нас не беспокоить. – И он ладонью указал Кремону на лестницу.

В кабинете они уселись напротив друг друга в два глубоких кресла, и Эль-Митолан начал без предисловий:

– Раз вы пришли сюда, значит, согласны ответить на все мои вопросы честно и открыто?

– Да!

– В том числе и под Сонным Покрывалом?

– Да!

– И не боитесь, что выйдут наружу ваши плохие поступки или деяния?

– Вряд ли! Ничем предосудительным я в своей жизни не занимался, – Кремон на минутку задумался. – Разве только всплывет нечто из моих детских шалостей, в которых меня в свое время не уличили? Так это не страшно: я бы и сам признался. Хоть… и со стыдом. Да и вам какой смысл интересоваться такими мелочами? Да еще потом кому-то рассказывать?

– Конечно, никакого смысла. Хочу только предупредить: кое-какие подозрения в вашу сторону у меня имеются.

– Тогда быстрей спрашивайте. Надеюсь, что мои ответы развеют все ваши сомнения и опасения.

– Начнем без Сонного Покрывала, – решил наконец Эль-Митолан. – Потом, если сомнения останутся, я их проверю повторными вопросами.

Гость в ответ только утвердительно кивнул головой, и хозяину замка подспудно захотелось не разочароваться в этом симпатичном и открытом молодом человеке. Он настроил свое внутреннее восприятие на его эмоциональный фон и сразу заметил добровольное желание к сотрудничеству у собеседника. Если бы тот стал врать или увиливать от прямого вопроса, Хлеби распознал бы это и без магических средств и раритетов стационарной активности, к которым и относилось Сонное Покрывало.

– Как тебя звать?

– Кремон.

– Ты любишь вишневый компот?

– Обожаю!

– Имел ли ты своего коня?

– Не довелось.

– Как зовут твоего отца?

– Дарел.

– Сколько тебе лет, в том числе и неполных?

– Двадцать четыре года и семь месяцев.

– Ты любил женщину?

– Скорей нет, чем да.

– А сексом со сколькими занимался?

– Мг-м… – короткая пауза в ответе. – С шестью.

– В каком возрасте это случилось впервые?

– В шестнадцать.

– Ты Эль-Митолан?

– Нет. Увы! Не получилось…

– Умирая от голода, ты сможешь зарезать похаса?

– Наверное…

– А человека?