Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Сокровище


– Ты – Марина?

– Да.

– А я – Митя.

Парень показал на могилу.

– Сергей Николаевич Поляков – мой отец.

Вот этого Марина никак не ожидала. Сумка выпала из рук.

10

Командор сцепил ладони, энергично потер их друг о друга, словно хотел согреться.

– Вы провели расследование? – теперь его голос звучал менее грозно, чем четверть часа назад.

Слово взяла Анна.

– Мне удалось присутствовать при вскрытии. Ножевое ранение. Прямо в сердце. Большой клинок необычной формы. В одежде ничего не было.

Командор задумался.

– Большой клинок необычной формы. Это что-нибудь даст?

Анна покачала головой.

– И в одежде – ничего? – повторил командор.

– Убийца его обыскал. Или – убийцы.

– Ладно. Это все?

Месье Жан поднял руку. Командор кивнул.

– Я проник в кабинет следователя и покопался в его сейфе, – начал вор. – Но не спрашивайте меня, как я это сделал. Маленькие профессиональные тайны.

– Я и не спрашиваю, – отрезал командор. – Даже если бы вам очень этого хотелось, все равно не буду. Продолжайте по существу.

– Судя по материалам дела, – вор сменил тон с развязного на более официальный, – портфель профессора исчез. Полиция отрабатывает только одну версию: убийство при разбойном нападении.

– Они не знают, кем он был на самом деле, – вставил Виктор. – Поэтому отрабатывают только одну версию.

– Рискую показаться циничным, – сказал командор. – Но это нам на руку.

– Позвольте мне? – подал голос Валентин.

Он легко пробежался пальцами по клавиатуре; на большом экране появилась схема движения профессора. Красная ломаная линия начиналась от Московского вокзала, несколько раз поворачивала и заканчивалась жирной точкой где-то в проходных дворах.

– Я проверил данные мобильной связи, – пояснил Валентин. – С момента прибытия профессора на вокзал, в течение получаса, его телефон был в сети.

Командор посмотрел на схему; пальцы стиснули крепкий подбородок.

– Почему он пошел пешком? Почему не взял такси, не воспользовался городским транспортом? Можете ответить?

– Да. В тот вечер город стоял. В связи с открытием экономического форума многие улицы перекрыли.

– Я повторил его маршрут, – вступил Виктор. – Опросил возможных свидетелей, посмотрел записи с камер наблюдения. Никаких результатов.

Командор сделал рукой кругообразный взмах; видимо, этот жест должен был означать, что пора подвести какой-нибудь итог.

– Вы можете сделать однозначный вывод? Что это? Разбойное нападение, как считает полиция? Или – происки наших врагов?

Виктор не задумывался.

– Мы должны предполагать худшее, – сказал он.

11

Первым делом Марина сжала пальцами виски. Потом – посмотрела на могилу отца; точнее, на фотографию, будто она могла ответить. И лишь потом – подняла упавшую сумку.

Марина отказывалась верить своим ушам. Все это походило на дурной сон. Нет, что там сон! Даже во сне такого не могло быть!

– Отец? – переспросила Марина. – Сергей Николаевич Поляков – твой отец?

– Он часто ездил в Москву.

– Да, он работал в архивах.

Митя кивнул.

– Примерно двадцать лет назад он познакомился с моей мамой. А еще через четыре года – родился я.

Марина пожала плечами.

– Что значит «родился»?

– Так бывает, – начал объяснять Митя. – Когда два человека…

– Хватит! – вспылила Марина. – Избавь меня от подробностей.

Митя примирительно поднял руки.

– Он иногда рассказывал о тебе.

Марина усмехнулась.

– Это – тем более странно, потому что о тебе он не рассказывал ничего и никогда. Я даже представить себе не могла, что у отца может быть другая женщина.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск