Иар Эльтеррус
Лунное стекло

Лунное стекло
Екатерина Белецкая

Иар Эльтеррус

Горькие травы #1
Человек предполагает, а Официальная служба располагает. Человек хочет пожить со своей семьей в покое, вырастить сына и получить новую профессию. Официальная служба хочет уничтожить Свободных и поставить новый эксперимент.

На Земле-n, несущей осколок Русского Сонма, происходит первый открытый конфликт между Официальной службой и Свободными. В четырех порталах идет уже два года «анонимная война», о которой не знает местное население. Планетарная система окружена гигантским флотом боевых и миссионерских кораблей. Война в порталах – это лишь малый эпизод глобального эксперимента Официальной службы, которому стараются помешать Свободные.

Так что же случилось? Можно ли понять, что творится на Земле-n, работая военным врачом в мобильном госпитале или «космическим извозчиком»?

И чем эта новая война может обернуться для Русского Сонма?

Иар Эльтеррус

Горькие травы. Книга 1. Лунное стекло

Cura te ipsum.

Исцелись сам (лат.)

Пролог

– Ты серьезно? Огден, такими вещами не шутят.

– Куда уж серьезнее. Они действительно все там. Спокойно, Гарай. Ситуация под контролем.

– На Апрее она тоже была под контролем… в буквальном смысле этого слова. И что, они в курсе?

– А сам-то как думаешь? Нет. Они не могут быть в курсе, потому что мы лишили их возможности добраться до нужной информации. – Огден откинулся на спинку кресла и ухмыльнулся. – Им никто не покажет всей картины. Ошибки, сделанной на Соде, мы не повторим.

– И они ничего не делают, чтобы это изменить? – Гарай недоуменно посмотрел на своего заместителя.

Тот пожал плечами:

– Как мне кажется, после Терры-ноль они ни на что толком не годны. Победа, если это можно так назвать, на Апрее была не их заслугой, а просто относительно удачным стечением обстоятельств. Равно как и то, что они сумели сбежать во время операции на Соде. Сопротивлению они по факту оказались не интересны, нашли часть своей семьи и угомонились. В результате, когда мы обратили на них внимание снова, они тихо, как мышки, жили на этой Земле-n уже лет десять и продолжают там жить. Они сейчас работают на Санкт-Рену.

– Чего?! – Гарай аж поперхнулся. – Когда началась операция, они уже были там?! Десять лет?!

– Того. Что слышал. Это многое объясняет, правда? Да, они были там. Все. Мы сами удивились их прозорливости, когда обнаружили корабль, как его… «Ветер», в этой системе. Мы думали, что они все еще на Окисте. А сейчас… да. Работают. По вольному найму, причем принимала их сама Ее Величество. Которая, конечно, таскается с миссиями туда-сюда и изображает бурную деятельность. Ну, правильно, кому охота остаться без конклава. Попозже расскажу, как происходил этот найм. Мне до сих пор смешно.

– Сумасшедший дом… – Гарай потер ладонями лицо. – Но почему ты говоришь об этом только теперь и настолько спокойно? Если они полезут в порталы или хоть что-то поймут, они нам сорвут всю работу!

– Они не сорвут. Уверяю тебя, Гарай. Ничего они не сорвут.

– Почему? Огден, ты говоришь какие-то ну очень странные вещи. Откуда такая уверенность?

– Есть целый ряд обстоятельств, который не позволит им что-либо сделать. Они не смогут никуда вмешаться, потому что сейчас повязаны даже крепче, чем когда сидели восемьдесят лет заложниками на Терре-ноль.

– Огден, давай информацию. Всю. И немедленно. – На лице у Гарая появилось нехорошее выражение. Огден выпрямился, тоже посерьезнел. – Ты сам выдал теорию о пентакле, а такими вещами не шутят.

– Хорошо, объясняю. У Ри и Джессики Пейли двенадцать лет назад родился сын. Видимо, после воссоздания в организме что-то меняется, вот она и забеременела, хотя до этого детей у нее не было и по некоторым данным быть не могло. В результате семейство скачет вокруг на полусогнутых и трясется за мальчишку. Поверь, за порталы можно не переживать. Они ничего не предпримут. Побоятся. Не стоит считать их дураками – они осторожничают так, как никогда в жизни до этого не осторожничали. Да и годы, проведенные на Терре-ноль, хорошо вылечили их от заносчивости и наглости. Прошло уже больше двух лет, и они ни разу за это время…

– Что?! Два года?! Ты знал об этом и молчал два года?! – Гарай покраснел от возмущения. Огден усмехнулся про себя. Долго же до шефа доходит. Сдает? Что-то рано. – Это уже переходит всякие границы! Ты должен был доложить немедленно!!! Почему ты этого не сделал?!

