Юрий Иванович
Невменяемый колдун

– А у нас будет! Надо же чем-то занять подрастающее поколение? Пусть совершенствуют свое тело, а не бездельем маются. Да ведь туда и не только молодежь устремится?

– Еще бы! Да за вас теперь люди глотку любому перегрызут! – Берки едва не подпрыгивал на месте от возбуждения. – И многие помощь в строительстве окажут посильную. Так что построим в рекордные сроки! Не надо будет даже много рабочих нанимать.

– Рабочих придется все равно приглашать. И первый построенный многоэтажный дом на некоторое время станет их общежитием. Ведь и фабрику, и дома, и комплекс должны строить высокопрофессиональные специалисты.

– Конечно, но и мы ведь тоже можем помочь.

– Обязательно! Для себя же будете стараться. А вот по поводу увеличения численности населения… – Хлеби сделал внушительную паузу и продолжил с нажимом в голосе: – Мне лично подобным заниматься недосуг, поэтому с сегодняшнего дня вся ответственность за благоприятный семейный климат в Агване ложится на ваши плечи, господин… мэр! Мы находимся на границе! Пусть границе мирной и спокойной, но я поставлен здесь для усиления нашего королевства. Поэтому не потерплю насильников, преступников и прочей подобной мерзости на вверенном мне участке. О каждом подозрительном или нечестном человеке докладывайте мне лично, господину Кремону или все тому же начальнику стражи Коперрульфу. И не запускайте это дело. Можете сразу же подобрать себе в помощники проверенных и надежных людей. Из них впоследствии сформируем боевую охранную дружину. На постоянной основе и с оплатой их труда из бюджета города. Все понятно?

– Еще бы! Я и сам о таком мечтал, да не осмеливался просить. А вот по поводу подозрительных, так они уже имеются. Вот эти три человека… Здесь же краткие характеристики на них и основные высказывания, по которым можно засомневаться в их лояльности.

Хозяин замка развернул протянутый ему лист бумаги и бегло прочитал несколько строчек.

– Ага… так-так. Вот оно, значит, как… Лаен и… Ладно! Я их всех проверю при первом же удобном случае. Если подозрения подтвердятся, даже допрошу под Сонным Покрывалом. У меня они не побалуют! Значит, у вас все?

– Да, господин Эль-Митолан.

– Тогда у меня лишь два приказа. Как мы и планировали раньше, вы двое отправитесь с караванами в Лиод и Пладу. В среду. Как обычно – с самого утра. Скорей всего это будут ваши последние поездки подобного рода. Связь у меня отлажена окончательно, и теперь мы будем лишь встречать караваны со всем заказанным мною.

– Наконец-то! – вздохнул с облегчением Берки. – Ведь столько времени уходит на эту дорогу.

– А мне столица нравится! – бесхитростно улыбнулся Бабу. – Жалко, что сопровождать грузы больше не придется.

– Ничего! Скоро у нас не хуже, чем в столице, будет. Да это и не значит, что с некоторыми заданиями я перестану посылать надежного человека в Пладу, – пообещал хозяин замка и встал, давая тем самым понять, что встреча закончена. – Все текущие вопросы решайте в обычном порядке. Ты, Бабу, послезавтра вечером явишься ко мне на ужин для подробной консультации. В этот раз у тебя будет гораздо больше заданий. Всего хорошего, и до встречи на празднике.

Когда гости вышли из зала и дверь за ними закрылась, Хлеби расслабленно откинулся на спинку стула и весело подмигнул молчащему Кремону:

– Ну что, понял причину своего здесь присутствия?

– Понемногу начинаю понимать. Может, к вечеру попробую сформулировать ответ на ваше задание. Но вот если бы вы мне еще и помогли… – И молодой Эль-Митолан красноречиво посмотрел на лежащую перед ним стопку денег. Такой суммы ему ни разу в жизни видеть не доводилось, и она его будоражила гораздо больше, чем преобразование поселка Агван в город. И более чем неясные намеки на свой возможный пост протектора этой приграничной местности. И даже больше, чем отказ его учителя от вполне законного подношения, которые практиковались в подобных ситуациях, когда оберегающий своих подданных Эль-Митолан не слишком-то обременял народ налогами.

– Если признаться честно, – коротко хохотнул Хлеби, – я сам не ожидал такого подарка. А то бы придумал, возможно, что-то более оригинальное и полезное.

– Не скажите! Вряд ли что может перекрыть оригинальность строительства целого комплекса, который и в столице-то считается роскошью.

– Поверь, есть более нужные направления вложения денег на данный момент. Но с другой стороны: рост моей популярности в народе впоследствии даст мне безоговорочную его поддержку.

– Они готовы и так поддерживать вас во всем. – Кремон позволил себе вежливо улыбнуться, глядя, как Хлеби аккуратно вновь заворачивает сверток.

