Юрий Иванович
Невменяемый колдун

– Ой, как жалко! – Идущая рядом Лирна даже положила руку на стремя всадника, таким образом выражая свое сочувствие. – Значит, у вас тоже мамы нет… Но это не значит, что мы не имеем права танцевать!

– Вообще-то да…

– Поэтому я вас приглашаю на первый танец!

– Хорошо, – улыбнулся Кремон. – Но если я вам отдавлю пальцы на ногах, чур, потом не обижаться.

– А это мы еще посмотрим! – засмеялась девушка. Но ее беззаботный смех натолкнул молодого Эль-Митолана на другую мысль:

– А как же вы в поселок поедете? Одна? Или с отцом?

– Еще чего! – заворчал шедший с другого бока Гнат. – У меня и так работы невпроворот. Да и не ходок я по праздникам. Мы свои устраиваем, когда вся семья здесь собирается.

– Так, может, вам со мной будет безопаснее в Агван добраться? – предложил Кремон, представив одиноко бредущую девушку на пустынной и тенистой дороге.

– Я бы с удовольствием! – воскликнула Лирна. – Но через час за мной дядя приедет со своим сыном. На повозке. Мы договорились, что они продуктов привезут и меня заберут. Да и приготовиться к празднику надо!

– Конечно! – снова встрял ее отец в разговор. – Теперь полдня пропадет даром – только у зеркала и будет прихорашиваться.

Но говорил он это с такой любовью, что наверняка бы разрешил дочери и неделю ничего по дому не делать. И девушка явно этим не злоупотребляла.

– Не волнуйся, обед и ужин я тебе приготовить успею!

– Да у меня и самого руки имеются…

Наконец Кремон тепло попрощался с хуторянами и пустил коня рысью. Теперь он внимательно присматривался к зарослям, но так никого и не заметил, уже и сам сомневаясь в том, что ему удалось рассмотреть ранним утром человеческое лицо. Вполне возможно, что это было плодом игры теней и его воображения.

Доехав до маяка на пятом километре, Кремон услышал шум, создаваемый громыхающей повозкой и похасами. Само средство транспортировки было весьма высокого качества и не слишком отличалось от подобных на столичных улицах. Колеса были на мягком резиновом ходу, а широкие оси поддерживали короб телеги на распространившихся в последнее время рессорах. На просторном облучке горделиво восседал мужчина, как две капли воды похожий на Гната Паласия. А за его спиной стоял молодой парень примерно таких же габаритов. На плече у него висел лук, а в правой руке он держал короткое копье. Возница был вооружен двумя короткими кинжалами. Даже без расспросов было понятно, что на телеге ехали племянник хуторянина со своим отцом. Поэтому Кремон остановил коня на обочине дороги и поприветствовал проезжающих поднятием левой руки.

Жители поселка наверняка узнали молодого Эль-Митолана если не по описаниям очевидцев, то по личному воспоминанию. Ведь Хлеби гонял своего ученика порой и по близлежащим к замку рощицам. А там часто встречались глазеющие на него поселяне. Особенно детей всегда было много.

Поэтому отец с сыном вежливо склонили головы на ходу и тоже подняли левые руки в знак приветствия. А молодой парень так и не сводил взгляда с Эль-Митолана, пока повозка не скрылась за изгибом дороги.

Доехав до конца леса, Кремон двинулся между ним и холмами влево, пока не выбрал для себя место с представившимся взору очаровательным пейзажем. С вершины высокого холма открывался чудесный вид на озеро, острова и возвышающиеся вдали величественные горы. Возвышенности справа закрывали не только поселок, но и замок. Поэтому создавалось впечатление, что в этом мире нет больше никого на свете. Разве что дорога, разделяющая посадки свалового кустарника от самого озера, напоминала о присутствии человека. Именно в таком месте и мечтал позавтракать Кремон на пару со своим новым четвероногим другом. Да и времени у него было еще порядочно для этого.

