Бекка Фитцпатрик
О чем молчат ангелы

– Все знают, что студенты должны регистрировать рецепты на лекарства у медсестры. – Она постучала по переднему карману моего рюкзака, где я хранила свои таблетки. – А еще все знают, что кабинет медсестры находится прямо в администрации, где обычно хранится вся информация об учениках.

С горящими глазами Ви схватила меня за руку и потащила к двери.

– Время провести настоящее расследование.

Глава пятая

– Чем могу помочь?

Я заставила себя улыбнуться секретарю в администрации, надеясь, что я не выгляжу такой преступницей, какой себя чувствую.

– У меня есть рецепт лекарства, которое нужно принимать каждый день в школе, и моя подруга… – Я запнулась на этом слове и спросила себя, захочу ли я когда-нибудь после сегодняшнего дня снова назвать Ви подругой. – …моя подруга сказала, что мне нужно показать его медсестре. Так ли это, вы не знаете? – Я не могла поверить, что стою тут и собираюсь нарушить закон. В последние дни я часто вела себя необычно. Сначала темной ночью поехала к Патчу в какое-то сомнительное заведение. Теперь намерена залезть в его школьное досье. Что со мной не так? Нет – что не так с Патчем? Почему, когда речь идет о нем, я не могу удержаться от глупостей?

– Да-да, – важно подтвердила секретарь. – Все лекарства должны быть зарегистрированы. Кабинет медсестры вон там, третья дверь налево, напротив архива личных дел. – Она указала рукой на коридор позади себя. – Если медсестры нет, можешь посидеть на кушетке у нее в кабинете. Она скоро вернется.

Еще одна фальшивая улыбка. А я-то так надеялась, что все окажется не настолько просто.

На пути по коридору я несколько раз останавливалась, чтобы обернуться. За мной никого не было. В приемной звонил телефон, но до моего темного коридора звук доносился глухо, как из другого мира. Я была совсем одна и вольна делать, что вздумается. Я остановилась у третьей двери налево, глубоко вдохнула и постучала, но темное окно ясно свидетельствовало о том, что внутри никого нет. Я толкнула дверь. Она неохотно поддалась, со скрипом открывая взгляду маленькую комнатушку, выложенную видавшей виды белой плиткой. Мгновение я стояла в дверях, почти желая, чтобы пришла медсестра и у меня не осталось иного выхода, кроме как зарегистрировать таблетки и убраться восвояси. Торопливый взгляд напротив выцепил дверь с надписью «Архив личных дел». Там тоже было темно.

Я сфокусировала внимание на ноющей где-то в глубине сознания мысли. Патч утверждал, что не ходил в школу в прошлом году. Я была почти уверена, что он врет, но если нет, то есть ли вообще у него дело? По крайней мере, рассудила я, у него должен быть домашний адрес. Карта прививок, оценки прошлого семестра. И все же. Маячившее на горизонте отстранение от занятий казалось слишком дорогой ценой за возможность заглянуть в карту прививок Патча.

Я оперлась плечом о стену и посмотрела на часы. Ви сказала мне ждать сигнала. Сказала, я его не пропущу. Отлично.

Телефон в приемной снова зазвонил, и секретарь подняла трубку.

Покусывая губу, я еще раз бросила взгляд на дверь с надписью «Архив личных дел». Очень может быть, что дверь заперта. Личные дела учеников, наверное, считаются секретной информацией. Не важно, что за диверсию устроила Ви – если дверь заперта, мне туда не попасть.

Я перевесила рюкзак на другое плечо. Еще одна минута утекла. Я подумала, не лучше ли уйти… Но что, если Ви была права и он меня преследует? Регулярное общение с ним на уроке биологии могло подвергнуть меня опасности. Я обязана защищать себя… разве нет? Если дверь не заперта и файлы разложены по алфавиту, я могла бы без труда найти Патча. Еще несколько секунд на то, чтобы проверить его папку на наличие красных закладок, и я управлюсь со всем меньше, чем за минуту. А это так мало, что можно считать, будто я туда и не входила.

В приемной вдруг стало необычно тихо. Неожиданно из-за угла появилась Ви. Пригнувшись и стараясь держаться поближе к стене, она шла в мою сторону, то и дело бросая вороватые взгляды через плечо. Так обычно передвигаются шпионы в старых фильмах.

– Все под контролем, – прошептала она.

– Что случилось с секретарем?

– Ей пришлось на минутку выйти.

– Пришлось? Ты ведь ее не обезвредила, я надеюсь?

– В другой раз.

Что ж, нужно быть благодарными Богу и за малое.

– Я позвонила из телефонной будки снаружи и сказала, что в школе заложена бомба, – сообщила Ви. – Секретарь вызвала полицию и побежала искать директора.

– Ви!

– Время идет, – постучала Ви по запястью. – Мы ведь не хотим оказаться здесь, когда приедут полицейские.

А я-то думала.

Мы с Ви смерили взглядом дверь в архив.

– Посторонись, – сказала Ви, отодвигая меня бедром.

Она натянула рукав на кулак и ударила в стекло. Ничего не произошло.

– Это была разминка, – она размахнулась, чтобы ударить еще раз, но я перехватила ее руку.

– Может, она открыта, – я повернула ручку, и дверь распахнулась.

– Ну, так неинтересно, – разочарованно произнесла Ви.

Спорное утверждение.

– Ты заходи, – скомандовала Ви, – а я буду следить за обстановкой. Если все пройдет хорошо, встретимся через час в мексиканском ресторане на углу Дрейк и Бич.

И она удалилась по коридору той же шпионской походкой.

Я осталась стоять наполовину снаружи, наполовину внутри тесной комнаты, от стены до стены заполненной шкафами с папками. Прежде чем совесть успела меня отговорить от затеи, я вошла внутрь и закрыла дверь, навалившись на нее спиной.

Сделав глубокий вдох, я сбросила рюкзак и принялась искать, водя пальцем по лицевой стороне ящиков. Нашла ящик с пометкой «кар-куф». Один рывок, и он с шумом открылся, являя взгляду помеченные от руки папки. В этот момент я подумала, что школа Колдуотер, наверное, последняя некомпьютеризированная школа во всей стране.

Вдруг в глаза мне бросилось слово «Киприано».

Я вытянула папку из переполненного ящика. Секунду я держала ее в руках, пытаясь убедить себя, что ничего особенно ужасного в том, что я собираюсь сделать, нет. Ну и что, если там личные сведения? Как соседка Патча по парте и партнер по заданию, я имею право все знать.

Коридор снаружи заполнился голосами.

Я раскрыла папку и оторопела. Не может такого быть.

Голоса приближались.

Не глядя, я засунула папку обратно и толкнула ящик, который с грохотом задвинулся в шкаф. Я повернулась и замерла. По другую сторону стекла стоял застывший на месте директор и пристально смотрел на меня.

О чем бы он ни говорил группе, которая, кажется, состояла из всех лучших игроков школьной команды, это вылетело у него из головы.

– Прошу меня извинить. Я на секунду, – услышала я. Группа торопливо прошла дальше. Он не двинулся с места.

– Здесь нельзя находиться ученикам, – сказал он, открыв дверь.

Я попыталась сделать беспомощное лицо.

– Простите, пожалуйста. Я пыталась найти кабинет медсестры. Секретарь сказала, третья дверь направо, но я, наверное, перепутала… – Я подняла руки вверх. – Я потерялась.

Прежде чем он успел заговорить, я схватилась за застежку рюкзака.

– Мне надо зарегистрировать вот это. Таблетки железа, – объяснила я. – У меня анемия.