Наставник отрицательно мотнул головой:

– А вот и нет! Эти деньги мне поднесли по той причине, чтобы и дальше закрывал глаза на определенные правонарушения. И компанию этих правонарушений возглавляет не кто иной, как староста Берки.

– Странно! – удивился ученик признанию своего учителя. – Вроде он похож на честного и порядочного человека.

– А он таким и останется. Вопрос состоит в том, что считать правонарушением. Если смотреть со стороны коренных жителей, то они во все времена своей истории занимались собирательством и им подобными промыслами и никогда особо не заботились конкретной границей своего интереса. И имели на это право. Разве запретишь охотнику охотиться в лесу, принадлежащему двум государствам? Или ловить рыбу рыбаку в реке, которая тоже служит границей? Вот так и здесь: переходить границу нельзя, и я поставлен на этот пост, чтобы не допускать нарушений. Прежний Эль-Митолан следил за этим со всей возможной строгостью. Хотя жители порой роптали и весьма сильно выказывали свое недовольство, но слишком громко возмущаться не посмели. В тот самый период, когда я еще не заступил на этот пост, и произошло первое нарушение. Берки, уже тогда бывший старостой, проехал по замершему озеру далеко в сторону Сорфитовых Долин. Зимой, в сильные морозы наши соседи не так активны, поэтому не слишком посматривают в сторону Энормии. Причиной поездки был поиск новых сортов свала, который в Сорфитовых Долинах вообще растет в диком состоянии. Берки, видимо, руководствовался старыми легендами, а то и конкретным указанием нужного места. Как бы там ни было, но он вернулся с новыми семенами для посева. И на следующий же год получил двойной урожай на участках своей семьи. В следующую зиму Берки подался в соседнее государство уже с сыновьями, даже не спросив у меня разрешения. Еще через год по его следам стали совершать поездки и другие жители поселка, совершенно игнорируя запреты и королевские указы.

– И вы об этом знали? – вырвался вопрос у Кремона.

– Еще бы!

– А сорфиты и таги?

– Естественно!

– А почему же они не жалуются? – еще больше удивился парень.

– Да потому что наши посельчане никуда больше не лезут. Подъезжают к другому берегу и быстренько скашивают заиндевелые кусты свала прямо с семенами. Если бы они еще чем-то интересовались, вот тогда – да! Их бы прижали строго. А так им дикого свала не жалко.

– Если я правильно понял, у вас с обитателями соседней страны постоянные контакты?

– Да. Но никто, – Хлеби добавил в свой голос строгости, – не должен пока об этом знать, кроме тебя!

– Понятно! Но тогда и вы наверняка в курсе того, что сорфиты иногда прогуливаются по нашей территории?

– Откуда же у тебя такие сведения? – удивился хозяин замка. – Ну-ка, выкладывай все подробно.

И его ученик быстро и сжато пересказал все то, что с ним произошло сегодняшним утром, уделив особое внимание описанию места стоянки неизвестных и рассуждениям Гната, не забыв упомянуть и о мелькнувшем среди листвы белом лице. И лишь одним предложением с явным скепсисом отозвался о мнениях хуторянина и его дочери Лирны про некую особую сообразительность боларов.

Как ни странно, именно по этому поводу наставник заметно оживился и рассказал невероятно древнюю и сказочную легенду.

– Давным-давно все расы на нашей планете жили дружно и мирно. Мало того, чаще всего самые различные существа жили в одних и тех же местах, в одном городе или поселке. И вполне гармонично помогали друг другу в быту, экономике и борьбе со стихиями. Порой под одной крышей целыми компаниями жили сорфиты, люди, колабы, таги и сентеги. А на крыше того же здания обитало несколько их друзей-драконов. И колабы среди них всегда считались самыми добрыми из-за своей необычайной силы, самопожертвования и порядочности. Обычно такими группами жили взрослые особи, холостяки, которые еще только подыскивали себе пару. Аналогичные компании существовали и среди «прекрасной» половины населения. Лишь когда создавалась новая супружеская пара, молодожены уходили жить отдельно. Или в новое жилье, или в жилье, предоставленное родителями. А на их свадьбе в обязательном порядке гуляли все друзья и подружки по холостяцкой жизни.

И только летающие деревья – болары – жили отдельно, в небе. Они путешествовали от одной обители разумных существ к другой и осуществляли сверху некий контроль за жителями земли. А в случае глобальных катастроф или стихийных бедствий сами моментально приходили на помощь пострадавшим и вызывали помощь из соседних регионов. Но помимо этого болары еще и занимались поиском будущих Эль-Митоланов и проводили Магическую Настройку. У разумных летающих растений имелся огромный остров, который даже никогда не приземлялся, а постоянно кружил над всей планетой. Именно на этом острове находилась Радужная Сфера, с помощью которой и проводилась Настройка молодых организмов на магическое восприятие тайн мироздания. Старейшие среди боларов Эль-Митоланы опускались на землю и в торжественной обстановке возлагали Сферу на головы самых достойных представителей молодежи, которых отбирали до этого несколько лет колдуны-разведчики. Среди самих боларов волшебников в процентном отношении было больше всего. Каждый пятый! Вот такая существовала картина мира на то время. Правда, я не упомянул еще несколько разумных рас. Но ты все равно о них даже не слышал.