Ни минуты не сомневаясь, Эль-Митолан снял с коня узду, развязал подпругу и сбросил наземь седло. И сам тут же стал доставать припасы из заботливо собранной тетушкой Анной сумки.

Торнадо же словно взбесился. Видимо, впервые за свою жизнь он оказался без узды и привязи на полной свободе. Смешно взбрыкивая ногами, он стал носиться по всему холму, порой делая такие несуразные и забавные прыжки и кульбиты, что Кремон не выдержал и расхохотался. Подобного представления ему ни разу в жизни видеть не приходилось.

Потом Торнадо неожиданно завалился на бок и стал перекатываться спиной по густой траве. Видимо, и такое удовольствие он получал впервые. Лишь минут через десять, счастливо всхрапывая, конь вернулся к своему хозяину и требовательно потянулся мордой к огромному бутерброду в его руке.

– Надо же! – любовно запричитал Кремон. – Да у тебя спина стала зеленого цвета!

И получил в ответ довольное подтверждающее ржание. Снова приготовленная тряпка была пущена в ход. Одной рукой парень обтирал вороного от сока раздавленной травы, а другой скармливал ему лакомые кусочки с их общего стола. И при этом так веселился, что со стороны можно было подумать, что он общается сразу с несколькими смешливыми друзьями.

Поэтому в ворота внутреннего двора молодой Эль-Митолан въезжал с такой довольной и счастливой физиономией, что встречающие его конюхи ответили тем же. Их лица тоже непроизвольно расплылись в улыбках. Правда, Леско все-таки решился выразить сомнение:

– Господин! Неужели вам таки удалось подружиться с этим… озорником?

– Конечно! И теперь у меня к вам будет просьба: как только услышите мой свист, сразу седлайте Торнадо и выпускайте из стойла. Договорились?

– Но… – развел Дани руками в недоумении.

– А с наставником я договорюсь, и мы ему это продемонстрируем. Свистеть я буду так…

От раздавшегося свиста оба конюха прикрыли уши ладонями, а вороной красавец встал на дыбы. Когда же он вернулся передними копытами на землю, Кремон тут же спрыгнул из седла и передал поводья Дани. Похлопал ласково коня по шее и побежал в сторону замка: у него оставалось лишь пять минут на то, чтобы привести себя в порядок перед официальным приемом старосты.

– А свистеть-то парень горазд! – с уважением протянул Леско, пытаясь мизинцем левой руки поправить в ухе до сих пор дребезжащую перепонку.

– И не только свистеть! – согласился с ним другой конюх, почти симметрично ковыряясь пальцем правой руки в своем ухе.

Молодой Эль-Митолан успел к назначенной встрече буквально в последнюю секунду. Только и успел шепнуть: «Доброе утро!» – да пристроиться справа и чуть сзади за строго покосившимся на него хозяином замка. Уже через мгновение Коперрульф, выряженный в роскошный костюм дворецкого, открыл парадную дверь главного зала и торжественно огласил:

– Господин староста Агвана Берки Смилги со своим первым помощником Бабу Смилги!

И внутрь вошли два огромных мужика, немного растерявшихся от торжественности представления. Одеты они были совершенно одинаково: в добротные костюмы, которые обычно носили управляющие большими поместьями и мэры небольших городков и крупных поселков. Только на таких силачах, какими выглядели посетители, подобная одежда смотрелась слегка не к месту. Им бы красоваться в кольчугах или мощных доспехах да размахивать дубинами и длинными мечами на поле брани, а не заниматься общественными делами. И отличались мужчины между собой только разницей в возрасте, которая составляла лет сорок. В обоих Кремон без труда опознал посетителей трактира, в котором он обедал в день своего прибытия в Агван. А одинаковые фамилии лишь подтвердили предположение, вызванное поразительным сходством посетителей, что они не иначе как прямые родственники. Вот только оставалось выяснить степень родства.

