Юрий Иванович
Невменяемый колдун

– Конечно! А вы разве о таком не слышали?

– Слышал кое-какие байки на эту тему, но видеть не доводилось. Потому и не верю.

– А зря! – Глаза у Гната загорелись торжеством. – По моему мнению, болары вполне разумные существа, и с ними можно даже налаживать контакт, знакомиться и приручать.

Кремон после этих слов со смешком покрутил головой и повернулся к стоящей рядом девушке, как бы ища у нее поддержки:

– Как можно приручить летающее и безмозглое дерево?

Но Лирна резко сменила свою обольстительную улыбку на строгую, и глаза ее стали иронично-злыми:

– Можно подумать, вы пробовали с ними подружиться!

– Да какой же в этом смысл?! – недоумевал молодой Эль-Митолан. – Ведь они даже на растопку не годятся! Хоть огня больше всего и боятся.

– Как вы можете такое говорить?! – возмутилась девушка. – Это же живые существа! А вы их на растопку предлагаете?! Наоборот, боларов защищать надо. И помогать им надо! А ведь этим не мы должны заниматься, а вы, Эль-Митоланы. Если вы возьмете боларов под свою защиту, то скоро сами поймете, насколько они дружелюбны и добры.

Кремон от такого напора сразу не нашелся что ответить. Зато Торнадо возмущенно фыркнул и шагнул между девушкой и хозяином, по интонации, видимо, поняв, что незнакомка стала слишком агрессивна. Но Лирна не обратила на коня ни малейшего внимания, гордо развернулась и стремительно скрылась в доме. Гнат виновато улыбался, безуспешно пытаясь стереть гордость за дочь со своего лица:

– Извините ее за резкость, господин Эль-Митолан. Молода она еще слишком…

«Да уж! – подумал Кремон. – Та еще заноза! Вот уж попадется кому-то в жены. Огонь, гром и молнии!» А вслух сказал:

– Да ведь я и сам про боларов мало знаю. Но лишь вспомню, как однажды от двух таких зеленых шариков отбивался короткими кинжалами, так сразу перестаю верить в их доброту и дружбу.

– Ну, это бывает. Это у них от одичания и от голода. Те особи, которые живут в стаях, довольно дисциплинированны и никогда на людей не нападают. Даже на детей. А вот те, которых выгнали из стаи, совсем опускаются и своим поведением снискают плохую славу всему племени.

– Хм! Спорить не могу. Может, вы и правы. Но вас послушать, так еще начнете доказывать, что они разумны?

– Доказывать не возьмусь, – с каким-то нежеланием ответил Гнат. – Но такие подозрения, признаюсь, во мне есть.

– Вы меня прямо заинтриговали! – воскликнул Кремон, подходя ближе к крыльцу. – Если бы вы мне предоставили хоть малейшие доказательства своей правоты, я бы обязательно настоял на более подробном изучении этих летающих падальщиков.

– Да запросто! Вон там… – Вспыхнувшее воодушевление Гната как-то враз угасло, после того как он указал рукой влево, и хуторянин принялся пристально всматриваться в том направлении.

– Что-то не так? – забеспокоился и гость, поднимаясь на крыльцо и тоже обращая свой взор в сторону вроде бы далекого и сплошного леса.

– Там у нас еще один луг, – стал объяснять хозяин хутора. – И целую ночь оттуда виднелись отблески большого костра… А, сами знаете, ходить по ночам в таких местах небезопасно мирному человеку. Значит, это или припозднившиеся путники, или вообще нечто опасное. И скорей всего группа большая. В таких глухих местах надо держать ухо востро. Вам по дороге сюда никто не попадался?

– Никакой группы людей не видел, – ответил Кремон, тем не менее вспоминая о расплывчатом белом пятне среди мелькающих деревьев. – Да и охранный маяк чужих сразу бы заметил.

– Значит, они вернулись обратно. Или…

– Так давайте проверим! – бесшабашно воскликнул гость и направился к своему коню. – Деловто! Или боитесь?

– Да нет, с вами не страшно! – улыбнулся Гнат и минут на пять скрылся в доме. Когда же вышел, то выглядел, как королевский копейщик. Отменная кольчуга, бронированная юбка-кельт и шлем с опускающимся забралом. К вооружению он прибавил лишь длинное копье да три метательных дротика за спиной. Но больше всего удивила появившаяся за ним Лирна. На ней красовался дорогой и добротный костюм охотницы, усиленный пластинами на груди, плечах и лопатках. За спиной у девушки висел полный колчан утяжеленных боевых стрел, а в руках – изящный, потрясающей красоты лук. Да плюс ко всему на поясе висело шесть небольших метательных ножей.

