Юрий Иванович
Невменяемый колдун

– У них…

– Почему же они ею не пользуются? Ведь среди колабов нет магов, воспринимающих тайны мироздания!

– В том-то и дело, что есть! – Хлеби для усиления сказанного даже поднял вверх указательный палец. – Мало, но есть. Вот только рождаются они по чистой случайности. Точно так же, к примеру, как и среди людей. Только намного реже. А главный парадокс заключается в том, что воспользоваться Сферой колабам… не дано!

– Как так?! Почему?

– Потому что Сфера производит Настройку лишь в том случае, если ее надевает на голову молодой особи Эль-Митолан возрастом не менее ста лет. И – что очень важно – двумя руками одновременно.

– Понял! Ведь у колабов нет головы…

– Ха! Как ни странно, нечто ее заменяющее, определенный, что ли, центр у колабов есть. Если Сферу возложить именно на это место, то Настройка будет произведена.

– Аа, – догадался Кремон. – Значит, вся проблема колабов в их коротких руках?

– Вот именно! – с довольной улыбкой подтвердил наставник. – Ведь руки у них находятся на противоположных торцах их цилиндрического тела. А согнуться им удается лишь отчасти. И даже при боевой трансформации рабочие конечности находятся на расстоянии одного метра от друг друга. Лишь младенцы и юные особи колабов способны свернуться рогаликом и схватить себя одной рукой за другую.

– А если они помогут друг другу?

– Нет! Сфера включается, замыкаясь только на одного Эль-Митолана.

– Но ведь им может помочь кто угодно! – вдруг додумался Кремон. – И таги, и сорфит, и дракон…

Не дождавшись продолжения, Хлеби саркастически хмыкнул:

– Договаривай уже: и человек! Раньше как-то до этого не доходило, слишком уж у колабов репутация была мерзкая. Даже драконы не желали с ними иметь ни малейших отношений. Но вот в последнее время, похоже, появились предатели – количество магов среди колабов стало резко расти. И хочу тебе открыть большой секрет: именно это и является моей самой большой головной болью.

– Значит… Именно поэтому вы здесь и находитесь?

– Конечно, не только! Но и этот вопрос надо кому-то решать.

– А что нам до далекой Ледонии колабов?

– Все относительно! Кремневая Орда колабам не нужна. Царство Огов уже и так под их номинальным управлением. Баронство Радуги ради лишней монеты для них еще через свою территорию дорогу проложит. Остается только наше направление. Ведь после того, как катки колабов прокатятся по Сорфитским Долинам, просторы Энормии станут для них самым лакомым и соблазнительным угощением. И нам лучше поддержать потенциального союзника.

– Вряд ли люди захотят тесно сотрудничать с сорфитами и тагами.

– А вот это уже наша задача: провести среди жителей королевства определенную кампанию агитации за мирное сосуществование и ускоренное развитие отношений с соседями во всех направлениях. Для этого уже написаны нужные книги, придуманы специальные спектакли и кукольные представления. С ними уже по всему королевству разъезжают труппы артистов. Началась и активная дипломатическая деятельность. По всем расчетам, к тому времени, когда колабы создадут внушительную армию Эль-Митоланов, наши государства легко смогут совместно противостоять любой агрессии.

– Вот, значит, какие дела разворачиваются… – задумчиво протянул Кремон. – Значит, со временем Агвану или его окрестностям предстоит стать центром всех отношений между двумя государствами?

– Центром – вряд ли! Для этого больше подходит город Могевар на реке Юзва. Тут ведь даже судоходство может сыграть на руку местным жителям. Но и мы не собираемся плестись в отстающих. Поэтому смена статуса Агвана – самый лучший выход для решения предстоящих проблем. Через пять лет здесь вырастет добротный город. Через десять – Агван имеет все шансы стать крупнее Лиода. А при благоприятных обстоятельствах – и в несколько раз крупнее.

– Ну и планы у вас – грандиозные!

– Но ведь осуществимые?

– Вас послушать – так вполне! – согласился молодой Эль-Митолан. – Только вот все ли жители поселка захотят менять свой привычный уклад жизни?

