Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Сокровище


– Он – мужчина, – пробовал заступиться Митя. – Совсем не старый.

– Он – ученый, – отрезала Марина.

– Чего ты злишься? Он никого не предавал. Он же был вдовцом.

Тут Митя был прав. Стоило признать.

– Да. Я видела маму только на фотографии, – медленно произнесла Марина. – Она умерла, когда меня рожала. Но все равно. Это как-то… В голове не укладывается.

– Вот видишь? Поэтому отец ничего тебе и не говорил. Ты – слишком ревнивая.

Митя как-то очень быстро позволил себе перейти на дружеский тон; это задело и отрезвило Марину.

– Послушай! Как тебя там? Митя, да? А почему я должна тебе верить? С какой стати? Может, ты меня обманываешь?

Митя открыл сумку и достал запечатанный конверт.

12

Командор сцепил руки за спиной, прошелся по залу.

– Да. Вы правы. Как думаете, если исходить из худшего, есть ли вероятность, что профессор перед смертью мог что-нибудь рассказать?

– Я в это не верю, – Виктор не колебался. – Тем не менее, мы приняли меры. Закрыли прежний командный пункт, сейчас мы находимся на резервном; сменили легенды, телефоны и адреса.

– И все-таки?

– Вы видели вход. Сюда не так просто проникнуть. Пространство вокруг, начиная с дальних подступов, контролируется камерами и датчиками давления. Но, если это все-таки случится, компьютеры самоуничтожатся. Запасной выход – через систему подземных переходов. Люк – в полу.

Виктор показал в дальнюю часть зала, где находился эвакуационный выход, но командор, вместо того, чтобы следовать взглядом за рукой Виктора, посмотрел на Валентина.

– А вы? Вы ведь не сможете бежать?

Валентин положил руки на ободья колес.

– Нет смысла уничтожать компьютеры и оставлять меня в живых. У меня слишком хорошая память. На этот случай есть ампула с ядом.

Командора удовлетворил его ответ.

– Хорошо. Я хотел бы выслушать предложения по текущей работе. С кого начнем?

13

Марина взяла конверт в руки. Сердце забилось. Рука отца, в этом нет сомнений. Только он мог выводить такие мелкие и в то же время – каллиграфически четкие буквы; отец писал каждую отдельно, не связывая их между собой; при этом Марину всегда поражала скорость отцовского письма.

– Это – его почерк! – сказала Марина.

– Я не открывал. Письмо пришло уже после того, как я узнал о его смерти.

– Узнал? Откуда?

– Из интернета, откуда же еще? Посмотри!

Митя подошел ближе, склонился над конвертом. Марина уловила Митин запах, и он не вызвал у нее инстинктивного отторжения; даже наоборот, показался знакомым. Марина почувствовала, как охватившее ее напряжение постепенно отпускает. Она позволила себе немного успокоиться.

– Видишь? – Митя показал на графу «адрес получателя». – Это – мой адрес. А адрес отправителя – твой.

– Да, только индекс неверный, – машинально отметила Марина.

– А штемпель на конверте – почтового отделения, которое расположено на Лиговском проспекте. Я проверил.

– Его там убили. Неподалеку, – горло перехватило, но Марина быстро взяла себя в руки.

– И дата отправления. Видишь? На следующий день. Короче, тут все непонятно. Поэтому я решил приехать и разобраться.

– Ладно. Как ты нашел мой дом, теперь ясно. Адрес на конверте. Извини, кстати, что ударила тебя дверью.

– Ты уже извинилась.

– Но как ты нашел кладбище? – Марина отстранилась; хотела заглянуть Мите в глаза; а вдруг он не совсем честен.

– Я же сказал: увидел в интернете репортаж о похоронах. Ваш, местный ресурс. Раздел «наука и культура». Ты что, до сих пор мне не веришь?

– Как я могу в это поверить? – возмутилась Марина. – У меня есть брат, да еще и москвич!

Последний выпад Митя пропустил мимо ушей.

– Открой конверт! Тебе не интересно, что там? Я ради этого всю ночь ехал в общем вагоне.

Марина подняла конверт, посмотрела на свет. Последнее послание отца. Опять сердцебиение. И руки предательски дрожат.

Марина оторвала от торца конверта узкую полоску, запустила пальцы, слегка потянула и… Еще до того, как увидела пожелтевший лист, сложенный вдвое, ощутила его хрупкость и важность. Марина аккуратно, буквально по миллиметру, засунула лист обратно в конверт.

– Тихо-тихо-тихо! Это – исторический документ. Его нельзя читать здесь. Нужна специальная обстановка.

Митя улыбнулся.

– Как ты похожа на отца.

– А ты – не очень.

– Я – не похож на тебя. Но это еще ничего не значит. Пригласи меня домой. Я, между прочим, голодный. Ты умеешь готовить?

Марина промолчала. Однозначного ответа у нее не было: не то, чтобы вовсе «нет», но и совсем не «да».

14

Пресс-конференция закончилась. На подземной стоянке ждал лимузин.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск