Юрий Иванович
Невменяемый колдун

Но вместо седого Берки ответил молодой Эль-Митолан:

– А он жениться собрался. Вот только сомневался: как это лучше сделать. Совета у меня спрашивал…

– И что?

– Почему же не помочь хорошему парню? От всей души поговорили, направил я его, – при этих словах Кремон многозначительно посмотрел на старосту, – на путь истинный. Вот он и пошел дарить Лирне колечко и делать предложение.

– Значит, они с Лирной… – Лицо Хлеби разгладилось от понимания ситуации. – Я и не знал! Не слишком ли рано?

Берки пожал плечами:

– А разве нас будут спрашивать? Мы в их годы уже имели по двое-трое детей. Или это может помешать?

О чем он спрашивал, никто так и не понял. Тем более что и протектор ответил весьма расплывчато:

– Поживем – увидим.

В замок вернулись уж поздней ночью. Довольные, сытые и расслабленные. Даже домоправительница охала и придерживала руками отягощенный чрезмерным питанием живот. Лишь при ярком свете гостиной она рассмотрела синяк у Кремона и удивленно воскликнула:

– Ой! Что это?

– Надо же! – запричитал и Хлеби. – И неприятно, и вид портит… Где-то у меня была мазь: подобные гематомы за пять минут выводит.

И столько в его голосе слышалось сочувствия и переживания, что Кремон купился и спросил с надеждой:

– Есть такая мазь?

– Конечно! Каждый волшебник должен иметь такое средство в запасе.

Парень уже собрался было просить чудодейственное средство, но взглянул на тетушку Анну и осекся. Та знала своего племянника просто отлично и сейчас смотрела на него с таким сарказмом, что стало понятно: не будет для ученика никаких быстро заживляющих лекарств. А Хлеби, так и не дождавшись просьбы, все-таки высказался:

– Но мазь мне надо экономить для более важных случаев! Заодно проверим регенерирующие свойства твоего организма. Ведь на этой неделе тебе предстоят очень тяжелые испытания, при которых и травмы получить можно, что весьма нежелательно: весь учебный график пойдет насмарку.

– Ха! – беззаботно отмахнулся Кремон. – У меня в детстве даже перелом за неделю сросся.

– Нельзя детство сравнивать с курсом молодого Эль-Митолана! – назидательно молвил Хлеби. – Это тебе не в песочнице играться. И с понедельника ты со мной согласишься.

Уроки выживания

Действительно, с понедельника возражать не было ни малейшего смысла. Да и желания. Да и времени. Потому как теперь молодого Эль-Митолана тренировали в боевом искусстве сразу два преподавателя.

К хозяину замка присоединился господин дворецкий. И они по очереди отходили в сторону лишь по своим якобы очень срочным делам, а на самом деле посидеть в прохладе салона, попить прохладительных напитков, а то и чуток подкрепиться. Да и понаблюдать в окошко внутренний двор, где Кремона учили отражать самые опасные и коварные удары меча, алебарды, топора, булавы, да и любого другого вида оружия. Если у молодого ученика что-либо не получалось, показывали ему ошибки в замедленных движениях. А затем часами наращивали темп порой одного и того же движения. При этом обучающий добивался от Кремона полного автоматизма в действиях, обращая внимание даже на такие мелочи, как движение ступни противника, отведенный локоть или смещение центра тяжести. Лишь только определенная часть тела начинала смещаться, готовя оружие для удара, Эль-Митолана заставляли в ту же тысячную долю секунды предпринимать контрмеры.

Затем во двор выходил отдохнувший напарник по наставничеству и продолжал занятия с новой силой.

Хорошо хоть Кремон и так к своему возрасту считался одним из лучших бойцов родного района в столице. Там его славно погоняли в свое время. Но больше всего помогало личное желание стать лучшим и непобедимым. Ведь предстояло сражаться с самой большой опасностью для человека – драконами. Поэтому в Агване Кремон показал все, на что был способен, и даже немножко больше. И был весьма удивлен, когда ему стали преподавать массу нового, до сих пор незнакомого мастерства. И нельзя было сказать однозначно: кто же более артистически справляется с любым видом оружия и ставит против него непревзойденную защиту. И протектор, и дворецкий по всем признакам сражались с одинаковым и воистину совершенным мастерством.

Не ожидавший такого высокого класса, в первую очередь от отставного капитана, Кремон во вторник все-таки нашел в себе силы поговорить на эту тему во время обеда, на который великодушный Хлеби отводил целый час и о чем скорей всего побеспокоилась тетушка Анна. Сам хозяин замка во вторник не обедал, и молодой Эль-Митолан приступил к прямым расспросам:

– Господин Коперрульф! Вы меня прямо-таки загоняли сегодня! А ведь дядя Кралси разрешал мне тренироваться среди королевских гвардейцев. И мне там не попалось ни одного бойца, мастерство которого сравнилось бы с вашим. А посему вполне справедливый вопрос: как произошло, что капитан, владеющий невероятно высоким искусством боя, оказался в отставке?

– Хм! Это очень длинная история… – со вздохом буркнул дворецкий.

– А я ведь только первое ем! Обед едва начался…

– Значит, ты будешь есть, а я голодать и рассказывать?

– Зачем волноваться по пустякам! – забегала вокруг мужчин всполошенная домоправительница. – Насыщайся спокойно! Вот и грибы твои любимые – целая ваза. Как тебе запах? А давай я сама расскажу твою историю? Не хуже, чем у тебя, получится.