Хозяин замка поздоровался, пригласил садиться и сам первым разместился за столом. Только теперь он уселся строго посредине длинного стола, а староста со своим помощником – напротив. Но, судя по их недоуменным взглядам, они никак не ожидали увидеть за столом еще и молодого Эль-Митолана. Поэтому Хлеби сразу дал необходимые пояснения:

– Господин Кремон является человеком, обладающим тайнами мироздания, и прибыл сюда для принятия моего наставничества в ближайший год. Поэтому во всех случаях моего отсутствия он автоматически принимает бразды правления над вверенным мне королем протекторатом, и его распоряжения должны выполняться так же беспрекословно. Со временем, возможно, именно Эль-Митолан Кремон займет место хозяина в этом замке. Вы ведь знаете, что мы служим королевству Энормия именно там, где наше присутствие наиболее необходимо. Поэтому мой ученик будет принимать самое непосредственное участие во всех проводимых мною мероприятиях по усовершенствованию защиты поселка Агван.

После такого подробного представления староста и помощник обменялись уважительными поклонами с молодым Эль-Митоланом, а сам Кремон попытался тщательно скрыть свое удивление по поводу того, что он впоследствии может оказаться преемником великого Хлеби. Хотя, если подумать, все колдуны в большинстве находятся на службе у Его Величества и просто обязаны защищать интересы королевства Энормия. Поэтому весьма часто происходят перестановки в местах дислокации и проживания многих и многих волшебников. Особенно волшебников «молодых» – тех, кому еще не исполнилось восьмидесяти лет.

– А теперь давайте перейдем непосредственно к теме вашего сегодняшнего визита. – Старший Эль-Митолан явно был не заинтересован долго засиживаться за столом совещаний. Седой староста Берки, по всей видимости, придерживался того же мнения:

– Постараюсь говорить кратко и только о тех вопросах, которые мы не смогли решить на уровне полномочий господина дворецкого.

Старикан говорил складно, без запинок. Чувствовалось, что он не всю жизнь провел в этом далеком, затерянном на самой границе поселке. И сразу становилось понятно, почему остальные жители выбрали именно его на самую почетную должность.

– Но вначале все-таки хочу поблагодарить вас, господин Эль-Митолан, от имени всех жителей за очередную распродажу похасов среди нуждающихся посельчан. Тем более что цены всех приятно удивили и порадовали.

– Не стоит благодарностей, господин староста! – отмахнулся Хлеби. – Это входит в мои непосредственные обязанности: поднимать уровень жизни моих подопечных.

– Осмелюсь высказаться, что нам неслыханно повезло, что вы именно так понимаете свои обязанности.

Видимо, Берки не смог удержаться и таким образом напомнил о предыдущем хозяине этих мест, который скорей всего не был поборником повышения благосостояния и наверняка не оставил о себе слишком приятных воспоминаний.

– Мне тоже повезло, что жители поселка являются людьми мирными и тяготеющими к постоянному труду. Поэтому хочу сообщить, – хозяин замка достал из большой папки листок и передал старосте, – что через несколько недель, когда молодняк подрастет, мы намерены продать вот этих лошадей вместе с подрастающим потомством. Опять-таки по ценам ниже рыночных, но с условием обязательного сотрудничества в вопросах селекции. Будущие хозяева лошадей не имеют права самостоятельно заниматься скрещиванием пород. Только под нашим контролем и руководством.

Берки и Бабу переглянулись и не смогли сдержать радостных улыбок. А затем ответили одновременно:

– Вот здорово!

От такой непосредственности и Эль-Митоланы заулыбались. Но у помощника старосты вырвался вопрос:

– Господин протектор, а вам не жалко десять лошадей продавать?

– Жалко. Но я ведь надеюсь, что они попадут в хорошие руки. – Дождавшись утвердительных кивков, Хлеби продолжил: – Тем более что конюшни мои не безразмерные. А к моменту продажи из столицы прибудут еще десять новых чистокровных кобылиц, которых я заказал для улучшения породы. Этот вопрос мы обсудим чуть позже. А теперь выкладывайте ваши проблемы, которые требуют моего участия.