Ольга Евгеньевна Сквирская
Дайвер в тайском госпитале

Дайвер в тайском госпитале
Ольга Евгеньевна Сквирская

Это продолжение книги "Дайвинг для чайников". От чего чаще всего лечатся люди в Стране Улыбок? От увечий, полученных в дорожных авариях. Но не стоит волноваться: медицина в Таиланде крепкая. Зато у пациента есть шанс ощутить на собственной шкуре приколы народного госпиталя на острове Самуи. По сравнению с российской медициной можно найти десять отличий. Другие методы лечения, другой стиль общения с пациентами, другие отношения между больными. Но самое главное отличие состоит в неизменном позитиве Страны Улыбок. Поэтому эта "история болезни" скорее веселая, нежели печальная.

Предисловие

Вы когда-нибудь видели, как тайцы ездят на байках? Если нет, то много потеряли…

Они рассекают по острову вчетвером-впятером на одном байке, с детьми и собаками на коленях, с птичьими клетками на вытянутых руках и пальмовыми кадками на задних сидениях, а еще – с разожженными жаровнями, шестиметровыми досками и бамбуковыми столиками. Удивительно другое: в аварии в основном попадают не тайцы, а фаранги (так в Таиланде обзывают иностранцев), и довольно часто. Так часто, что мой муж, инструктор по дайвингу, на эту тему придумал собственную фирменную шутку:

– Дайвинг – вещь безопасная! Самая большая опасность для дайвера – это упасть с моторбайка… – и на следующее занятие кто-нибудь обязательно приходил в гипсе!

– Ну и шуточки у тебя, боцман!

– Да, погорячился я, – сетовал Саша.

Но вот однажды бывалый дайвер сам попал в госпиталь, пав жертвой собственного пророчества…

Вы скажете, что катастрофа – это трагедия. А я вам на это отвечу: так-то оно так, однако спустя полгода после аварии я могу сказать, что по-настоящему благодарна судьбе за все пережитое.

Во-первых, я своими глазами увидела чудо исцеления.

Во-вторых, мы смогли ближе познакомиться с тайцами и их взглядами на жизнь, и после двух месяцев, проведенных нами в тайском госпитале, эта страна перестала казаться нам чужой и непонятной.

В-третьих, в самой атмосфере Таиланде столько неизбывного позитива и веселья, что даже описание длительного пребывания в больнице волей-неволей приобретает черты – пусть «черной», но все же комедии!

Дайвер в тайском госпитале

Все совпадения имен, фамилий, географических названий прошу считать досадной случайностью.

Вроде суббота началась, как обычно. Сидела себе перед мольбертом, тихонько рисовала венецианскую маску с натуры. Никак не удавалось мне передать цвет золоченого тюрбана.

Я выдавила на палитру капельку охры из тюбика, добавила самую малость угольной сажи, начала было смешивать кисточкой – и в это время зазвонил мой мобильник. Осторожно, двумя пальцами, чтобы не испачкать одежду в масляной краске, я вытащила телефон из кармана и нажала на кнопку.

– Мама, только не волнуйся! – (все присутствующие в изостудии, включая учителя Анатолия Кузьмича, обернулись на мой вопль). – Позвонили с Самуи – папа попал в аварию на байке и сломал руку и ногу. Сейчас он в госпитале. В общем, тебе надо ехать… Мы уже ищем тебе билет по интернету.

– Что случилось?! – художницы со всех сторон забросали меня вопросами.

С минуту посидела неподвижно и молча, потом медленно собрала тюбики, тщательно промыла кисточки в керосине – необходимо было сделать что-то очень простое. В последний раз заглянув в мистические глазные прорези недорисованной маски, я вдруг отчетливо осознала, что вся эта мишура больше не имеет никакого значения: с этого момента моя жизнь круто меняется и, кажется, не в лучшую сторону…

Распрощавшись с встревоженными подругами, побрела домой, по дороге обдумывая, что взять с собой в Таиланд…

***

– Возьми у меня лекарства – вдруг там не будет, – советует мне подруга Соня (она врач).

– Возьми масляные краски и кисточки, – советует дочка Инна. – Будешь рисовать море.

– Рисова-ать? Будет мне там «картина маслом» … – предчувствую я.

– А я считаю, что ты просто обязана продолжать рисовать – будешь продавать пейзажи, – настаивает дочь.

– …Какое рисовать… – стонет по телефону Саша. – Даже не тащи сюда свои дурацкие краски… Лучше клизму учись ставить! Тут даже судна нет! Хоть судно привези.

– А клизмы хоть есть на острове? – робко интересуюсь я.

– Да ничего тут нет! – ругается Саша.

– А как же они… А как же ты… Совсем не…

– Да, представь себе – совсем!

***

– …Инна, звонил отец, надо купить судно здесь – там нет. Ты не знаешь, они сильно тяжелые? – звоню я дочери.

– Поищем что-нибудь надувное. Попрошу Данила – пусть посмотрит в «Медтехнике».

– Соня, как делать клизму? – спрашиваю я по телефону подругу.

– Совсем нетрудно, я тебе объясню, – успокаивает меня Соня. – Надо купить в аптеке такую кружку со шлангом…

В общем, процесс запущен. Но тут новый звонок из Таиланда:

– Олечка, я дурак!

Вместо «здравствуй».

– Как, почему? – пугаюсь я.

– Конечно, не надо никакого судна тащить из России – их тут миллион. И клизмы никакой не надо. Пришел Дима и наорал на меня… Просто у меня после наркоза с головой не в порядке… Ты уж меня извини!

– …Инна, отец звонил, сказал, что он дурак и что не надо никакого судна!

– Данил, не покупай судно – звонил папа и сказал, что он дурак.

– Соня, звонил Саша и сказал, что все нормально, не надо ни клизмы, ни судна. И что он дурак.

– Хорошие новости, – радуется Соня.

В теплые края

Полгода назад мой муж Саша вместе с семьей брата отправился в Таиланд.

Дима с супругой были настроены весьма решительно – все корабли за собой сожгли: распродав в Лесогорске все свое скудное движимое и недвижимое имущество, улетели на остров Панган – заниматься «бизнесом» (каким – там посмотрим!).

Конечно, бизнеса никакого они не открыли – Таиланд и не таких обламывает.

А мой Саша устроился работать инструктором в тайский дайвцентр. Русскоязычных клиентов оказалось не так уж много, и денег он не смог заработать даже себе на еду. Сидел на шее у брата и скрипел зубами. Я тоже скрипела зубами, только дома, в Новосибирске, без работы. А что вы хотите – в мире кризис, в стране кризис, и у нас – кризис.