Юрий Иванович
Невменяемый колдун

– Самая главная проблема стара. Мы о ней говорили на прошлой встрече. На сегодняшний день в поселке десять молодых семей нуждаются в отдельном жилье. Вопрос не стоит смертельно: молодые живут у своей родни. Но вы же сами ратовали за создание ими отдельных хозяйств. И самое главное, у меня находится еще двенадцать заполненных формуляров для заключения браков.

– Так много?! – воскликнул Хлеби. – Вот уж не думал, что в поселке столько молодежи!

– Сегодня на празднике увидите! – пообещал староста. – Тем более что количество этих формуляров еще не окончательно. Многие невесты и женихи из других поселков изъявили желание жить здесь. Так что хотите или нет, а места под застройку выделять им придется.

– Этот вопрос я тщательно обдумал, согласовал с кем надо и пришел к выводу, что решить его гораздо проще другим путем.

Хозяин замка достал еще несколько листков и передал первый из них старосте. У того глаза стали расширяться так, словно он увидел нечто невообразимое. Его молодой родственник тоже склонился над документом.

– На этом рисунке, – продолжал пояснения Хлеби, – чертеж трехэтажного здания на девять отдельных квартир. А вот на этом рисунке – здание в четыре этажа, и квартир здесь уже шестнадцать. А вот это – план и рисунок первой улицы Агвана с домами такого типа.

– Аа! – разочарованно протянул помощник старосты Бабу. – Разве у нас места не хва…

И замер на полуслове, вытаращив глаза от боли. Видимо, староста ему так наподдал каблуком по ноге, что у молодого детинушки зубы чуть собственный язык не откусили. Но стон и ругательства он сдержал, лишь в недоумении и полном молчании вызверился на своего старшего родственника. А тот сглотнул слюну от волнения и стал задавать вопросы чуть дрожащим голосом:

– Если я правильно понял, вы собираетесь возводить целую улицу с многоэтажными домами?

– Правильно.

– Со всеми вытекающими из этого инфраструктурами?

– Естественно.

– С подачей воды, общей канализацией и единой системой освещения?

– Конечно! Ведь только в этом случае есть возможность на чердаке здания установить объемный резервуар со светящимся газом.

– Но ведь это значит, что статус нашего поселка…

Староста, видимо, был отлично натаскан на самых различных тонкостях бюрократической машины королевства и теперь просто боялся высказать вслух очевидную догадку. Поэтому Хлеби уверенно закончил за него:

– Статус теперь поменяется: Агван станет городком. А вы из старосты превратитесь в мэра. И, возможно, даже останетесь им после первых городских выборов.

– Невероятно! – воскликнул Берки и по-свойски ткнул своего помощника кулаком в плечо. – Вот теперь заживем!

Похоже, и до молодого Бабу стала доходить существенная разница в намечаемом строительстве. Ведь построй они хоть триста отдельных домов, хоть тысячу, Агван так никогда бы и не стал городом. А при наличии целой улицы городского типа положение кардинально менялось. Как и многие льготы, налоги, финансирование и дальнейшее развитие инфраструктуры населенного пункта. Немного казалось странным, что Эль-Митолан Хлеби добился разрешения на строительство города в таком удаленном от столицы и глухом во всех отношениях районе. Но именно поэтому все присутствующие за столом поняли, что интересы королевства получили некое новое и непонятное пока направление. Не воспользоваться таким изменением остолопов не нашлось бы. Вот только Берки опять засомневался, видимо, перебрав в уме с десяток соответствующих параграфов.

– Но ведь тогда нам необходимо иметь свою промышленность. И производить хоть мало-мальски технологическую продукцию. Ведь добыча свалового масла кустарными методами вряд ли сможет нас вытянуть на нужный уровень?

– Конечно, не вытянет! – согласился хозяин замка. – Но вот если мы построим большой завод по изготовлению черепицы и прочих подобных изделий из нашей глины, то возьмем первый пункт из двух. А вторым может стать предприятие по выпуску тары для свалового масла. Ведь почему вы до сих пор возите его бочками в Лиод? Бабу, отвечай!

– Только там какой-то умник открыл способ изготовления небьющейся тары. – Молодой помощник при этом досадливо почесал себе за ухом. – И пакует наше маслице для всей Энормии. И не только! Уже и на экспорт отсылает.

– Вот именно! Мы тоже постараемся придумать нечто подобное или разгадать уже существующий секрет лиодского промышленника. Тем более, насколько я понял, в Лиоде уже не сильно-то и принимают излишки нашего свалового масла?

– Увы! Даже не знаем, что делать, господин Эль-Митолан. – Берки явно обрадовался, что представилась возможность пожаловаться и на этом направлении. – При наших высокоурожайных сортах мы могли бы уже через год удвоить поставки масла. Но лиодский промышленник нагло заявляет, что ему на жизнь хватает и надрываться из-за нашего чрезмерного желания обогатиться он не собирается. А производство керамической или стеклянной тары сильно поднимет в цене производимое нами сваловое масло.

– Вот и отлично! – хозяин замка побарабанил пальцами по столу, а затем прихлопнул ладонью папку. – Значит, в нашем распоряжении год. За это время я постараюсь решить вопрос по небьющейся таре и запустить первые линии по ее производству. Но меня в этой связи волнует другой вопрос: как много желающих мы можем отыскать на поселение в нашем городке?