– Ого! Да вы тут не только сено косите! – не сдержал восклицания Кремон.

– А как же! – в тон ему ответила Лирна, деловито запирая дом огромным ключом и вешая его себе на шею. – В остальное время для нас тренировки с оружием – это любимое развлечение.

Когда они заперли ворота, просто подперев большой балкой снаружи, Гнат сказал:

– На лугу нас будет хорошо видно. Если они вас еще раньше не заметили. Но и обходить по лесу нет смысла – далеко.

– Согласен, держитесь за мной, – скомандовал молодой Эль-Митолан. – А доедем до леса, тогда рассредоточимся.

Хоть и был риск, что конь может пострадать при неожиданной атаке в первую очередь, но глупо было бы не воспользоваться имеющимся в наличии колдуна арсеналом боевых знаний. Поэтому еще за сто метров до кромки леса Кремон выставил перед собой защитное поле, метра три в диаметре. Маловато, конечно, но вполне годится даже для отражения каменного ядра, выпущенного из средней катапульты.

Вот только все предосторожности оказались излишними. Когда они сошлись у огромного и давно погасшего кострища, никого поблизости не оказалось. По крайней мере в пределах прямой видимости. А экспериментировать с «отделенным сознанием» Кремон все-таки не решился.

– Давно уехали! – констатировал Гнат, внимательно присматриваясь к следам. – Еще на рассвете. А костер оставили догорать. Только за это им надо руки-ноги поломать! Остатки пищи тоже просто так бросили… Идиоты явные! И не пешком следовали – три похаса… Один гужевой и два верховых… О! И даже лошадь у них была! Это получается как минимум четыре всадника. И следы у них явно человеческие…

– А кто же тут, кроме людей, шастать бы смог? – удивился Кремон.

– Ха! Мой дед рассказывал, что лично однажды столкнулся с сорфитом. Тот семенил куда-то по своим делам и на испуганного человека не обратил никакого внимания. А мой отец…

– А мой наставник рассказывал, что сорфиты уже двести лет не переходят границу!

– Нда? – с сарказмом переспросил Гнат. – Конечно, он ведь тут давно живет! Но мой отец еще и другое видел: два раза драконы здесь появлялись. Один раз двое кружили над лесом. А через несколько лет после того прежний Эль-Митолан еще одного выследил в лесу и пустил на жаркое. Но тот вроде раненый был и летать не мог. Так его паленое мясо даже болары есть почему-то не хотели. Пришлось всей семьей рыть огромную яму и закапывать эту нечисть.

– Даже так? – Кремон тщательно осмотрел все небо вокруг и процедил сквозь зубы: – Пусть бы они только появились!

– Да нет, эти твари только всегда с себе подобными летают. И с людьми им не по пути.

– Ладно, возвращаемся! – скомандовал молодой Эль-Митолан, после того как хуторянин с дочерью облазили все близлежащие кусты в попытках найти хоть какие-то следы или подозрительную улику. Личности людей, ночевавших на лугу, не удалось установить даже приблизительно.

На лугу все немного расслабились, и лицо Лирны вновь украсила обворожительная улыбка. Но хозяин хутора опередил с вопросом:

– Так вы действительно хотите посмотреть на тех боларов, которых мы немного приручили?

– Конечно! А много это займет времени?

– Часа два, может, меньше. Возле самого дальнего луга целая стая обитает. И мы их даже чуток между собой различать стали.

– Вот как?! Звучит интригующе, но мне обязательно надо к девяти вернуться в замок. Но в следующий раз я специально для этого выберу время и приеду. Договорились?

– Конечно. Мне кажется, вы не пожалеете!

Лирна все-таки не выдержала и заговорила о том, что ее гораздо больше волновало в данный момент, чем болары.

– А вы будете сегодня на празднике? – Ее явное кокетство смутило, кажется, даже отца. Но Кремону удалось ответить с полным равнодушием:

– Конечно. Всегда мечтал о таком случае.

– О! Вы будете в восторге! Там всегда очень весело. И угощения для всех желающих, и танцы, и качели с горками. Туда не только со всех хуторов народ соберется, но и с соседних поселков обязательно приедут. Особенно молодежь. А вы танцевать любите?

– Хм! Когда-то очень любил. – Кремон вскочил в седло, и Торнадо без понуканий шагом тронулся в обратный путь. – Но уже года четыре, после гибели матери, ни разу не пробовал. Мог и разучиться.