– Потому что докладывать было не о чем, – пожал плечами Огден. – И потом, ты у нас мастер поспешных решений, Гарай. Я же выбрал выжидательную политику и оказался прав.

– Какая выжидательная политика?! Как это – «не о чем»?! – Гарай треснул по столу кулаком. – Рядом с порталами, в мире, в котором идет важнейший для нас эксперимент, находятся уже черт-те сколько лет резонансные двойники, закрывающие ключевые зоны, – и ты не доложил про это?! Огден, моему терпению тоже есть пределы!

– Гарай, не кричи, – утомленно попросил Огден. – Ну, находятся… Ничего они не сделают. Ситуация под контролем, и потом, их ведь можно будет использовать. Не сейчас. Если потребуется. Ну да, мы могли их выслать, дать пинка, или взять под стражу, или не знаю, что еще придумать, но мы справедливо рассудили, что они нам гораздо выгоднее здесь. Сейчас они – наша козырная карта в игре против Сопротивления, причем карта спрятана в рукаве. И в нужный момент мы эту карту разыграем. Увидишь.

– Ты хочешь сказать, что Сопротивление не знает, где они?

– Знает, конечно. Но ничего не может сделать, потому что существует пакт и независимый наблюдатель. Говорю же, они заложники, причем покруче, чем это было на Терре-ноль. Гарай, успокойся, – попросил Огден.

– Не думаю, что они поведутся на это твое использование так, как повелись на Соде. – Гарай покачал головой. – Второй раз этот номер не пройдет… Как они, кстати?

– Неплохо, если сравнивать с тем, что мы тогда выпустили с Терры-ноль. Подлечились, привели себя в порядок.

– Пьют?

– Насколько я знаю, больше нет.

– Это плохо. Гораздо проще иметь дело с теми, у кого хорошенько затуманены мозги.

– За их мозги можешь не волноваться. Из-за Романа, это сын Джессики и Ри, мозги у них затуманены похлеще, чем от любой водки, или что они там пили. Это же рауф, они всегда трясутся за потомство так, что тошно делается, – Огден брезгливо поморщился.

– Ри и Джессика не рауф. Роберта тоже, – напомнил Гарай.

– Понабрались от рауф, – пожал плечами тот. – Было бы о чем говорить.

– Так, – глаза Гарая нехорошо сузились. – Надеюсь, ты действительно контролируешь ситуацию. Потому что мне это все категорически не нравится.

– Разумеется, контролирую. Не просто контролирую, я встречался с ними лично и по старой памяти слегка вправил мозги… впрочем, в этом не было большой необходимости. Показательных выступлений, как на Терре-ноль, от них можно не ждать. Скорее всего, уже никогда. Ри и Роберту мы к порталам близко не подпустим, пока не потребуется, а остальные нам не страшны. Ума не хватит, чтобы осознать происходящее.

– В общем, поправь меня, если я ошибаюсь. Резюмируя: они сидят сейчас на Земле-n, у Ри и Джессики растет ребенок, а они… – Гарай задумался. – Они, по твоим словам, ни во что вмешиваться не собираются, и… ты сказал, что они работают на Санкт-Рену?

– Ну да.

– Ммм… Скажи, а в качестве кого? – Гарай, склонив голову к плечу, глянул на заместителя. – Во-первых, они давно растеряли все рабочие навыки. Во-вторых, Санкт-Рена не воюет. В-третьих, Санкт-Рена привлечена обеими сторонами, как независимый союзник, и…

– Про иоаннитов слышал? – ухмыльнулся Гарай. – Вот там они и работают. В системе поддержки операции. На очень жестких условиях.

– Быть того не может! Хотя… Если вернулся Фэб… Ну да, он же врач. Но остальные-то нет! Или я снова чего-то не знаю?

– Не знаешь. Они, как выяснилось, навоевались. Решили сменить специализацию. Сейчас расскажу…

Часть I. Госпитальеры