– А они и не заметят! – Хлеби встал и подошел к окну. – Смотри: только за десять лет поселок разросся вчетверо. Надо лишь незаметно подталкивать людей в нужном направлении, и со временем они сами будут считать, что хотели прогресса изначально. – И затем без всякого перехода продолжил: – Обед как обычно, но весьма легкий. Ведь в поселке тоже неудобно отказываться от угощений. Ну и за четверть часа до назначенного времени выезжаем. Я с тетей еду в карете. Коперрульф – на своей Полночи. А ты?

– Только на Торнадо!

Заметив, с какой горячностью вставший рядом ученик высказался о своем вороном, Хлеби покрутил головой:

– У тебя даже глаза загораются, словно два фонаря, когда ты об этом забияке вспоминаешь. Неужели и вправду так подружились?

– Хотите взглянуть? Только надо выйти на минутку во внутренний двор.

– Ну, идем.

Лишь только они вышли из служебных дверей замка, Кремон оглушительно свистнул, и оба Эль-Митолана замерли в ожидании. В ответ тут же раздалось приглушенное расстоянием, но тем не менее явно требовательное ржание. А через две минуты из ворот конюшни вылетел спешно оседланный Торнадо и на бешеной скорости помчался к своему хозяину. Хлеби при таком зрелище невольно сделал два шага назад. А Кремон просто закрыл глаза и с трепетом выставил вперед руку с кусочком мармелада. Казалось, вороной сейчас снесет парня, но в последний момент он резко затормозил, чуть ли не садясь крупом на землю и обдав обоих колдунов облаком пыли. Тут уж и хозяин замка поневоле сморгнул. А когда вновь сфокусировал взгляд на своем воспитаннике, то увидел, что тот одной рукой гладит Торнадо по шее, а второй достает из кармана очередную порцию угощения.

– Все равно хулиганом остался! – проворчал Хлеби и получил в ответ насмешливое фырканье, что напомнило ему о намерении провести повтор одного эксперимента. – Мне кажется, этот конь особым чутьем, или как это назвать, владеет. На следующей неделе мы обязательно проверим.

Праздник «Посевной» проводился с неожиданным для такого небольшого поселка, как Агван, размахом. Особенно поражало количество людей на центральной площади и прилегающих к ней улицах. Мало того, что собрались все обитатели близлежащих хуторов, так еще и гости из других поселков приехали целыми обозами. И наверняка все родственники жителей Агвана, которые в последние десятилетия обосновались в дальних местах, таких как города Могевар, Лиод и даже Сикони. Да что там уездные центры! Как потом похвастался староста: девять человек из самой столицы не поленились проделать такой далекий путь и проведать землю своих предков.

Видимо, благодаря тому, что все знали почти всех, атмосфера праздника дышала неким особым чувством радостного единения, семейственности и душевной теплоты. Любой человек, оказавшийся в любом месте праздника, сразу же находил с кем поговорить, пошутить, выпить и закусить. Или подключиться к всевозможным турнирам и соревнованиям, где можно было похвастаться своими силой, умением, ловкостью и сообразительностью.

Столы с угощениями, палатки со сладостями, навесы с выпивкой и закуской стояли рядами, островками или красочными вкраплениями среди бурлящего людского водоворота. Причем если возле поселковой управы находилась масса таких мест с совершенно бесплатным угощением, то это совсем не значило, что народ стремился только туда. Наоборот, многие, особенно мужчины, больше проталкивались к навесам, где продавали лучшие сорта выпивки и пахло готовящейся прямо на углях закуской.

Но наибольшее скопление жителей и гостей наблюдалось вокруг странного витого сооружения из железа, которое Кремон с недоумением рассматривал еще при первом своем мимолетном знакомстве с поселком. Именно там находился внушительный помост, на котором староста терпеливо дожидался протискивающуюся с большим трудом сквозь толпу карету. В конце концов протектору пришлось выйти из застрявшего между торговыми точками транспорта и, поддерживая под руку свою домоправительницу, идти пешком к помосту. Дорогу им прокладывал громкими криками одетый в блестящие доспехи главный страж поселка Коперрульф. Его любимая лошадь Полночь тоже была задрапирована рыцарскими доспехами, но умудрялась при этом еще и подпрыгивать вместе с тяжеленным всадником и с показным бешенством грызть удила. Скромно одетый Кремон завершал квартет почетных гостей праздника на своем Торнадо. Причем конь вел себя так спокойно и важно, что не реагировал даже на непроизвольные похлопывания по шее и по бокам восхищенных знатоков. Видимо, весть о самом красивом скакуне давно опередила его появление на празднике.