Жизнь на нашей планете текла гармонично, сказочно и прекрасно до тех пор, пока однажды не произошла страшная трагедия. Летающий остров был атакован страшным огненным смерчем и, охваченный яростным пламенем, рухнул среди местности, которую сегодня называют Альтурскими горами. Мало того, в месте его падения долгие столетия висело в воздухе туманное сияние, и все разумные существа, пытавшиеся в него войти, погибали. Таким образом, на неимоверно долгое время была утеряна Радужная Сфера.

По неизвестным причинам некоторые представители своих рас обвинили других разумных в этой страшной и невосполнимой трагедии. И в течение нескольких лет все земли охватила беспощадная и кровавая межрасовая война, длившаяся многие десятилетия. В ее горниле исчезли даже некоторые виды разумных существ…

Возникла небольшая пауза, которую первым нарушил усмехнувшийся Кремон:

– Очень интересная сказка. Никогда такой не слышал. Скорей всего ее придумали именно колабы. Эти злобные цилиндры мечтают хоть в сказках придать себе надуманную доброту и гуманизм.

– Да? А я уверен, что эта легенда правдива от начала до конца.

– Уверены?! – Кремон смотрел на своего наставника с явным сомнением. – Да то, что вы рассказали, даже в сказке не воспринимается. А уж в жизни… Человек и колаб в одном доме?! Да еще и с драконом дружит? И питается из одного котла вместе с сорфитом? А за ними всеми присматривает «мудрый» болар?.. Извините, учитель, но даже представить себе такого не могу!

– Вот в том-то вся наша беда: в закоснелости ума, в тысячелетних предрассудках и нежелании молодежи открывать для себя новые грани мира.

Грусть, прозвучавшая в голосе Хлеби, заставила Кремона задуматься. Но потом он что-то вспомнил:

– Вообще-то, о Радужной Сфере я тоже слышал в одной из легенд. Неужели она действительно существует?

– Конечно! После периода жесточайших межрасовых войн драконов тоже почти полностью истребили. Для того чтобы выжить, им пришлось адаптироваться к жизни в почти неприступных Альтурских горах. И все решили, что эти летающие монстры там вымрут от гибельного туманного сияния. Но драконы выжили и даже сумели организовать некое подобие государства. А со временем и отыскали Радужную Сферу. По предположениям некоторых ученых, остров боларов совершенно случайно попал под удар огромного метеорита, который и принес за собой некую гибельную для разумных существ субстанцию. А сама Сфера практически неуничтожима и легко перенесла катаклизм. Когда драконы ее отыскали, их государство стало стремительно набирать силу в политическом, экономическом и магическом отношении. Ибо и среди них тоже каждый пятый со временем стал Эль-Митоланом. Но вот возродить давние порядки и проводить Настройки по всему миру драконы не пожелали, присвоив себе единоличное право пользоваться таинственным и могучим артефактом. И как следствие – новые войны. В ходе которых еще больше забылась древняя история и сама причина кровопролитных столкновений. И лишь через несколько тысяч лет сводному отряду сорфитов и таги удалось пробиться по подземным ходам в центр Альтурских гор и в легендарном сражении захватить желанный трофей. Опять на две тысячи лет на планете установилось стойкое перемирие. Лишь два государства – Сорфитовые Долины и Альтурские Горы – продолжали непримиримые сражения. Которые закончились самым неожиданным образом: Эль-Митоланы тагов и сорфитов возвели прозрачный заслон на границе с драконьим царством, и те никаким образом не могли этот барьер преодолеть. Как ты знаешь, их крылья при этом превращаются в мыльную бумагу. А без крыльев драконы если не разбиваются сразу, то превращаются в почти беззащитные жертвы.

Правда, при возведении Барьера со стороны Сорфитовых Долин погибло более ста лучших и сильных волшебников. Но их количество собирались пополнить в следующем году на церемонии Магической Настройки. Вот только сама церемония была прервана жестоким нападением подкравшихся по горам колабов. Они уничтожили почти всех присутствующих на Священной поляне сорфитов и таги, не пощадив даже детей. И, соответственно, унесли с собой Радужную Сферу, возжелав сами царствовать на планете и иметь наибольшее количество Эль-Митоланов среди себе подобных.

– Значит, Сфера у них?! – воскликнул Кремон.