– Да сколько угодно! – воскликнул староста. – У меня в управе лежит четыреста заявлений! Не верите? Сейчас Бабу их принесет… Верите? Я и сам не знаю, зачем их собираю, ведь не было у нас такой возможности. Но когда люди приходят на сезонные работы, я опрашиваю самых достойных и трудолюбивых и беру у них заявления.

– А строители среди них есть?

– Да чуть ли не каждый второй – мастеровой или строитель, остающиеся без работы время от времени. А так как заработки у нас в течение месяца уборки всегда гарантированно высокие, то они предпочитают посещать наш поселок дважды в году в обязательном порядке. Порой даже оформляя отпуск на основном месте работы. И дорога в обе стороны им окупается… В каждой анкете их специальности идут отдельной графой. И адреса подробные. А с вашей связью вы можете вызвать рабочих в кратчайшие сроки. Завтра же предоставлю вам все данные.

– Дальновидная предусмотрительность! – похвалил Хлеби, кивая головой. – Думаю, вам грозит до конца жизни оставаться мэром Агвана. А при вашем богатырском здоровье – это еще лет сорок, не меньше.

Лицо и уши старика Берки стали пунцовыми от удовольствия и стеснения. Он даже закашлялся от смущения и лишь через некоторое время произнес:

– Надеюсь, молодежь окажется достойней меня и не заставит работать без пенсионного отдыха…

– Поживем – увидим. Что еще важного и срочного?

– Теперь – уже ничего. – Берки радостно похлопал по стопке бумаги с новыми домами и планами. Но тут же посерьезнел и, прокашлявшись, перешел к вопросу весьма деликатному, так как с некоторой опаской покосился на Кремона. – Разве что осталась одна мелочь…

Заметив его колебания, хозяин замка напомнил:

– Вам ведь уже известен статус моего ученика и заместителя.

– Конечно! Так вот, жители поселка весьма признательны вам за ту заботу, покровительство и немыслимую помощь, которую оказываете Агвану. А уж те преобразования, что грядут после сегодняшней беседы, вообще трудно переоценить. Поэтому наш скромный подарок мне кажется просто смехотворным и мизерным по сравнению с тем, чего вы заслуживаете. По поручению всех жителей поселка я передаю вам эту сумму денег для… для… и за ту помощь, что…

Берки совсем сбился с мысли и растерянно оглянулся на своего помощника. Но тот, видимо, вообще был не горазд говорить подобное, поэтому просто вынул из-за пазухи аккуратный сверток и молча положил перед старостой. Старик лишь тяжело вздохнул и подвинул сверток старшему Эль-Митолану, приговаривая:

– Вот… Это от нас… Всех.

– И сколько здесь? – резко спросил Хлеби.

– Двадцать пять тысяч… – После этих слов представители Агвана чуть ли дышать не перестали.

– Хм! Огромная сумма! – констатировал хозяин замка и подвинул сверток Кремону: – Пересчитай!

А сам вновь нервно забарабанил пальцами по столешнице, пристально при этом глядя на ссутулившегося старосту. Но даже великие маги не могут читать мысли другого разумного существа. Поэтому раздался конкретный вопрос:

– И все-таки в честь чего? Конкретно!

Казалось, Берки еще больше ссутулился, но отвечать было надо:

– Так ведь именно благодаря вам, господин Эль-Митолан, мы имеем уникальную возможность выращивать такое качественное масло. И в таких количествах… Если бы не вы… Да вы и сами понимаете.

– Конечно, понимаю! – Голос великого колдуна стал чуть менее строгим. – И раз я не высказываю к вам претензий, значит, можете считать это моим одобрением. Но! Впредь всегда предварительно решайте подобные вопросы со мной. Или моим заместителем. Или господином Коперрульфом. И не вздумайте наши разговоры о подобном донести до широких масс населения. Пусть продолжают думать, что я до сих пор нахожусь в неведении ваших зимних поездок. Понятно?

– Конечно! – с облегчением выдохнул староста, немного расправляя плечи. – Такие дела не для всеобщей огласки.

– А по поводу денег… – Хлеби вопросительно взглянул на Кремона, как раз закончившего считать крупные банкноты с портретом короля и утвердительно кивнувшего по поводу правильности суммы. – Я решаю, что их надо потратить на нужды населения. И даже могу сказать конкретно – как именно. В глубине старой каменоломни есть горячий источник, из-за которого каменоломня в свое время и перестала разрабатываться. Именно в том месте начнем в следующем месяце строить полный комплекс залов для тренировок со специальными боевыми машинами и спортивными тренажерами. А также весь набор для водных процедур: бассейны, парные и гидромассаж. Недостающие деньги на постройку изыщем по ходу строительства. Уже завтра постараюсь начать переговоры с архитектором.

На какое-то время воцарилось полное молчание. Ни Кремон, ни староста со своим помощником до этого дня в своей жизни не думали, что можно таким образом отказаться от подаренных денег. Да еще и употребив их с огромной пользой для дарящих. Первым заговорил Берки:

– Таких комплексов даже в Лиоде нет. Конечно, в столице или больших городах это сейчас модно, но у нас…