Когда все взошли на помост, гомон на площади почти стих, и сотни лиц повернулись в их сторону. Старший Эль-Митолан подвластным только ему умением усилил свой голос, так что не напрягаясь сумел донести каждое слово до всех слушателей.

Долго он не говорил. Лишь поздравил народ с праздником да объявил о том, что собирает под свои знамена специалистов для грандиозного строительства, не вдаваясь при этом в конкретные подробности. А затем указал рукой на перекрученные и переплетенные полосы железа, которые манили к себе своей загадочностью и странностью всех уже не одну неделю.

– В честь этого праздника сегодня открывается новый аттракцион, который мы построили на собственные средства и собственными силами. Подобного развлечения не существует во всем мире. Кроме одной таинственной страны.

На раздавшийся гомон удивления Хлеби ответил с довольной улыбкой:

– Так мне, по крайней мере, объясняли изобретатели этого чуда. Но с сегодняшнего дня все желающие смогут пользоваться этим аттракционом за весьма умеренную плату. Ведь однозначно: огромные затраты на его сооружение должны постепенно окупаться. Поэтому прошу готовиться всех желающих: сегодня наше новшество будет работать бесплатно. Прошу первых добровольцев!

Народ вокруг помоста затих и лишь переглядывался между собой. Тогда Хлеби отправился к широкой приземистой тележке, которая стояла с внутренней стороны платформы на двух тонких, с определенным рельефом полосках стали. Такие же полоски пронзали все строение во всех направлениях и под разными углами. Кремону тоже пришлось отправиться за учителем, услышав лишь краткий приказ: «За мной!»

– В обязательном порядке надо сесть, – все свои пояснения главный протектор Агвана сопровождал конкретными действиями на молодом Эль-Митолане. – Затем пристегнуться вот этим широким поясом. Руками надо крепко держаться за вот этот поручень. И, забыв про страх, получать удовольствие! Сейчас мы вам это продемонстрируем!

Он уселся на вторую скамью сзади и тоже произвел нужные манипуляции со страховкой. А затем сделал отмашку стоящему сбоку человеку. Тот тут же скрылся под помостом, и послышался шелест механического привода. В следующий миг тележка резко дернулась и довольно резво побежала по стальным полоскам, резко вильнула в сторону, а затем, еще более неожиданно, стала чуть ли не вертикально ползти в гору.

Ничего не соображающий Кремон почувствовал странное сжатие в желудке и необычную дурноту. Но в тот же момент сзади послышался яростный шепот:

– Не вздумай бояться! И не вздумай со страха наградить всех здесь присутствующих поносом! И не вздумай применить свою силу для остановки тележки! Тебе это раз плюнуть. Даже непроизвольно. Сосредоточься только на удовольствии! Поверь мне: здесь вполне безопасно. Я ведь тоже не собираюсь применять магию. Так что… держись!

При последнем пожелании учителя Кремон успел подумать: «Раньше следовало мне рассказать об этом чуде! Тогда я бы… – В этот момент тележка достигла наивысшей точки всего сооружения и стала опасно наклоняться вперед. – Я бы тогда ни за что на праздник не явился!..»

На первом спуске сердце молодого Эль-Митолана не билось. Но дикий вопль восторга, который исторгнул сидящий сзади наставник, неожиданно привел его в чувство, и на следующем взлете он понял суть этого удовольствия: мчаться, словно ветер, и радостно кричать! Но лишь только он собрался выдать что-то залихватское, как тележка на всей скорости вильнула в сторону и стала ввинчиваться вниз, словно в воронку, и из горла вместо крика вырвался какой-то непонятный писк. Зато уж на третьей дуге спуска молодые легкие вытолкнули из себя застоявшийся воздух вместе с торжествующим воплем.

Когда тележка вернулась на старт, оба Эль-Митолана встали со своих мест раскрасневшиеся, но с такими довольными улыбками, что со всей площади раздались крики поощрения и аплодисменты. Теперь отовсюду смотрели лишь в их сторону. Были забыты и выпивка, и соревнования, и важные беседы.