Текст книги

Андрей Алпатов
Резонанс

Резонанс
Андрей Алпатов

Это удивительная книга. На основе научной теории о волнах жизни человека разворачивается детективная история с убийствами, погонями, шпионами и неразгаданными тайнами. Но книга не только развлекает. Прочитав ее, многие найдут ответ на сокровенные вопросы. Как рассчитать свою волну жизни, как предсказать периоды кризисов, спрогнозировать карьеру, скорректировать судьбу?

Андрей Алпатов

Резонанс (детективный трактат)

Брату посвящается

Трактат – научное сочинение в форме рассуждения, где излагается принципиальный подход к изучению какого-либо предмета

Часть 1

Утром 7 мая 2010 года на знаменитой Английской набережной (Promenade de Anglais) в городе Ницца было очень мало людей. Этот приморский бульвар, растянувшийся почти на семь километров от аэропорта до старой оперы, обычно всегда на заре собирал несметное количество горожан и туристов. Бегущие спортсмены, повсюду шныряющие велосипедисты, пенсионеры, кошки, собаки делали каждое утро бульвара веселым и жизнерадостным. Однако сегодня Promenade de Anglais был непривычно пуст.

Дело в том, что ночью по всему побережью Лазурного берега Франции прокатился жестокий шторм. Огромные волны с неистовой силой вновь и вновь нападали на берег, смывая, разрушая и захватывая все то, что так заботливо было подготовлено к открытию очередного летнего сезона: палатки, зонтики, кафе, детские площадки.

Сотрудники муниципальной службы с изумлением смотрели на изуродованные пляжи, молча разбирали и грузили остатки искореженных павильонов, холодильников, прилавков. Над всем променадом стояла гнетущая тишина. Даже вездесущие туристы предпочли этим утром вместо прогулки по набережной ближайшее кафе с лишней чашкой кофе и круассаном.

Инспектор полиции Антуан Андре со своим напарником объезжали разрушенные береговые пляжи. Они медленно двигались по центру бульвара, заезжая на полосу велосипедистов и уступая дорогу только спецмашинам с вертящимися оранжевыми фонарями. Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, ущерб от шторма будет огромным, а открытие сезона получится скомканным.

– Ну что, Франсуа, видимо новый сезон переносится на пару недель?

– Да, инспектор. Я думаю, что меньше чем за дюжину дней все пляжи в порядок не привести. Что ж, у нас появится хотя бы несколько дополнительных дней для отдыха.

Полицейские были невыспавшиеся и злые. Всю вчерашнюю ночь они были вынуждены ездить взад-вперед вдоль Английской набережной и через громкоговоритель предупреждать беспечных туристов об опасности бушующего моря. Отдыхающие же принимали разыгравшийся шторм за бесплатное шоу с яркими спецэффектами, брызгами и световой иллюминацией. Многие как сумасшедшие и в одиночку, и группами пытались встать на краю парапета, чтобы сфотографироваться под падающей морской волной. Особенно доставали русские. Мокрые, с безумными от впрыснутого адреналина глазами, они смотрели на полицейских как на врагов, не понимая, что их отгоняют от моря ради собственной же безопасности.

– Слышишь, Антуан? Эти русские – безбашенные ребята. Я вчера просто офанарел. В костюмах от Бриони и платьях Гуччи залезть в шторм прямо в море, чтобы только сфотографироваться под волной. Представляешь, сколько денег выброшено в корзину для белья. Ведь костюмы после морской воды уже не восстановить.

– Да черт с ними, с костюмами. Они же не понимают всей опасности, мощи и коварства волны. Это могут знать только те, кого хотя бы раз большая волна накрывала, вертела и тащила по дну, царапая и ударяя о камни. Волна непредсказуема. Она делает только то, что сама считает нужным. Мне порой кажется, что все мы в этой жизни просто плывем по волнам, причем каждый по своей. То взлетаем, то падаем, опять взлетаем. В волне есть что-то загадочное, сверхъестественное. Она живет по своим, до конца не понятным для нас законам и формулам.