Коперрульф блаженно заулыбался, учуяв запах жареных грибов, и милостиво согласился:

– Рассказывай! Раз господин Хлеби не запрещал…

– Мне кажется, там и нет ничего запретного. Да и не для всеобщей огласки разговор. Ты бери еще суп с фрикадельками! – Тетушка большим половником щедро навалила Кремону в тарелку добавки, чуть ли не сплошь состоящей из аккуратных шариков проваренного фарша. – Правда, вкусно? Не разговаривай во время еды! А по поводу нашего бравого военного, его история заслуживает подробного освещения.

Тетушка Анна уселась на свое место напротив мужчин и стала рассказывать:

– Когда племянничек уговорил меня сюда приехать, дворецкий уже вовсю здесь командовал, и мне даже пришлось с ним чуть ли не драться за свои права. Такой он шустрый стал и всюду распоряжаться хотел… Кому сказано: не разговаривать во время еды?.. А ведь за два года до меня он прибыл в поместье чуть ли не на костылях. Пострадал он на королевской службе. Будучи в то время в звании лейтенанта, попал в страшную потасовку на каком-то весьма секретном и опасном задании. Да так пострадал, что вынесли его товарищи только чудом из такого места, о котором он до сих пор и вспоминать не хочет. И наибольшую рану он получил в ногу, возле колена. Как с ним королевские Эль-Митоланы ни мучились, ничего сделать не удалось. Едва ли не беспомощным инвалидом сделался. Указом королевским ему присвоили капитанское звание да на пенсию и отправили. Любой мог бы доживать свой век безбедно, да не таков наш Ганби… Что? Первый раз его имя услышал?.. Не любит он его почему-то. Но иногда мы себе позволяем так к нему обращаться по-дружески.

Заметив на себе удивленный взгляд Кремона, Коперрульф разрешил:

– Ладно! Можешь и ты ко мне так обращаться. Только не при посторонних.

– А почему?

– Провинция Ошакли, откуда я родом, наводнена Коперрульфами. Но вот имя Ганби принадлежит лишь одному роду, о котором вспоминать мне сейчас не хочется. Может, когда-нибудь я тебе и поведаю страшную историю этого имени, но сейчас мы слушаем другой рассказ.

– Молча слушаете – и хорошо кушаете! – Домоправительница подала весьма внушительную пиалу: – Подливку бери к грибам. Ага! Вот, значит, наш Ганби и решил во что бы то ни стало свою ногу восстановить. И чуть ли не все королевство объехал в поисках хирурга, который бы взялся его на ноги поставить. Но никто за такую сложную операцию браться не рисковал. Лишь горько качали головами да ссылались на легенды о том, что лишь маленькие таги своими волшебными пальчиками могут творить подобные чудеса. Но ведь таги в Энормии не живут! Вот потому и отчаялся Коперрульф и запил горькую, проклиная свою судьбу и жизнь калеки горемычную. Сам он мне признавался, что в нетрезвом виде мысли ему в голову плохие приходили о ненужности существования и тому подобная чепуха. А тут как раз о нем узнал мой племянник. Его в то время королевским указом сюда отправили. И он усиленно искал такого профессионала, как наш отставной капитан. Встретились они, поговорили, Коперрульф посмеялся над таким предложением и… поехал сюда для осмотра. Здесь его усыпили одной ночью и провели обследование…

– В подвале? – не выдержал заинтригованный Кремон.

– Где же еще?! – фыркнула домоправительница. – Только там таинственные друзья с Хлеби и общаются. Наверняка они и коленку Коперрульфу осматривали. И сразу же пообещали, что проведут операцию по древним и таинственным методикам. Ко всему прочему племянник пригнал табун лошадей для селекции. А отставной капитан в лошадях души не чаял. Без всяких других условий Ганби на радостях согласился служить в поместье дворецким – хоть до конца жизни.

– И нисколечко не жалею! – Коперрульф откинулся на спинку стула и удовлетворенно погладил себя по животу. – Здесь просто здорово!

– Через месяц сделали операцию. Опять-таки – в подвале. А еще через два месяца главный маршал Агвана приступил к усиленным тренировкам. Насколько он восстановился – можешь судить сам.

– Да! Мне такого мастера еще видеть не доводилось! – признался Кремон. – Я хоть намного моложе, но тягаться в искусстве боя пока не могу.

– Это еще не все! – Анна с заговорщицким видом перешла на шепот: – Я подслушала их разговор утром, перед завтраком, пока ты бегал вокруг замка. – Она оглянулась на дворецкого, но тот явно не возражал против того, что домоправительница собиралась разгласить. И она продолжила: – Хлеби говорил, что нагружать тебя сразу полностью не следует. Достаточно и половинной нагрузки. И лишь к концу третьей недели они тебя возьмут в оборот полностью.

– Половина?! – расстроенный ученик повернулся к Коперрульфу, который довольно шевелил усищами: – Издеваться над маленьким решили?

– Зато быстрей вырастешь! – дворецкий налил себе огромную кружку кваса и стал пить, пряча за ней растерянный взгляд. Ведь нельзя сейчас хвалить ученика и рассказывать ему, что другие молодые Эль-Митоланы падают с ног лишь от одной десятой тех нагрузок, которые положено выдерживать к концу всего курса. Да и сам курс рассчитан месяца на четыре. Но гонять Кремона на таких низких оборотах – значило делать парню явные поблажки. Потому Хлеби решил форсировать занятия, будучи уверен в прекрасном состоянии ученика. Добавив:

– Скоро он нас обоих начнет побеждать. Что тогда делать станем? Глянь, как у него синяк зажил: один день, и даже следа не осталось. Мне кажется, он точно так же и свои мускулы регенерирует. И спит вроде несколько часов, а с утра из него дурная энергия так и выплескивается…

– Как же он так успевает? – поинтересовался тогда дворецкий у хозяина замка.