– Ну вот, опять затянул свою философию. Тебя же выгнали из университета, а все умничаешь, – Антуан поморщил лицо – будь проще, Франсуа. Волны, формулы, судьба – это только красивые слова, а в жизни все гораздо проще: родился, женился, отработал свое, вышел на пенсию и помер. Все. Через несколько лет никто и не вспомнит, был ли ты на этом свете? Не до тебя. За нами еще несколько миллиардов таких же фунтиков идут аналогичной дорогой.

В это время противно запищала рация.

– Двадцать четвертый, двадцать четвертый. Антуан, ты меня слышишь? Где ты, черт подери? Прием. – Полицейские сразу узнали голос лейтенанта Боррозу, который, видимо, сегодня находился на дежурстве в главном диспетчерском центре. Его интонация говорила о том, что, скорее всего, сейчас им подкинут новую работенку. А ведь отдых был так близко. Всего то оставалось доехать до конца набережной и повернуть в Управление.

Антуан нехотя взял рацию.

– Пятый, пятый, это двадцать четвертый. Вас слышу. Прием.

– Двадцать четвертый, как у Вас дела? Это ты, Антуан?

– Да, месье, это я сегодня на дежурстве. У нас пока вроде бы все нормально, не считая того, что ужасно хочется спать. Мы всю ночь проработали под этим штормом.

– Ладно, ладно, не скули, Антуан. Ты правильно сказал: «вроде бы» нормально. Но ни черта у вас уже не нормально. Где вы находитесь?

– Пятый, мы едем по Promenade de Anglais, находимся в районе здания Средиземноморского университета.

– Это хорошо, что вы рядом. Срочно выдвигайтесь вперед, к пляжу «Нептун», что напротив отеля «Негреско». Там какая-то бяка с утра нарисовалась. То ли труп, то ли штормом кого-то выкинуло. Я из звонка этих работяг-иммигрантов ничего не разобрал. Антуан, слышишь? Выясни все и сразу мне доложи. Понял? Прием.

– Понял, месье, не впервой. Уже едем. Конец связи. – Полицейский засунул рацию на место и сквозь зубы проскрипел: «Если уж пошла черная полоса, то одно к одному. Чувствую, сегодня нам не выспаться. Се ля ви». Автомобиль взвыл сиреной, сверкнул сигнальным маячком и резко рванул в сторону старого города.

На пляже «Нептун» царило оживление. Большая группа людей толпилась на парапете около моря. Здесь были сотрудники кафе, рабочие, расчищающие мусор, а также много случайных прохожих и туристов. Неподалеку натужно гудели трактора, разравнивающие груды песка, намытые штормом. Прямо у стены парапета, под навесом пляжного кафе выделялся необычный темный силуэт. Вокруг него, главным образом, и столпились люди.

– Ну, что у вас тут случилось? – инспектор Андре растолкал несколько человек и ступил в центр круга. Перед ним предстало совершенно необычайное и страшное зрелище. Все внутреннее помещение кафе было полностью занесено песком и галькой. С левой стороны от входа песок был уже почти убран, а с правой – еще возвышалась большая груда мусора, из которой торчала человеческая голова.

Инспектор сглотнул слюну, подошел поближе и внимательно рассмотрел невероятный предмет. Перед ним было лицо пожилого человека с закрытыми глазами. Густые, но абсолютно седые волосы спадали на лоб. Казалось, что мужчина просто спит. Однако во лбу, у края правого глаза отчетливо выделялось маленькое, забитое песком, круглое отверстие. Непроизвольная судорога прошла по телу инспектора. Такого ему еще никогда не приходилось видеть. Он достал мобильный телефон и набрал номер центрального полицейского участка.

– Месье Боррозу, говорит Антуан Андре. Я нахожусь на Английской набережной на пляже «Нептун». Здесь обнаружен труп мужчины, похоже с пулевым отверстием. Труп занесен песком, откопана только голова. Срочно высылайте криминалистов и зарегистрируйте время моего сообщения – 8 часов 47 минут.

Из трубки послышался знакомый голос дежурного, подтверждающего получение информации и дающего новые распоряжения инспектору.

– Понял, месье. Я сейчас все организую. Было бы хорошо прислать сюда специальную машину по выдуванию песка. Они, с такими мощными насосами, есть у коммунальных служб. А то, если продолжать откапывать лопатами, можно уничтожить следы и улики. Хорошо, я жду.

Инспектор сложил мобильный телефон и еще раз взглянул на седую голову. Что-то было нереального и таинственного в этом лице с закрытыми глазами. Казалось, что сейчас глаза откроются, человек улыбнется и скажет, что все это шутка или розыгрыш. Однако пулевое отверстие, примерно седьмого калибра, возвращало эти мысли на грешную землю.

– Если это и шутка, то очень злая – промолвил Антуан и приступил к порученной ему работе.

Вдвоем с Франсуа они отогнали любопытствующих на расстояние тридцати – сорока метров, огородили место происшествия широкой красно-белой лентой, попросили остаться внутри территории только двух рабочих, первыми обнаруживших труп, и директора пляжного кафе, а после стали записывать телефоны свидетелей и очевидцев. Годами отработанная машина по раскрытию преступлений нехотя завелась и завертелась.

* * *

Вот уже более четырех часов криминалисты копошились на пляже вокруг странной находки. За это время рабочие освободили от песка и мусора всю территорию кафе. Специально пригнанная компрессорная машина хорошо выполнила свое дело. Создавая с помощью мощных насосов разряженную атмосферу, она через большие, гибкие шланги высосала песок из всех щелей и отверстий.

Через два часа труп убитого мужчины был полностью очищен от песка и грязи. Над ним сразу же стали «колдовать» криминалисты: снимать отпечатки пальцев, измерять размеры пулевого отверстия, определять время смерти. То, что открылось взору после уборки территории, было тщательно занесено в протокол места происшествия.

из протокола 7 мая 2010 года

«…После очистки пляжного кафе от мусора и песка зафиксировано следующее расположение предметов (см. схему). Общая территория кафе составляет примерно 1,5 тыс. м

. Кафе располагается внизу на пляже, прямо у стены набережной. Спуск с набережной осуществляется по лестнице высотой 3 м. Часть пляжного кафе выложена темными досками. Длина площадки составляет 50 м., ширина 20 м. Расстояние до моря – 15 м.

Под набережной размещена зона подготовки питания шириной 5 м. В этой зоне находятся прилавок, барная стойка и различное оборудование. Пол в данной зоне – цементный. В результате шторма часть оборудования сломана, барная стойка и прилавок сильно поцарапаны.

Проходы для официантов имеют ширину около одного метра, они делят зону посетителей кафе на несколько частей. В этой зоне ранее располагалось 30 пластмассовых столов (3 ряда по 10 столов в каждом). В дальнем углу, за стеной стоят тяжелые диваны, обитые темно-коричневой кожей, на 4-х человек. В результате шторма столы, стулья, зонтики были смыты волнами. Внутри кафе остались диваны, барная стойка, прилавок и тяжелое холодильное оборудование.

На дальнем (от моря) диване расположен труп мужчины. Труп вдавлен в угол дивана. На мужчине надет темно-синий спортивный костюм с полосками. Под костюмом – футболка без надписей. На ногах обуви нет. Мужчина сидит в углу дивана, скрестив ноги в позе лотоса, как это делают йоги. Руки расположены на коленях. Пальцы сильно впились в мышцы ног, в некоторых местах поранив кожу. Тело окоченело, руки и ноги не разгибаются.

На вид мужчине 55–60 лет. Лицо – загорелое, овальное, с широкими скулами. Волосы густые, седые. Нос прямой, брови темные. Глаза закрыты, расположены близко к переносице. Скулы сжаты. Над правым глазом во лбу, ближе к переносице, имеется круглое отверстие. Отверстие забито песком. В складках лица и глазах также имеется невычищенный песок. На тыльной стороне черепа второго отверстия нет. В кармане костюма обнаружена мокрая карточка гостя отеля Негреско…»

* * *

Когда инспектор Андре обнаружил карточку отеля, ему сразу стало как-то спокойнее и веселее. – Ну, хоть в чем-то повезло – подумал он. – Сейчас всю нить преступления можно будет раскрутить гораздо быстрее. А в том, что здесь присутствует явное убийство, он уже нисколько не сомневался.

Аккуратно развернув мокрый и мятый листок, Андре сначала помахал им, чтобы немного дать подсохнуть, а затем стал пристально вглядываться в текст. Он читал карточку, заполненную черной ручкой.

Отель: Негреско